Главные новости России и мира сегодня

Всё – по-родственному

Странная получается картина. С одной стороны, с самых высоких трибун мы слышим, что при принятии кадровых решений нужно избегать потенциального конфликта интересов, клановости, семейственности и всего такого прочего. А с другой стороны нам пытаются представить, что если это и имеет место в России, то исключительно в республиках Северного Кавказа. Там, дескать, и окопались основные наши кумовья и кунаки, там и нигде более цветут пышным цветом кланово-семейные ценности…

Однако некоторые последние кадровые решения и законодательные инициативы, имеющие непосредственное отношение к тем структурам, которые должны с этими явления бороться, заставляют во всём этом усомниться.

Вот, положим, могут ли близкие родственники членов правительства занимать руководящие должности в Генеральной прокуратуре РФ – структуре, которая, по логике вещей, должна за Кабинетом министров пристально следить? Вроде бы нет, не должны. И в то же время…

Стало известно, что Совет Федерации назначил Алексея Захарова — зятя министра обороны РФ генерала армии Сергея Шойгу — заместителем генпрокурора России. Захаров женат на старшей дочери Шойгу, воспитывает дочь Дарью и сына Кирилла. Как вам?!

Нет, понятно, что человек Захаров хороший. И специалист, видимо, тоже. Почетный работник прокуратуры РФ. Понятно и то, что мужику надо расти по карьерной лестнице, и пост прокурора Московской области, который он занимал предыдущие шесть лет, для него уже вроде как мелковат. Но – чтобы сразу в замы генпрокурора?! Да ещё при таком тесте…

В этой связи жалким оправданием выглядит сообщение, что Захаров по службе будет курировать Северо-Западный федеральный округ. Неужели за границы этого округа полномочия заместителя генпрокурора не распространяются? И неужели на территории СЗФО не расположены воинские формирования, которыми командует его тесть? А раз так, то почему в Совфеде закрыли на это глаза?

И ведь это далеко не единственные странности в правовой сфере. Вот вам еще вопросы на засыпку.

Президент Путин внес в Госдуму законопроект, который наделяет новыми полномочиями Следственный комитет РФ. В соответствии с ним, ведомству разрешат заниматься судебной экспертизой. Производство судебных экспертиз, согласно тексту документа, станет одной из основных задач СК. Комитету разрешат иметь криминалистические подразделения и судебно-экспертные организации, а сотрудникам СК — назначать и производить судебную экспертизу.

«Meduza» в этой связи отмечает, что сотрудники СК проводили судебные экспертизы и раньше. В Следкоме с момента его создания было главное управление криминалистики (криминалистический центр), а его сотрудники много лет проводят судебные экспертизы. В начале 2018 года глава ведомства Александр Бастрыкин даже говорил о создании корпуса судебных экспертов.

Как напоминает «Meduza», еще в 2011 году тогдашний президент России Дмитрий Медведев своим указом разрешил Следственному комитету заниматься судебно-экспертной деятельностью и создавать экспертные подразделения. Но формально он разрешил создать криминалистические подразделения для внутреннего пользования, а не для проведения судебных экспертиз. Дело в том, что президентский указ не может противоречить федеральному закону, который пока еще не разрешает СК заниматься государственной судебно-экспертной деятельностью. Потому что ведомство не является федеральным органом исполнительной власти. То есть Следкому нельзя поручать проведение судебной экспертизы.

За экспертизой следователь может обратиться либо в специализированное госучреждение, либо к «иным экспертам». Фактически таким «иным экспертом» может быть любой человек. Важно, чтобы он соответствовал двум критериям: не являлся государственным судебным экспертом и обладал «специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла».

То есть сейчас все эксперты СК — «иные». Это обычные сотрудники Следкома, у которых в должностных инструкциях прописано проведение судебных экспертиз. И следователи формально обращаются за экспертизой не в общий центр криминалистики, а к сотрудникам как… к частным лицам, и каждый раз заново разъясняют им их права и ответственность. Суду же приходится всякий раз решать, обладают ли «иные эксперты» СК необходимой квалификацией.

Схема, констатирует «Meduza», получилась настолько неочевидной, что в ней запутался даже Верховный суд. В сентябре 2015 года он ошибочно признал эксперта СК государственным судебным экспертом и решил, что тот был обязан заверять свои подписи на экспертных заключениях печатью.

Между тем, экспертиза должна быть независимой от следствия. Генпрокуратура в прошлом году тоже жаловалась, что криминалисты СК находятся «в административном подчинении руководителей следственных органов». Это противоречит УПК, где сказано, что эксперт должен быть независим и от стороны обвинения, и от стороны защиты.

Однако, по мнению Конституционного суда России, все в порядке! В сентябре 2015 года КС решил, что эксперты СК не находятся в служебной или иной зависимости от следователей. Потому что эксперты несут ответственность за дачу ложных показаний, а в некоторых случаях могут мотивированно отказаться от дачи заключения и обжаловать действия и решения следователей.

Но между «могут» и «хотят», согласитесь, большая разница…

«Meduza» уверена, что новый законопроект примут. Хотя бы потому, что Госдума очень давно не отклоняла президентские инициативы. А глава профильного Комитета по безопасности и противодействию коррупции уже обещал рассмотреть законопроект в приоритетном порядке.

И после этого вас удивляет, что коллеги думцев из Совета Федерации дружно проголосовали за зятя Шойгу?..

 

Максимилиан Шульц

 

Вам также может понравиться