Главные новости России и мира сегодня

«Множество баллистических ракет может оказаться нацелено на Тель-Авив»

Выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху предупредил: вовлечение Тегерана в сирийский конфликт может вынудить Израиль изменить решение о своем невмешательстве в него. Бывший глава Управления израильской военной разведки, директор Института исследования национальной безопасности при Тель-авивском университете генерал-майор Амос Ядлин рассказал корреспонденту “Ъ” Марианне Беленькой о целях, которые преследует Израиль в Сирии и роли, которую играет Россия в деэскалации конфликта на сирийско-израильской границе.

— Какие цели преследует Израиль в Сирии?

— Наша основная цель — быть уверенными, что Сирия не станет базой для агрессии против Израиля. Проблема в Иране и «Хезболле» (движении, тесно связанном с Тегераном.— “Ъ”). После того как Россия вмешалась в сирийский конфликт два года назад, коалиция Асада (президента Сирии Башара Асада.— “Ъ”) решила, что война складывается в ее пользу. Израиль считает, что сегодня никто не мешает Ирану выстраивать свое военное присутствие в Сирии на основе трех моделей. Первая — создание еще одной террористической организации по примеру «Хезболлы» или размещение «Хезболлы» в районе израильской границы на Голанских высотах. Вторая модель — иракская, то есть создание военизированных шиитских формирований, которые можно будет использовать против Израиля. Третья — множество баллистических ракет может оказаться нацелено на Тель-Авив. По примеру того, как Северная Корея угрожает Южной. И Израиль настроен не позволить Ирану осуществить свои цели.

— На этой неделе The New York Times опубликовала карту, на которой якобы обозначены иранские военные объекты в Сирии. Эта карта соответствует действительности?

— Она демонстрирует серьезную иранскую активность, хотя иранцы (и иногда российские официальные лица) говорят, что в Сирии находятся только иранские военные советники, и они вернутся в Иран, как только закончится война. Мы видим, что все абсолютно не так.

— Можно ли доверять этой карте?

— Нужно время, чтобы ее изучить, она только опубликована. Но я знаю о стремлении Ирана построить военные базы в Сирии. И если The New York Times, которая не является таким уж произраильским СМИ, публикует это, я полагаю, там много правды.

«Множество баллистических ракет может оказаться нацелено на Тель-Авив»

— По данным израильских СМИ, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху также демонстрировал президенту России Владимиру Путину карту с иранскими военными объектами во время визита в Москву…

— Господин Нетаньяху не тот человек, который заинтересован в войне. Если он может добиться дипломатического решения проблемы, в том числе через Путина, то всегда предпочтет этот путь. Поэтому он говорил с Путиным, поэтому он говорил с президентом США Дональдом Трампом, пытаясь добиться от международного сообщества действий, которые положат конец иранскому военному присутствию в Сирии против Израиля.

— В Дамаске утверждают, что Израиль каждый раз атакует Сирию в тот момент, когда сирийская армия добивается успеха в борьбе с террористами, то есть помогает террористам.

— Это обычная пропаганда. Мы атаковали сирийские силы, если они открывали огонь по Израилю или передавали оружие «Хезболле». Но мы никогда не оказывали военную поддержку сирийской оппозиции. Хотя моя личная позиция была другой. Я говорил, что свержение Асада — правильная стратегия для Израиля, так как Асад приведет в Сирию Иран и «Хезболлу» и даст им свободу действий против Израиля. Это преступный режим, который виновен в гибели сотен тысяч человек, в том, что миллионы стали беженцами. Но израильское правительство не приняло мои рекомендации.

— Сирийские власти приводят доказательства сотрудничества Израиля с террористической организацией «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ). В том числе демонстрируют оружие, которое, как утверждается, Израиль отправлял террористам.

— Это очередная пропаганда. У нас нет связей с «Нусрой». У нас есть связи с суннитскими деревнями в районе Голанских высот. Они нуждаются в гуманитарной и медицинской помощи. И мы оказываем ее, так как не хотим, чтобы эти деревни сотрудничали с «Хезболлой» и Ираном.

— Я слышала о сотрудничестве Израиля и «Нусры» не только от сирийских источников.

— У Израиля есть контакты с представителями умеренной сирийской оппозицией в районе Голан. Повторю, это не военное сотрудничество.

— Вы не создаете в Сирии силы, на которые можно опереться, как это было во время гражданской войн в Ливане. Просто ждете, кто одержит вверх?

— Мы не вмешиваемся в гражданскую войну в Сирии. Но мы никогда не позволим Ирану и «Хезболле» воспользоваться ситуацией. В тот момент, когда Иран, «Хезболла» и Асад создадут угрозу безопасности для Израиля и пересекут наши «красные линии», Израиль сразу же примет ответные меры. И они уже это видели в последние два-три года.

— В ночь на 10 февраля иранский беспилотник оказался в небе над Израилем. Как близко ситуация была близка к большой войне, к пересечению этих «красных линий»?

— Этот случай — очень хороший пример, как можно прийти к войне, которую на самом деле никто не хочет. Сейчас, с моей точки зрения, ситуация успокоилась, так как у каждой стороны сложилась своя «картина победы». Сирийцы сбили израильский самолет, израильтяне сбили иранский дрон и атаковали сирийские ПВО и иранские базы. Плюс, я думаю, позитивную роль сыграло вмешательство президента Путина, который беседовал по телефону с обеими сторонами. Россия не заинтересована в войне между Ираном и Израилем в Сирии. Но если иранцы продолжат наращивать военный потенциал в Сирии, продолжат провоцировать нас и Израиль решит, что не позволит продолжать иранцам вести такую политику, это создаст реальный потенциал для начала войны.

— Как долго в таком случае Россия, по вашему мнению, сможет балансировать между Израилем и Ираном? Не придется ли ей сделать выбор?

— Если обе стороны не сделают ошибок, которые вовлекут Россию в конфликт напрямую, я не думаю, что России придется выбирать. Не в ее интересах вступать в конфронтацию с той или другой стороной. Мне кажется роль России в том, чтобы дать понять иранцам, что война между Израилем и Ираном или режимом Асада не в ее интересах. Россия потратила много усилий, чтобы спасти Асада. Я считаю, что единственная сила, которая может реально разрушить сирийский режим,— это Израиль, а не сирийская оппозиция или кто-то из региональных игроков (турки, саудовцы). Повторю, это моя личная позиция, что Израилю выгоден уход Асада. Но если Асад не сможет сдержать Иран, не прекратит атаковать израильские самолеты, значит режим в опасности.

Источник: kommersant.ru
Вам также может понравиться