Главные новости России и мира сегодня

«Владимир-объединитель», он же Елбасы Российской Федерации

По правде сказать, это уже давно витает в воздухе. Причем, даже среди политических оппонентов.

Ненавистники Путина иронизируют, изображают его в короне и подписывают: «Вот я и царь! Теперь еще поправки к Библии и… я – Бог». Приверженцы Путина понимают, что к Библии поправок не предвидится, и пора начинать думать о том, как выделить своего патрона в ряду российских президентов. Ибо когда-нибудь его все-таки не станет. Если не на посту главы государства, то хотя бы на этом свете. И что тогда – ставить его на одну доску с Борисом Ельциным и Дмитрием Медведевым?!

А потому вдохновленная невиданными результатами на голосовании по поправкам к Конституции депутатская мысль в эти жаркие июльские деньки начинает пульсировать. Выдавая на-гора самые экзотические варианты увековечивания ВВП в российской истории. Ну, дали же при жизни первому президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву титул Елбасы – своеобразного отца нации, в переводе с казахского означающий «Глава страны». И президентов у Казахстана может быть сколько угодно, а вот Елбасы, по всей видимости, останется только один. По крайней мере, пока жив сам Нурсултан Абишевич. В этом смысле он может уходить в отставку, но власть от него никуда не уйдет. Или он не уйдет от власти…

России, полагают некоторые депутаты, тоже нужен свой Елбасы. Но называть его «отцом нации» как-то не комильфо, поскольку слишком уж созвучно с «отцом всех народов». А такое в нашей истории уже было. Нужно что-то свеженькое!

Интересное предложение в этом плане выдвинул член комитета Госдумы по бюджету и налогам Евгений Федоров. В интервью радиостанции «Говорит Москва» он заявил, что после реформы, направленной на восстановление Отечества, президенту Путину обязательно нужен будет титул в веках, «как было в отношении лидеров России или Руси в их историческом прошлом». По мнению парламентария, прошедшее недавно голосование по поправкам — лишь начало процесса возрождения Великой России и согласие народа на восстановление страны в границах 1945 года. Поэтому Федоров считает, что Путина по праву можно будет называть «Владимиром-объединителем». И если полный титул последнего российского царя был длинным и напыщенным – «Божиею поспешествующею милостию Николай Вторый, император и самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; царь Казанский, царь Астраханский, царь Польский, царь Сибирский, царь Херсонеса Таврического, царь Грузинский; государь Псковский и великий князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; государь и великий князь Новагорода низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея северныя страны повелитель; и государь Иверския, Карталинския и Кабардинския земли и области Арменския; Черкасских и Горских князей и иных наследный государь и обладатель, государь Туркестанский; наследник Норвежский, герцог Шлезвиг-Голштейнский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский и прочая, и прочая, и прочая», то короткое «Владимир-объединитель» вполне соответствует историческому духу нашего времени. Не так звучно, конечно, как у Петра I, которому за выдающиеся заслуги Сенат присвоил в 1721 году титул Петра Великого, Отца Отечества и Императора Всероссийского, зато доходчиво. Потомки будут поминать наравне с Иваном Грозным!

Однако Крыма для этого явно маловато будет. Поэтому за два последующих президентских срока Путину неплохо было бы присоединить Донбасс и Приднестровье. Можно, конечно, подумать и о северных областях Казахстана, являющихся исконно российскими казачьими территориями. В этом смысле их вполне можно отнести к тем самым «подаркам русского народа», о которых сказал недавно Путин.

Но при живом Елбасы это вряд ли станет в повестку дня. А вот потом…

Максимилиан Шульц

 

Вам также может понравиться