Главные новости России и мира сегодня

Очередное высказывание Володина, которое не соответствует действительности

 

15 ноября Госдума в первом чтении одобрила законопроект о частичной декриминализации статьи об экстремизме. За поправки в Уголовный кодекс проголосовали 394 депутата. Законопроект о смягчении статьи 282 УК (возбуждение ненависти или вражды по национальному, религиозному и другим признакам) в октябре внес в Госдуму Владимир Путин. Согласно поправкам, уголовная ответственность за экстремизм в интернете и прессе наступает, только если это нарушение было совершено более одного раза в течение года. Первое нарушение будет квалифицироваться как административное и наказываться штрафом, арестом или обязательными работами.

«Принятие этих поправок – пример для наших зарубежных коллег, у которых действуют более жесткие санкции за неосторожные публикации в социальных сетях», – заявил спикер нижней палаты Вячеслав Володин после того, как законопроект был одобрен в первом чтении.

The Insider попытался разобраться, какие именно зарубежные страны Володин имеет в виду. По российским законам нарушителю сейчас грозит штраф 300-500 тыс. руб., 1-4 года принудительных работ, либо лишение свободы на срок от 2 до 5 лет. В то же время законодательства развитых стран, как правило, предусматривают наказание лишь за детальные угрозы конкретным людям, когда по контексту есть основания полагать, что человек серьезно намерен осуществить задуманное.

В США действует 1-я поправка к конституции, поэтому уголовная ответственность за экстремизм или богохульство не предусмотрена. Однако угрозы представителям власти караются максимально 5-10 годами тюрьмы. При этом отдельно оговорено, что поведение не может квалифицироваться как угрожающее только потому, что человек посчитал его оскорбительным или грубым в отношении себя.

Однако на практике, если не было доказано, что человек предпринимал конкретные шаги, чтобы осуществить свою угрозу, такие дела редко приводят к наказанию. Например, в январе 2017 года житель Сан-Фрациско Роберт Перальта оставил комментарий под постом одного местного активиста, который рассказал, как его избил и пытался задушить заместитель шерифа в здании муниципалитета во время акции. Перальта в ответ призвал сжечь дом «этого м*дака» (помощника шерифа). За это на 35-летнего музыканта, у которого до этого не было судимости, завели уголовное дело. В конце концов прокуратура отозвала обвинение в обмен на то, что Перальта прочтет молодым людям лекцию «об ответственном поведении в интернете». Похожая история случилась с 38-летним мичиганским активистом, которого пытались привлечь к уголовной ответственности за то, что он написал в фейсбуке о губернаторе Рике Снайдере: «Когда вы все будете готовы собраться и протащить его задницу через улицу, у меня есть факел и теплые носки. Я жду вас всех».

В Германии закона о противодействии экстремизму также не существует. Нет и юридического определения таких понятий, как экстремизм и терроризм. Уголовный кодекс ФРГ предусматривает наказание на срок до 5 лет лишения свободы и денежный штраф за оскорбление вероисповедания граждан и религиозных обществ, подстрекательство к разжиганию ненависти против «определенной части населения», а также за воспрепятствование отправлению религиозных обрядов, только если такие действия вызывают нарушение общественного порядка (ст. 130, 166, 167). Кроме того, ст. 111 УК ФРГ определяет, что всякий, кто призывает к противоправному деянию, несет ответственность и за само деяние, если оно наступило.
За прямые публичные призывы к вооруженному мятежу, согласно статье 431-6 УК Франции, полагается 1 год тюремного заключения и штраф. Если за подстрекательством последовали конкретные действия других людей, наказание увеличивается до 7 лет лишения свободы.

Статьей R-624-3 УК Франции наказание предусмотрено за унижение достоинства человека по факту принадлежности его к какой-либо расе, нации, религии и т. п. Статья R-625-7 УК Франции налагает штраф и общественные работы за подстрекательство к дискриминации, выражение ненависти или применение насилия к такому лицу.

Вероятно, самый известный случай такого рода — дело против лидера «Национального фронта», бывшего кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен. В 2015 году она разместила в своем твиттере фотографии мертвого американского журналиста Джеймса Фоули, которому боевики ИГИЛ отрубили голову, человека, которого переехал танк, и еще одного, сожженного заживо в клетке, с подписью «Вот что такое ИГИЛ». В ноябре 2017 года политика лишили депутатской неприкосновенности и официально обвинили в распространении «жестоких сообщений, которые подстрекают к терроризму или порнографии или серьезно наносящих ущерб человеческому достоинству». Ей грозит 3 года тюрьмы и штраф в €75 тыс. Сейчас идет рассмотрение дела, суд направил Ле Пен на психиатрическую экспертизу.

В статьях 18 и 19 Акта об Общественном порядке Великобритании предусмотрена уголовная ответственность в виде 7 лет лишения свободы за угрожающие, обидные или оскорбительные высказывания или действия, которые либо сознательно направлены на разжигание расовой ненависти, либо могут привести к возбуждению такой ненависти. Там обращают внимание на то, хотел ли автор поста действительно спровоцировать возбуждение ненависти, а также на последствия, которые наступили после публикации. Законом о связи предусмотрено полгода тюрьмы и штраф в 5 тыс. фунтов за «использование электронной сети общего пользования в целях вызвать раздражение, беспокойство и ненужную тревогу». При этом осужденных по таким делам очень мало. Например, в 2010 году Пол Чемберс был осужден после того, как пошутил в твиттере, что хочет взорвать аэропорт Робина Гуда в Ноттингеме за задержку рейсов. Подсудимый три раза опротестовывал это решение, и спустя два года суд его отменил, постановив, что его сообщение «не носило угрожающего характера».

В Польше нельзя оскорблять республику и польский народ, есть и статья о запрете оскорбления религиозных чувств. Но, чтобы попасть под эти статьи, надо или оскорбить кого-то конкретно, или же, наоборот, подчеркнуть, что имеешь умысел оскорбить всех, рассказывал Znak.com житель страны Игорь Исаев. «К примеру, если написать пост и объявить тотально весь польский народ антисемитами — это статья, как и если объявить всех ксендзов — растлителями малолетних. Некоторое время назад на меня самого пытались подать в суд за оскорбление верующих. Когда я был на Кубе, я сфотографировался на фоне православной церкви, показывая неприличный жест. Прокуратура отклонила иск против меня, потому что, во-первых, я оскорблял церковь исключительно как политический институт, во-вторых, даже если бы я оскорблял ее как религиозный институт, то, по польскому праву, я мог бы нанести такое оскорбление лишь, например, непосредственно во время литургии и в присутствии молящихся людей. А вот действия в интернете прокуратурой толкуются скорее в сторону проявления свободы слова, так как отсутствует стремление оскорбить прямо на месте конкретных людей, кроме того, надо обязательно доказать намерение это сделать», — пояснил он.

Дела осужденных за экстремизм в России скорее напоминают случаи в таких странах, как Бангладеш, Бахрейн и Босния и Герцеговина.

В августе 2015 года Мухаммада Рухула Амина Хандакера, преподававшего в одном из университетов Бангладеша, приговорили к 3 годам тюрьмы и штрафу после того, как он в шутливой форме пожелал смерти премьер-министру Бангладеша. Его признали виновным в «подстрекательстве к мятежу».

В феврале 2018 года политического активиста Набила Раджаба из Бахрейна осудили на 5 лет тюрьмы за твиты и ретвиты 2015 года, осуждающие роль Саудовской Аравии в операции против хуситов в Йемене и критикующие жестокое обращение в бахрейнских тюрьмах. К тому времени он уже отбывал двухлетний срок за свои интервью на телевидении. Кроме того, против него было открыто еще несколько дел за статьи, которые он публиковал в Le Monde и New York Times. Он обвинялся в «оскорблении института власти» и «распространении ложных слухов во время войны».

В январе 2012 года боснийского адвоката Абедина Смажича приговорили к году тюрьмы за то, что он под псевдонимом описывал на закрытом форуме действия, которые боснийцы должны предпринять в случае войны и отделения Республики Сербской (образовании в составе страны). Он был признан виновным в разжигании ненависти по национальному, расовому и религиозному признаку.

 

Источник: The Insider

Вам также может понравиться