Главные новости России и мира сегодня

Добровольное ополчение областного масштаба

Во время битвы под Москвой в 1941 народное ополчение формировали по районам столицы. Все новое — хорошо забытое старое. Теперь ополчение формируют по субъектам.

Вслед за Чечнёй и другие республики и области России начали формировать свои батальоны для боевых действий на Украине. Местные власти выбирают для них названия, связанные с национальными героями, топонимами или родным языком: «Вятка», «Парма», «Алга», «Тимер», батальон имени Шаймуратова. У подразделений будут региональные знаки отличия: особые шевроны и собственные флаги. Добровольцам предлагают свыше 300 тысяч рублей в месяц и всякие льготы.

 

«Мы били Наполеона»

 

В феврале, через несколько дней после начала войны Рамзан Кадыров объявил, что из Чечни на Украину отправляется первый батальон добровольцев, сформированный из профессиональных чеченских бойцов. Вскоре этот батальон – «Восток» – стал одним из самых медийных войсковых подразделений. Сам Кадыров регулярно рассказывает о нём в соцсетях, а солдаты охотно общаются с журналистами. Например, в июне один из бойцов рассказал, как он «вызвал удивление» у жительницы Мариуполя с двухмесячным ребёнком: взял ребёнка и начал его целовать.

Вслед за Чечнёй Башкортостан в мае объявил, что приступает к набору добровольцев из числа жителей республики для участия в войне с Украиной. Бойцы обязательно должны быть уроженцами Башкортостана и проживать там же. Идея, как и в Чечне, состоит в том, чтобы объединить земляков в одно подразделение и группой отправить их на фронт. Инициатива принадлежит Алику Камалетдинову – председателю регионального отделения организации «Ветераны морской пехоты и спецназа ВМФ». Он говорит, что решил сформировать батальон, потому что «Башкирия всегда была опорой нашего государства в трудные времена». В объявлении о наборе добровольцев Камалетдинов написал:

«Мы били Наполеона в 1812-м, доблестно воевали в Первую мировую, защищали страну в Великую Отечественную. Друзья, давайте не на словах, а на деле поддержим нашу страну и нашего президента Владимира Владимировича Путина!»

 

«Парма» и «Вятка»

 

Следом об аналогичной инициативе объявили в Пермском крае и Кировской области. Там о ней сообщили региональные отделения ветеранской организации «Боевое братство».

Затем представители военного комиссариата Татарстана созвали специальную конференцию и рассказали, что республика создаст сразу два собственных именных батальона. Они будут состоять «только из уроженцев Татарстана, чтобы они встали в строй, плечом к плечу, знали друг друга, вместе шли и выполняли поставленные задачи». Башкортостан тут же сообщил, что тоже не ограничится одним формированием и сформирует второе.

Набор добровольцев идёт через местные военкоматы и мобильные пункты по приёму на контрактную службу. Во всех четырёх регионах о поиске добровольцев активно рассказывают в соцсетях, где говорится, что вступить в батальон – значит повторить подвиг своих дедов, участвовавших в Великой Отечественной.

 

«За лето вы легко сможете заработать миллион»

 

В добровольческие батальоны принимают мужчин в возрасте от 18 до 50 лет, без судимостей, с опытом службы в армии. Предпочтение отдаётся участвовавшим в боевых действиях. В Башкортостане и Татарстане хотят, чтобы у добровольцев было водительское удостоверение или спортивный разряд и навыки в военно-прикладных дисциплинах. В Перми и Кирове ждут «смелых, отважных, храбрых, уверенных в себе, всесторонне развитых патриотов Родины с отличными морально-волевыми качествами».

Все добровольцы будут заключать контракты с Министерством обороны России. Минимальный срок службы – четыре месяца, максимальный – год. Участникам батальонов обещают высокие зарплаты, состоящие из федеральных и региональных выплат.

В Перми и Кирове предлагают «от 300 тысяч рублей ежемесячно». В Башкортостане – минимум 280 тысяч, из которых 220 тысяч платит Министерство обороны и две тысячи в сутки – республика. Дополнительно башкирским добровольцам обещают платить по восемь тысяч рублей за каждый день боевых действий.

Участникам татарстанских батальонов предлагают от 205 до 270 тысяч рублей в месяц, а также премии. «За лето вы легко сможете заработать около миллиона рублей!», – говорится в объявлении, которое распространяется в Татарстане.

Такой доход намного выше среднего по регионам. Например, в Башкортостане в начале этого года средняя зарплата населения составляла 41 200 руб., в Татарстане – 46 200, в Пермском крае – 47 650, а в Кировской области – 35 200.

Помимо денег, бойцам батальонов предлагают разные преференции. Пермь и Киров обещают детям добровольцев льготное поступление в вузы, Татарстан – места в детсадах и школах вне очереди и санаторно-курортное лечение. Кроме того, всем служащим присвоят статус участника боевых действий. Он даёт право на пожизненные ежемесячные выплаты (сейчас они составляют около 3,5 тысяч рублей), скидки на услуги ЖКХ, налоговые льготы и бесплатный проезд в общественном транспорте.

Также добровольцам обещают компенсации, если с ними что-то случится. При лёгком ранении – 3 миллиона 70 тысяч рублей, при тяжёлом — 3 миллиона 290 тысяч рублей. Если служащий погибнет, его семья получит 12 миллионов 400 тысяч рублей из федерального бюджета и два миллиона от региона.

 

Точка входа в войну

 

Скорее всего инициатива по созданию добровольческих батальонов исходила снизу, от губернаторов. При этом, как считает политолог Аббас Галлямов, формирование подразделений согласовано с Администрацией Президента России и контролируется Министерством обороны:

«Для чего это делается? Сейчас жителям многих регионов, особенно национальных республик, кажется, что происходящее на Украине – это чужая война. Условный башкир воспринимает её как войну русских против украинцев. В лучшем случае он придерживается по этому поводу нейтральной позиции, а может быть, и сочувствует украинцам. С помощью «национальных батальонов» власти надеются создать у жителей регионов чувство сопричастности и организовать для них что-то вроде «точки входа в войну». Также это может повысить общую лояльность населения и даже усилить мобилизационные возможности режима. Идти на войну за компанию с земляками всё-таки легче, чем одному…Но укрепление региональной, тем более этнической идентичности в условиях общего роста протестных настроений неизбежно приведёт к росту сепаратистских настроений…»

Военный аналитик Ян Матвеев говорит, что формирование добровольческих батальонов – просто маркетинговый приём для проведения скрытой мобилизации. Именно поэтому в добровольцы набирают людей, которые прошли срочную службу:

«На самом деле Кремлю плевать на то, хватает ли регионам самостоятельности, если вопрос не касается Чечни. И делаются эти батальоны не для того, чтобы наделить регионы большими полномочиями. Думаю, если бы все желающие вступить в батальон «Парма» вышли бы на митинг с требованием увеличить бюджет Перми или, скажем, дать больше самостоятельности региону, реакция Кремля была бы совсем другой. А вот умирать – пожалуйста».

Местные СМИ сообщают, что в первые батальоны в Башкортостане и Татарстане уже набрали 400 человек. В ближайшее время их должны отправить на обучение.

После обучения добровольцев отправят на передовую. Правда, пока никто не знает, какую именно роль будут выполнять батальоны в боевых действиях и где они будут находиться.

 

«Решил взять перерыв и нашёл новую работу – Родину защищать»

 

Большинство людей, которые подали заявку на вступление в региональные батальоны, отказываются общаться с прессой, но некоторые согласились рассказать, почему решили пойти воевать добровольцами.

Таксисту Азату из Уфы 45-и лет говорит, что хотел бы попасть на передовую, а если вернётся домой живым, построить на заработанные деньги загородный дом. Сначала думал пойти воевать исключительно ради заработка. «Но потом увидел солдата, который рассказывал, как женщина с ребёнком убегали от «Азова». Сначала выстрелили женщине в голову, затем в пацана». Тогда Азат решил, что деньги тут не главное. «Чтоб наши дети не пошли воевать, мы, их отцы, должны это сделать. Чтобы у наших детей над головой был мир», – говорит он. У него самого есть восьмилетний сын, который «сказал, что гордится».

Виталию из Уфы 23 года. Он рассказал, что еще раньше хотел отправиться воевать в Сирию. Последние несколько лет работал вахтовым методом на нефтяных месторождениях. Но теперь «решил взять перерыв и нашёл новую работу – Родину защищать». Он говорит, что его «тянет» на Украину:

«Может, насмотрелся на беспредел и русофобию, которая там творится. Я уважаю подвиги наших предков, и мне тяжело смотреть, как на это плюют. Ну и, конечно, приятный бонус в виде довольствий, которые предлагает государство».

На деньги, которые Виталий рассчитывает заработать на войне, он планирует запустить небольшой бизнес.

 

«Батальон — это не толпа с винтовками»

 

Военный аналитик Ян Матвеев считает, что региональные батальоны понесут в войне большие потери, которые невозможно будет скрыть от населения:

«Но, видимо, делать уже нечего, и Минобороны надо хоть как-то набрать людей. Запасники – это обычные мужики. В хорошей ли они физической форме? Некоторые, может, и да, но большинство – нет. Их прежний опыт в армии – это чаще всего мытьё полов и уборка снега. Да, они понимают, как ходить строем и выполнять команды, но опыта стрельбы у них мало, а хорошо обучить солдата за месяц невозможно. Новобранцев надо мешать с более опытными бойцами. Но всех опытных, обычных контрактников уже сгребли на фронт. Кто будет работать инструктором в таких батальонах? Кто будет учить? Батальон – это не толпа с винтовками. Это разные специальности. Только в одном мотострелковом отделении есть гранатомётчик, пулемётчик и так далее. Нужны водители, наводчики, радисты. Можно подучить человека за месяц, но не качественно научить специальности».

В итоге, по мнению Матвеева, подразделения получатся укомплектованными только частично. К тому же у них, вероятно, будет не хватать качественной техники и оснащения: «Они станут чем-то вроде войск ДНР. Там ведь такие же простые мужики воюют и просят прислать им чуть ли не носки на фронт…»

Источник: publizist.ru

 

Вам также может понравиться