Главные новости России и мира сегодня

Россия проваливается в «совок»?

Жизнь в путинской Россия все больше начинает напоминать жизнь в советское время, причем в плохом смысле. В «прогрессивной и успешной» стране процветает нищета, увеличивается количество запретов, контролируется свобода слова.

На протяжении всех девятнадцати лет существования в России гэбистско-воровского режима, возглавляемого невзрачным подполковником тайной полиции с рыбьими глазами и беспредельным стремлением к личному обогащению за чужой счёт, – либерально ориентированная общественность не устаёт рассуждать на тему: «Россия возвращается к советским временам».

В первые годы (до начала «дела Ходорковского», череды загадочных смертей политиков в России и убийства беглого подполковника ФСБ Литвиненко в Англии) в конце этой фразы ставился жирный вопросительный знак.

Затем, по мере стервенения режима (выражавшегося в разгонах «космонавтами» «Маршей несогласных», пятидневной российско-грузинской войной и чередой загадочных смертей политэмигрантов за пределами России), вопросительный знак сначала заметно побледнел, а затем и вовсе испарился, уступив место точке.

Потом, по мере ухода в историю «тучных нулевых» (сопровождавшегося незабываемой «рокировочкой», несостоявшейся «Белоленточной революцией» и погромом, устроенным озверевшими ментами на Болотной площади), к точке прибавилась вертикальная черта, превратившая её в другой знак препинания.

После того как репрессии против «пятой колонны» приняли систематический характер и одновременно начались внешние вооружённые агрессии (убийство Бориса Немцова напротив Кремля, военная авантюра в Сирии, российско-украинская война, уничтожение иностранных пассажирских самолётов), к первому восклицательному знаку добавился второй – такой же жирный.

И, наконец, после того как режим перешёл к открытой конфронтации со всем свободным миром, совершенно распоясавшись и более не отдавая себе отчёта в неминуемых для него последствиях («дело Скрипалей», проникновение кремлёвских бандформирований в страны Центральной и Северной Африки и постоянные агрессивные заявления, шантажирующие мир угрозой развязать термоядерную войну), – к двум восклицательным знакам добавился третий. И фраза стала выглядеть так:

«Россия возвращается к советским временам!!!»

И только после этого все, кто ещё на что-то надеялись, поняли и осознали главное – в этой фразе изначально стоял неверный глагол.

* * *

Драматические события августа 1991-го сыграли с правильно мыслящими советскими людьми злую шутку. Тогда почти всем, кто прилагал личные усилия к ликвидации Советской империи и освобождению России от коммунистического ярма, казалось, что почти бескровное падение тоталитарной тирании – чудо. И, как всякое чудо, имеет божественное происхождение, а главное – необратимо. Победная эйфория, захлестнувшая души и головы, мешала смотреть на то, что произошло, отстранённо и критически. Коммунизм умер, империя сдохла – чего же ещё? Наступали суровые времена. Думать было некогда – надо было вертеться и зарабатывать деньги, чтобы не протянуть от голода ноги.

На протяжении всех 1990-х постсоветская Россия напоминала пьяного медведя, приплясывающего на помосте с дирижёрской палочкой в руках. Нет, эти слова – не ёрничество и не стремление посильнее пнуть труп кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС и первого секретаря Московского горкома Б.Н. Ельцина, волею судьбы ставшего первым президентом сбросившей коммунистический хомут России. Эти слова – констатация исторической реальности, и только. У этого человека была масса возможностей радикально реформировать страну, которой он правил, неделями не появляясь на рабочем месте и «работая с документами» то на больничной койке, то на похмельной кровати. Он не сделал ничего. Единственное, что зачтётся ему после того как будет написана сколько-нибудь объективная история России конца прошлого века, – это последнее выступление по телевидению 31 декабря 1999 года. Когда впервые в истории этой страны её правителем были произнесены слова, до того дня считавшиеся абсолютно невозможными: «Простите меня». Это действительно останется.

В последний год завершающегося двадцатого столетия случилось страшное. Россия повернула вспять – и сперва медленно, а потом всё быстрее и быстрее покатилась в ту пропасть, из которой с таким трудом только-только выбралась.

И тут выяснилась одна крайне неприятная истина.

Оказалось, что коммунизм действительно умер. Но совок по-прежнему жив и ни помирать, ни уходить с привычной ему территории обитания не намерен. А если когда-либо и согласится это сделать, то только вместе с вами – с теми, кто причисляет себя к пресловутым 86%. Всем же прочим процентам он сам с удовольствием готов дать такую рекомендацию – или сдохнуть, или валить. Если не нравится жить по тем понятиям, которые устанавливает здесь он.

* * *

Термин «совок» – не презрительный ярлык, навешиваемый на говорящего по-русски человека, являющегося гражданином России и живущего на её территории. Совок – это жаргонное обозначение человека, обладающего советским менталитетом. Менталитет этот по своим губительным для личности проявлениям не имеет себе равных. За исключением разве что того, которым обладали красные кхмеры в Камбодже. Но их было не очень много и они уже почти все вымерли. А те, которые ещё не вымерли, сидят в тюрьмах, имея сроки, исключающие возможность помереть не на тюремной койке.

Совок возник не на пустом месте. Его старательно выращивали правители Советской империи – все эти Ульяновы, Бронштейны, Бухарины, Рыковы, Апфельбаумы и Розенфельды. Ну и, само собой, Джугашвили. Не надо искать в этом утверждении проявления скрытого национализма. Коммунисты, равно и нацисты, национальности не имеют – это аксиома. Просто коммунистам больше повезло – и со сроками проведения отрицательной селекции, и – главное – с исходным материалом. «Тысячелетний рейх» просуществовал двенадцать лет и три месяца, Советская империя – в шесть раз дольше. За эти годы сменилось несколько поколений её обитателей. От тех россиян, на которых в 1917 году обрушилась большевистская чума, через три десятилетия осталась ничтожная часть, спустя четыре – не осталось никого. Немцы выздоравливали от нацистской проказы несколько десятилетий. Россияне находятся внутри этого процесса, и он весьма далёк от завершения. Жителям Западной Германии помогали выздороветь американцы. Жителям Росси не помогает никто. Напротив – им постоянно и целенаправленно мешают. И занимается этим их собственная власть. Для чего она это делает? Для того чтобы как можно дольше оттягивать свой конец.

* * *

Есть такая широко известная поговорка – про то, что каждый народ имеет то правительство, которого он достоин. В неполиткорректном варианте она звучит более образно: «Каждый народ достоин того правительства, которое его имеет».

Как это ни прискорбно констатировать, но к российскому народу эта истина применима как ни к какому иному. Поскольку ничем иным кроме как присущими ему порочными ментальными качествами невозможно объяснить тот факт, что им вот уже больше ста лет правят уголовники, упыри и вурдалаки. Которые ни с какого Марса не прилетели, а являются его составной частью, – и он их покорно терпит.

Всему виной две самые омерзительные черты российского национального характера – неизбывная тяга к бесчестию и неизменная готовность к предательству. Каждая из них по отдельности страшна, но обе они вместе – поистине ужасны. Отсюда всё и растёт – и жгучая зависть россиянина-совка ко всем, кто в материальном плане живёт лучше его, и лютая злоба по отношению к тем, кто просто не такой, как он. Эти тяжелейшие проявления психокомплекса неполноценности не позволяют такому человеку жить по-человечески – заниматься любимым делом, принося пользу себе и окружающим, иметь семью, основанную на принципах взаимного уважения супругов, воспитывать детей, которые изначально запрограммированы на то, чтобы, вырастая, становиться лучше своих родителей, – ибо в этом и состоит главный смысл эволюции человеческой цивилизации. Одержимый стремлением к бесчестию и запрограммированный на предательство совок не может допустить самой мысли о том, что окружающий его мир ничего ему не должен. Он абсолютно уверен в том, что ему должны все, а он не должен никому. И до тех пор, пока подавляющее большинство населения России будет состоять из такого человеческого материала, в этой стране не будет меняться в лучшую сторону ничего и никогда.

* * *

Основной вопрос российского бытия, стоящий на повестке дня в завершающемся 2018 году, звучит так: «Достигнуто ли, наконец, дно бездны, или на то она и бездна, чтобы быть – без дна?»

Ответить на этот вопрос однозначно невозможно.

С одной стороны, постоянно присутствует ощущение, что дальше падать уже просто некуда. Что дно достигнуто, и у подводной лодки «Россия» есть только два пути: или продуть цистерны и начать медленное всплытие на поверхность – или ничего не продувать и навсегда залечь на грунте, дожидаясь, пока давление воды превратит её титановый, но порядком изношенный корпус в лепёшку.

С другой стороны, та же образная метафора подразумевает и такой вариант развития дальнейших событий, который лучше всего сформулировал тот самый шутник Станислав Ежи Лец – что в самый отчаянный момент снизу вполне могут и постучать.

И всё же первый вариант представляется более вероятным.

Основания для оптимизма имеются. Важнейшим является факт радикального изменения отношения руководителей стран свободного мира к главарю гэбистско-воровского режима. То, что происходило 11 ноября в Париже, со всей очевидностью свидетельствует о том, что лидеры развитых стран больше не воспринимают его иначе как клоуна. Мелкого, злобного, задиристого, но – именно клоуна. Когда он, глумясь, заставил их стоять под дождём, дожидаясь, пока он соизволит приехать на памятную церемонию, куда все остальные прибыли без опоздания, – он явно рассчитывал на то, что эта выходка будет ими расценена как свидетельство его к ним полнейшего неуважения. Чтобы лишний раз продемонстрировать, что он их всех – выражаясь на привычном ему языке – в гробу видал. И какими глазами они на него смотрели.

Это, разумеется, не более чем штрих. Точнее, даже штришок. Мелкий. Но показательный. И таких знаков с каждым днём будет становиться всё больше.

* * *

Но главное, разумеется, не это. Главное – как всегда – экономика. А с экономикой в неосоветской России плохо не просто – плохо совсем. Стремительно происходит обеднение тех, кто ещё пару лет тому именовали себя «средним классом». Бедные превращаются в нищих. Нищие вымирают. Продовольственного дефицита ещё нет, но цены на бензин они уже начали регулировать и «замораживать». Это означает только то, что очень скоро бензин кончится. Совсем. То есть он никуда не денется, но его будет просто не купить – по тем ценам, которые они на него установили. Потому что стоимость любого товара устанавливают не идиоты, заседающие в кабинетах, а спрос и предложение. Но они этого или не знают, или не помнят. Или не хотят знать.

Но всё же без массированного внешнего воздействия эта экономика будет ещё довольно долго скрипеть до того как полностью развалится. Внешнее воздействие может существенно ускорить этот благотворный процесс – при условии, что оно будет оказано не на словах, а на деле. Имеются в виду, конечно же, американские экономические санкции. Которые пока дальше декларирования не пошли. Как следствие, эффект от них – ничтожный. Заработают ли санкции реально – станет ясно в самое ближайшее время, по-видимому, ещё до конца этого года.

* * *

И последнее.

Приближается декабрь – самый мрачный месяц в году. Светает в нём поздно, темнеет рано. Солнце светит тускло, да и не каждый день его можно разглядеть. Зато по ночам, если ясно, хорошо видна луна. Во время полнолуния она очень похожа на огромный медный таз, только что выскочивший из-под пресса. Говорят, что нигде в мире её с этим предметом не ассоциируют. Только в России.

 

 

Источник: Каспаров.ru

Вам также может понравиться