Главные новости России и мира сегодня

Вопреки недовольству бурятских чиновников, лес спасен от китайцев

Все говорят, что лес — это наше национальное богатство. Но это — лозунги. Когда же ситуация доходит до реального отношения к делу и конкретных действий, за национальное богатство,  за копейки расхищаемое соседями из-за границы, почему-то больше бьются рядовые граждане, нежели госчиновники. У тех, видимо, иной «ракурс» взгляда на происходящее…

Жители бурятского города Закамна отстояли свой лес от аппетитов бизнесменов из Китая. Чиновники протестами недовольны.

«На государство не надеемся»

Аркадий Яндонов – мануальный терапевт. От покитайцевлитики, говорит, всегда держался подальше. Но когда жизнь начала мять его самого, пришлось на время оставить мирное ремесло ради борьбы с произволом.

– Одноклассник, который работает сейчас во властных органах в Улан-Удэ, сбросил мне ссылку: а ты знаешь, что к вам в Закамну китайцы идут? Будут лес рубить в промышленных масштабах. И дал ссылку на инвестконтракт, по которому «МТК-Дженькей» сможет заготавливать в нашем районе 83,5 тысячи кубометров леса в год, а всего в России им разрешили вырубать ежегодно по 236 тыс. кубов. А у нас здесь – настоящая Швейцария по климату и красоте природы. Лес – наше всё. На государство мы давно не надеемся. Люди живут охотой, рыбалкой, собирают орехи, дикоросы, черемшу, дикий лук. Ягоды – море: брусника, голубика, малина, клюква. Мясо от наших коров считается лучшим во всей Сибири. Луга, чистейший воздух. На сборе кедрового ореха раз в 5 лет люди только за сезон зарабатывают по 5 млн рублей. Кроме всего прочего, мы входим в водоохранную зону Байкала. И тут мы узнаем, что одним росчерком пера нас пытаются этого всего лишить, – рассказывает «Собеседнику» активист Аркадий Яндонов.

«Может, посадят»

– Мы объявили сбор подписей. К нам шли, звонили, писали мамочки с детьми, старики, земляки из правоохранительных органов вплоть до ФСБ, даже осужденные из зон и колоний. Нас поддержали и местные шаманы, которые провели специальный обряд против чужаков. В общем, сплотились все. А как иначе? Нас даже в известность не поставили, что уже продали китайцам! Общественные слушания по этому вопросу не проводились, все решилось в чиновничьих кабинетах, причем даже не местных, а московских. Кстати, и доход от китайцев также пошел бы в федеральный бюджет, а это значит, что до нашего маленького окраинного населенного пункта ни копейки бы не дошло. Где справедливость? – возмущается Яндонов.

Когда на стол чиновникам легло несколько петиций, стало ясно, что разговора не избежать.

– Мы вышли на народный сход. Причем я своих заранее предупредил: будут задерживать, может, посадят. Но это никого не остановило, – объясняет активист.

В столице Бурятии Улан-Удэ поддержать закамнинцев вышли земляки, экологи и просто сочувствующие.

– У нас перед глазами пример Иркутской области и Забайкалья, где обширные лесные массивы на глазах превращаются в пустыни, реки мелеют, экология нарушается. Я недавно по делам ездил в Иркутск и только на одной стоянке насчитал 28 КАМАЗов с прицепами, под завязку загруженных кругляком. А по железной дороге целые составы идут в Китай и днем, и ночью, – говорит активист Байсхалан Дансарунов.

«Иркутская область занимает первое место в стране по объемам лесозаготовок. Основная часть древесины вывозится в Китай, а региону достаются негативные экологические последствия и мизерные бюджетные поступления. Обогащается лишь кучка «лесных бизнесменов», а также крышующие их чиновники и правоохранители», – пишет иркутский эколог Виталий Рябцев.

Китайские методы хозяйствования в России сравнивают с нашествием саранчи – китайцы увозят к себе лес, травы, насекомых и даже слой экологически чистого грунта, обдирая землю до самого камня.

– Китайцы, конечно, уже всюду проникают. Появляются таблички на китайском, ведут они себя грубовато – это все не может не раздражать. И лесная тема – уже под ними. Вывозят наш лес любыми способами, в том числе и нанимая местных браконьеров: 40 долларов за кубометр. У кого работы нет, соглашаются. Деньги для китайцев вообще не проблема, кредиты они у себя получают под 0,8% и в том числе за эти деньги скупают у нас и ресурсы, и людей. Но тема лесной мафии у нас максимально криминализирована. Труп одного защитника леса недавно нашли без головы, другому побили окна в целях предупреждения, – прокомментировал «Собеседнику» правозащитник Виталий Хонихоев.

«Пролилась бы кровь»

– Сибирь продают подчистую, и Закамна оказалась чуть ли не единственным местом, где гостям с Востока дали от ворот поворот, – настаивает Байсхалан Дансарунов.

Акция протеста в Закамне прошла без эксцессов, а в Улан-Удэ власти действовали жестче.

– Кроме федеральных запретов, в Бурятии, как оказалось, действуют и свои региональные заградительные меры. Например, мы не можем собираться на двух основных городских площадях. Для митинга нам предложили парк – фактически лес. Перед кем там протестовать, перед деревьями? Нас вышло 30 человек исключительно с мирными плакатами «Не отдадим китайцам наш лес», «За родину, за Байкал». Но буквально за полчаса нас стало уже 120 человек. Полиции, видимо, дали команду на разгон. Организаторов, в том числе меня, свинтили, посадили в автозак и отвезли в отделение. Бабушки пытались нас отбить, мужчины бросались под колеса автозака – такое было возмущение… Зачинщикам суд назначил по 20 тысяч рублей штрафа за организацию несанкционированного митинга. Экологу Ольге Байшниковой после задержания стало плохо и понадобилась госпитализация, – пересказал события Байсхалан.

Но все страдания были не зря. Китайский предприниматель Ли Шубо, возможно, впервые в России столкнувшись с таким сопротивлением, добровольно отказался ступать на землю Закамны и зарекся впредь даже думать о местных лесах.

– Честно скажу: первых же китайцев тут встретили бы не то что недружелюбно, а возможно, пролилась бы кровь, охотники с оружием здесь – каждый второй, – говорит Аркадий Яндонов.

«Мы взяли на карандаш»

Но уходить совсем из Сибири китайцы, конечно, не собираются.

– Многие предприятия создаются под российской вывеской, с местным директором, но деньги и рынок сбыта – все равно китайские, – подчеркивает Дансарунов.

Проехавший по Сибири путешественник Павел Пашков сделал однозначный вывод: регион уже стал сырьевым придатком восточного соседа.

Чиновники, как могут, пытаются исправить ситуацию. «Не надо бояться слова «китайский»!» – уверяет бурятов зампред правительства Бурятии по экономическому развитию Игорь Зураев.

«Кто это (протесты. – Ред.) инициировал, мы уже знаем, людей взяли на карандаш», – заявил губернатор региона, который уверяет, что инвестпроект все равно будет исполнен, но уже в другом месте.

– Нам пришлось ответить созданием инициативной группы по защите бурятских лесов, – анонсирует Байсхалан Дансарунов. – Сейчас ищем представителей во всех районах. Положительный опыт у нас уже есть, останавливаться не собираемся.

Источник: Собеседник.ру

Вам также может понравиться