Главные новости России и мира сегодня

Здесь играем, а здесь — не играем…

Пленные с «Азовстали» уже рассматриваются многими не только как следствие успешных военных действий, но и как ценный ресурс для переговоров и обмена. Вот только на кого?

Вопреки заявленным накануне планам Госдума в среду не стала рассматривать проект постановления о запрете обмена «нацистских преступников». Таким образом депутаты хотели воспрепятствовать возможному участию в обмене пленными на Украине сдавшихся в Мариуполе бойцов батальона «Азов», но в повестку заседания этот вопрос так и не включили. Как поясняют источники “Ъ”, в ближайшее время эту инициативу рассматривать не будут, хотя концептуально она соответствует позиции властей: пленных с «Азовстали» хотят судить, а не обменивать. Эксперты считают, что принятие такого постановления поставило бы российскому руководству слишком жесткие рамки в переговорах и иных действиях в ходе спецоперации на Украине.

Решать судьбу сдавшихся на «Азовстали» украинских военных (на фото) российские власти хотят без участия Госдумы

Решать судьбу сдавшихся на «Азовстали» украинских военных (на фото) российские власти хотят без участия Госдумы

Фото: Russian Defense Ministry Press Service / AP

С предложением принять постановление или закон, запрещающие обмен «нацистских преступников», на пленарном заседании Госдумы 17 мая выступил член фракции «Справедливой России — За правду» (СРЗП) Анатолий Вассерман. Так он отреагировал на заявления киевских властей о намерении обменять сдавшихся утром того же дня в Мариуполе 265 украинских военных, в том числе бойцов «Азова». Спикер Думы Вячеслав Володин эту идею поддержал, подчеркнув, что «нацистские преступники не должны подлежать обмену», и поручил комитетам по обороне и по безопасности подготовить соответствующее протокольное поручение. Вечером того же дня глава комитета по обороне Андрей Картаполов предложил включить проект постановления в план работы на среду.

Депутаты это предложение поддержали, но в повестке пленарного заседания 18 мая этот вопрос так и не появился. Источник “Ъ”, близкий к руководству Думы, заверил, что профильные комитеты, и в первую очередь комитет по обороне, «еще готовят» проект постановления. В самом комитете “Ъ” отказали в каких-либо комментариях. В то же время два источника “Ъ” в «Единой России» сообщили, что планов вносить на рассмотрение палаты такое постановление пока нет. «Это несвоевременно»,— лаконично пояснил один из них. А собеседник “Ъ” в руководстве Думы даже заявил, что спикер Володин поддержал инициативу коллеги Вассермана лишь «из вежливости».

При этом намерений обменивать сдавшихся в Мариуполе украинских военных у российских властей, судя по всему, действительно нет.

Так, утром 18 мая глава комитета Совета федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас написал в своем телеграм-канале, что «всех неонацистов из «Азова» нужно судить за совершенные преступления в Донецкой и Луганской народных республиках». Одобряют такой подход и в нижней палате парламента. Например, депутат от КПРФ Александр Ющенко сообщил “Ъ”, что коммунисты идею суда поддерживают. Глава фракции ЛДПР Леонид Слуцкий одобрил ее еще 17 мая и даже предложил сделать для боевиков «Азова» исключение из моратория на смертную казнь. А секретарь президиума СРЗП Дмитрий Гусев пояснил “Ъ”, что Анатолий Вассерман 17 мая выступил именно с партийной инициативой: «Нацист должен сидеть в тюрьме. Есть, кроме нацистов, обычные военнопленные, вот на них и будем менять».

Источник “Ъ” в администрации президента говорит, что российские власти тоже не отказываются от идеи обязательного суда над представителями «Азова», а гуманное обращение со сдавшимися военными продиктовано тем, что РФ соблюдает Женевскую конвенцию об обращении с военнопленными. По словам собеседника “Ъ”, именно с помощью суда Россия рассчитывает продемонстрировать международному сообществу доказательства преступлений, совершенных бойцами «Азова». Что же касается инициативы Госдумы с принятием постановления, то она, по словам собеседника, требует тщательной проработки: в данном случае депутаты выступили в верном русле, но «слегка поторопились».

Политолог Алексей Макаркин считает, что принятие сейчас такого постановления ограничило бы властям свободу маневра, потому что такой документ ставит четкие рамки.

«Как определить: пленный — военный преступник или нет? Это тоже может создать непонятную ситуацию»,— отмечает эксперт. По его словам, подобные решения исторически принимают структуры исполнительной власти, и ситуации для них бывают совершенно разными. Например, в середине 1950-х годов СССР захотел нормализовать отношения с ФРГ, а Германия в качестве условия выдвинула возвращение всех немецких пленных, напоминает господин Макаркин: «Спустя десять лет после окончания войны из них остались только те, кто был осужден советским судом как военные преступники — в основном генералы. Советское руководство решило их отпустить. И я сам задумываюсь, как бы отреагировали советские граждане, если бы знали об этом решении. Но так их поставили перед фактом и особо громко об этом не говорили». Конечно, в России сложно найти человека, кто одобрял бы военные преступления, но есть и такие вот прагматичные нюансы, заключает господин Макаркин.

По мнению политконсультанта Евгения Минченко, сейчас трудно оценить правильность решения о запрете обмена «азовцев», потому что мы не знаем, какие именно ведутся переговоры и какие размены обсуждаются.

Источник: «Коммерсантъ»

Вам также может понравиться