Главные новости России и мира сегодня

…А молчание — золото?

Военная операция проходит не только на земле или в воздухе. Война идет за умы и она не прекращается на информационном поле.

Группа депутатов внесла в Госдуму поправки об уголовной ответственности за распространение заведомо ложной информации о деятельности вооруженных сил РФ, сообщил в среду их соавтор, глава комитета Думы по безопасности Василий Пискарев. За изготовление и распространение подобных фейков будет грозить три года лишения свободы, за те же деяния с использованием служебного положения или интернета — от пяти до десяти лет, а при наступлении «общественно опасных последствий» — до 15 лет колонии. Эксперты опасаются, что эти поправки наряду с уже используемыми средствами воздействия на критиков власти могут использоваться для подавления антивоенных настроений.

За «военные» фейки россиянам грозит гораздо более суровое наказание, чем за «коронавирусные»

За «военные» фейки россиянам грозит гораздо более суровое наказание, чем за «коронавирусные»

Фото: Константин Мельницкий, Коммерсантъ

За «военные» фейки россиянам грозит гораздо более суровое наказание, чем за «коронавирусные»

Фото: Константин Мельницкий, Коммерсантъ

Поправки подготовлены ко второму чтению законопроекта об уголовной ответственности за исполнение в России иностранных санкций, который был внесен депутатами всех фракций во главе со спикером Вячеславом Володиным еще в мае 2018 года. По данным “Ъ”, профильный комитет по законодательству рассмотрит их уже в четверг. Среди авторов новых поправок — единороссы Василий Пискарев и Андрей Картаполов (председатель комитета Думы по обороне и экс-начальник главного военно-политического управления Минобороны РФ), а также члены других фракций.

Как сообщил журналистам господин Пискарев, депутаты предложили дополнить УК новой ст. 207.3, предусматривающей наказание «за заведомо ложное распространение информации о деятельности наших вооруженных сил в период исполнения обязанностей по защите граждан и государства».

«Первая часть — общая, касающаяся изготовления таких фейков и их распространения, предусмотрено до трех лет лишения свободы. Если деятельность осуществляется с использованием служебного положения, в группе или организованной группе лиц, с использованием интернета и других возможностей широкого распространения, то тогда наказание будет выше, от пяти до десяти лет лишения свободы. Если лицо, распространяющее фейки, заведомо знает, что они ложные, и они получили общественно опасные последствия, то тогда наказание до 15 лет лишения свободы»,— рассказал глава комитета.

Он также пояснил, что причиной появления поправок стало «огромное количество ложной информации, фейков, дискредитирующих вооруженные силы, которые пришли на Украину закончить войну, развязанную руководителями этого государства». «Надо защитить наши вооруженные силы. Эта информация кочует по всем интернетам, по всем средствам массовой информации, надо этому положить конец»,— добавил депутат. Напомним, 1 марта члены рабочей группы Общественной палаты РФ по борьбе с недостоверной информацией сообщили, что с начала операции на Украине ими выявлено почти 1,4 млн связанных с ней фейков.

Наказание за фейковые новости появилось в законодательстве в марте 2020 года в связи с коронавирусом: соответствующий законопроект был принят Госдумой сразу в трех чтениях вместе с рядом других законов, касающихся борьбы с пандемией. В УК добавили новую ст. 207.1, предполагающую штраф до 700 тыс. руб. или ограничение свободы на срок до трех лет за «распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, или о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения». Ст. 207.2 за те же деяния, повлекшие вред здоровью или смерть по неосторожности, предусматривала уже соответственно до трех или до пяти лет лишения свободы. С практически идентичной формулировкой была введена и административная ответственность за фейки в СМИ по ст. 13.15 КоАП (злоупотребление свободой массовой информации) со штрафом до 400 тыс. руб. для граждан и до 1,5 млн для юрлиц. Если же распространение лженовостей повлекло смерть, причинение вреда здоровью или имуществу, массовое нарушение общественного порядка либо прекращение функционирования важных хозяйственных объектов, то штраф для юрлиц повышался до 5 млн руб. и до 10 млн руб. за повторное нарушение.

По данным МВД, в 2020 году по этим статьям были возбуждены 37 уголовных и 456 административных дел. При этом эксперты правозащитной группы «Агора» в своем докладе «Эпидемия фейков: борьба с коронавирусом как угроза свободе слова» отмечали, что недостоверной в таких делах признавалась любая информация, отличная от официальной, а под преследование часто попадали критики власти — журналисты, активисты и политики.

Какая информация может стать причиной привлечения к ответственности по новой статье УК о «военных фейках», пока понять сложно, признаются эксперты, но в целом «коронавирусный подход» к оценке подобных сообщений может сохраниться.

«Возможно, все, что идет вразрез с некой официальной позицией, может быть потенциально истолковано как распространение фейков»,— считает координатор юридического отдела правозащитного проекта «ОВД-Инфо» (внесен Минюстом в реестр иностранных агентов) Александра Баева. По ее мнению, появление этой поправки напрямую связано с ростом в России антивоенной активности.

Другие эксперты отмечают, что антивоенным настроениям власть уже противодействует, но пока речь идет в основном об относительно нестрогих наказаниях. «Масштаб наказаний за выражение гражданской позиции оценить сложно,— признается правозащитница Анастасия Буракова.— Сейчас почти 7 тыс. человек по всей России задержаны за антивоенные протесты, но это лишь капля в море. Я получаю обращения от людей, которых вынуждают написать заявление об увольнении за выражение антивоенной позиции в соцсетях, но многие никуда не обращаются». При этом задерживают не только за участие в пикетах и митингах. Так, 1 марта полицейские задержали родителей с детьми, пришедших возложить цветы к посольству Украины в Москве, 28 февраля пресс-секретарь «Яблока» Игорь Яковлев и его жена были задержаны за ношение значков с надписью «За мир», а 25 февраля за вывешенный на балконе общежития флаг Украины задержали новосибирского студента.

В отношении некоторых публичных критиков спецоперации на Украине дело ограничилось увольнением с работы.

Так произошло, например, с худруком Центра имени Мейерхольда Дмитрием Волкостреловым, разместившим антивоенный пост в соцсетях, и директором кинотеатров «Полет» и «Звезда» сети «Москино» Екатериной Долининой, подписавшей открытое письмо против боевых действий на Украине. А нижегородский дирижер Иван Великанов, выступивший с антивоенным спичем перед оперой «Свадьба Фигаро», был отстранен от работы на фестивале «Золотая маска».

В то же время экс-продюсер певицы Светланы Лободы и известного телепроекта «Орел и решка» Нателла Крапивина, написавшая в соцсетях несколько антивоенных постов, подверглась более жесткому наказанию: ее лишили российского гражданства, полученного в несовершеннолетнем возрасте. Как сообщили 1 марта в МВД, опекуны госпожи Крапивиной, как теперь выяснилось, подали неполный пакет документов, и паспорт ей был выдан в нарушение закона. Добавим, что с просьбой проверить обоснованность выдачи паспорта Нателле Крапивиной в МВД обратился член Совета по правам человека при президенте РФ Кирилл Кабанов — из-за ее «жесткой критики и неприязни действий властей РФ».

Правозащитники не исключают, что меры наказания за антивоенную позицию будут усиливаться.

Генпрокуратура уже предупредила, что «оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности» России, может расцениваться как государственная измена (ст. 275 УК, до 20 лет колонии). Правда, команда юристов «Первый отдел» надеется, что применение этой статьи вряд ли будет массовым: «Расплывчатые формулировки закона позволяют отнести к госизмене сотрудничество почти с любой иностранной организацией. Но такими делами занимается ФСБ. Через нее со скрипом проходит 15–20 таких дел в год».

Пока об обвинениях в госизмене в связи с операцией на Украине ничего не известно, зато уже есть пример привлечения к ответственности за призывы к экстремизму: как сообщает «ОВД-Инфо», первое такое уголовное дело по ч. 2 ст. 280 УК РФ возбуждено против жителя Уфы Айтугана Шарипова из-за его сообщений в WhatsApp о ситуации на Украине (сотрудники ФСБ задержали его 24 февраля). «В целом набор рычагов давления достаточно стандартный,— считает Александра Баева.— Есть вещи, которые мы пока что не наблюдаем. Например, нет массового поквартирного обхода тех, кто ранее задерживался. Возможно, так как антивоенные акции идут каждый день, то сил у сотрудников на такую работу нет».

Источник: «Коммерсантъ»

Вам также может понравиться