Главные новости России и мира сегодня

«Бокс уже не просто соревнования, а площадка для привлечения инвестиций»

Сегодня в Сочи открывается первый Международный боксерский форум, который можно считать крупнейшим официальным мероприятием в истории этого вида спорта. В нем впервые примут участие президенты всех ключевых боксерских структур — Международной ассоциации олимпийского бокса (AIBA) и четырех организаций, контролирующих профессиональный бокс: Всемирного боксерского совета (WBC), Всемирной боксерской ассоциации (WBA), Международной боксерской федерации (IBF) и Всемирной боксерской организации (WBO),— 90 олимпийских чемпионов и чемпионов мира. Форум организовала Федерация бокса России, которая в прошлом году пережила радикальную административную реформу. Умар Кремлёв, руководящий организацией в должности генерального секретаря, рассказал корреспонденту “Ъ” Алексею Доспехову о том, зачем федерации такие мероприятия и такие бои, как субботний чемпионский поединок Мурата Гассиева и Юниера Дортикоса в Сочи, и о том, как российский олимпийский бокс будет выходить из кризисного состояния.

— Объясните, в чем смысл проведения Международного боксерского форума с участием всех руководителей мирового бокса? Раньше он как-то обходился без таких мероприятий.

— Начну издалека — с февраля 2017 года, когда в Федерацию бокса России пришли новые руководители и произошла административная реформа (в ее рамках был упразднен пост президента, а федерацию в должности генерального секретаря возглавил Умар Кремлёв, отчитывающийся перед наблюдательным советом во главе с Алексеем Рубежным (руководитель службы безопасности президента РФ.— “Ъ”). К сожалению, наш бокс находился в упадке во многих аспектах. Высшим наблюдательным советом была поставлена задача в кратчайшие сроки вернуть величие вида спорта бокс по всем направлениям. В первую очередь нужно было поднять авторитет федерации на международном уровне, навести заново контакты, добиться того, чтобы наши представители работали во всех ключевых структурах как олимпийского, так и профессионального бокса, провести мероприятия по популяризации бокса, такие как устроенный нами в июле День бокса на Красной площади, когда в открытой тренировке приняли участие 3 тыс. человек и был установлен рекорд для Книги Гиннесса. Нужно было как можно убедительнее показать новое лицо федерации — структуры, готовой перенять все современные подходы к спорту, который уже не просто соревнование, а площадка для привлечения рекламы, инвестиций, в том числе из-за рубежа.

Международный боксерский форум, в котором примут участие президенты всех основных федераций бокса, представители 130 стран, олимпийские чемпионы и чемпионы-профессионалы, в этот тренд укладывался. Такой площадки, такой возможности для обсуждения важных вопросов точно еще никогда в России не создавали. При этом на проведении форума мы не остановимся. Вы наверняка знаете, что мы уже добились права принять чемпионат мира — предолимпийский, кстати, чемпионат — в 2019 году, причем он состоится именно в Сочи, а в России такого уровня турниров не было с московского первенства 1989 года. Кроме того, в ноябре Москва принимает конгресс AIBA, и День бокса стал международным. В ближайшее время планируем начать строительство в Москве центра бокса, арены бокса и международного зала боксерской славы. На форуме объявим, кто в него будет включен.

— А есть ли шанс, что на нем будут приняты какие-то стратегические решения — допустим, по актуальной теме сближения олимпийского и профессионального бокса?

— Я не сомневаюсь, что президенты AIBA и федераций профессионального бокса по крайней мере будут обсуждать вопросы взаимодействия и что такой диалог необходим.

— Федерация бокса России в прошлом году нашла радикальный способ решения проблемы «сближения». Она взяла профессиональный бокс, которым раньше занималась отдельная федерация, под свой контроль. Это что, было так необходимо? Разве в России и профессиональный бокс находился в упадке? Со стороны, если честно, ситуация так не выглядела.

— Понимаете, неправильно рассматривать профессиональный и олимпийский бокс как два разных вида спорта, какими бы разными ни казались их правила. Это единый спорт. Профессиональный бокс все равно так или иначе начинается с олимпийского. Это первое. Второе: на самом деле в профессиональном боксе у нас было достаточно проблем. Проводя объединение, мы хотели, чтобы все было прозрачно. Чтобы гонорары и контракты были прозрачными, чтобы не было часто возникавших претензий, что кто-то кого-то обманул: менеджеры, промоутеры — боксеров, боксеры — промоутеров. Чтобы, когда откровенно засудили нашего спортсмена, можно было оперативно и эффективно отреагировать на это. Чтобы существовала действенная система допинг-контроля, а нарушители несли ответственность, в том числе финансовую. При прежней системе такого контроля не было. Мы сейчас все систематизировали и разъяснили.

Еще один момент. Федерация бокса России намерена активно участвовать именно в развитии наших спортсменов-профессионалов. Для этого мы ввели в каждую федерацию, в каждый исполком своих представителей. Для чего это? Например, выиграл боксер титул интерконтинентального чемпиона какой-то организации. До сих пор это воспринималось так: выиграл — и хорошо, а какое у него место в рейтинге — не важно. Теперь мы ставим вопрос жестче: у интерконтинентального чемпиона должен быть особый статус. Скажем, если он дважды успешно защищает пояс, то обязан стать официальным претендентом.

Вопросы были и по судейству. Раньше обслуживать бои в Россию приезжали иностранцы. Мы поставили задачу поднять авторитет наших судей, и это удалось. Теперь поединки судят отечественные судьи, а иностранец — только супервайзер от санкционировавшей матч федерации.

— Но мне все же интереснее узнать, что может дать объединение с точки зрения взаимодействия олимпийского бокса и профессионального?

— Возможность общаться, решать актуальные вопросы. Вот сегодня ты любитель, дерешься в национальной сборной, в тебя государство вкладывает деньги, а завтра ты развернулся и пошел в профессионалы. Это правильно?

— Ну, эта проблема давно обсуждается. Неужели никакого конструктивного диалога с Федерацией профессионального бокса России по ней не было?

— Не было. А сейчас спортсмен уже не может просто так уйти. Прежде чем выдать лицензию профессионального боксера, мы должны все согласовать, например выяснить, есть ли у него замена в сборной и по какой причине он хочет перейти. То же касается и практиковавшихся в свое время смен спортивного гражданства. Вспоминаю случай на чемпионате Европы в Турции. Наш боксер выходит на ринг, а против него тоже наш, только представляет почему-то уже Азербайджан. Не проходил в национальную сборную и решил выступать за другую. Кто ему разрешил переход, как разрешил? Мы сейчас заключаем со всеми спортсменами контракты, в которых прописываем в том числе такие ситуации, их ответственность перед государством, болельщиками.

— Собираетесь устанавливать какие-то лимиты по переходу в профессионалы? Скажем, только после двух олимпийских циклов в любителях?

— Нет. Будем рассматривать каждый конкретный случай. Тем более что в последнее время все больше и больше спортсменов хотят оставаться в олимпийском боксе. Я постоянно общаюсь с ребятами из национальной сборной, и у всех задача — выступать за страну. Профессионалами они хотят стать только после того, как достигнут чего-нибудь значительного: выиграют Олимпиаду или чемпионат мира. Ну, или если в категории появится кто-то, кто принципиально сильнее.

— Неужели финансовые условия в олимпийском боксе сопоставимы с условиями в боксе профессиональном?

— Условия хорошие. Но задача увеличить бюджет федерации, привлечь больше инвестиций, спонсоров, сделать так, чтобы спонсоры были довольны взаимодействием с нами, получали то, что хотят, перед нами стоит.

— Так какой бюджет у федерации на текущий год?

— 1,2 млрд руб. При этом значительная часть бюджета — спонсорские, частные поступления. В основном на них мы проводим и сочинский форум. Откуда средства? Помогают разные компании: строительные, «Аэрофлот», я также вкладываю личные средства.

— А если говорить о распределении средств, какие направления вы считаете основными?

— Острая проблема — это помощь спортсменам и особенно тренерам в регионах. Знаете, какая зарплата в некоторых из них была у тренеров? 7–8 тыс. руб. И в этом виновато не государство, не «центр», а региональные федерации. Они просто не обращали внимания на проблему, иногда вообще забывали о существовании тренеров. Например, помню, как узнал, что тренер, который воспитал чемпионку Европы, оформлен, оказывается, в региональной федерации шахмат. Руководителю федерации бокса на это было наплевать… Мы меняем отношение, выводим эту сферу на первый план. Федерация создала тренерский совет во главе с Николаем Дмитриевичем Хромовым, знаменитым специалистом, в том числе для того, чтобы было активное взаимодействие с регионами. Два раза в неделю проводим онлайн-семинары, регулярно собираем совещания. Без тренеров мы ведь ничего не сделаем. Это благодаря им вырастают спортсмены, появляются результаты, а значит, боксом увлекаются дети.

— Давайте уточним вопрос насчет уровня российского бокса — олимпийского, я имею в виду. Последним топовым турниром прошлого года был чемпионат мира в Гамбурге. Итоги просто плачевные: ноль золотых медалей. Это не случайность?

— Какая случайность?! Да я с самого начала знал, что так будет. Спортсмены показали то, на что были готовы… Это в продолжение темы состояния нашего бокса на тот момент, когда наша команда возглавила федерацию, тренерской и судейской темы.

— А почему судейской?

— Потому что, когда судья на внутренних соревнованиях отдает победу не тому, кто ее заслужил, это ведь тоже удар по качеству подготовки спортсмена. Неквалифицированный, руководствующийся какими-то своими мотивами судья ломает бокс, создает условия, при которых национальная сборная остается без лучших бойцов. У нас в этом смысле все тоже было отнюдь не в полном порядке.

— Сочинский форум венчает один из самых интригующих поединков года — бой новой суперзвезды российского бокса Мурата Гассиева, чемпиона IBF в первом тяжелом весе, против кубинца Юниера Дортикоса, полуфинал Всемирной боксерской суперсерии. Это же Федерация бокса России привезла матч в Сочи. Сколько стоит такая громкая история?

— Мы потратили на этот бой около $2,5 млн. А что касается затрат на проведение форума, то я еще не считал.

— Учитывая звучность «вывески», не так уж много…

— И все равно есть люди, которые говорят: зачем вы эти деньги тратите на бой профессионалов, если на них можно было бы зал открыть? Но повторю: такие бои — реклама бокса, средство привлечения болельщиков, инвесторов. Мы обязаны их устраивать. А параллельно строить новые залы и ремонтировать старые, привлекая дополнительные инвестиции.

— У вас есть какие-то цели в этом смысле?

— По инвестициям? До 2020 года, до Олимпиады в Токио, нам нужно примерно 5 млрд руб. частных инвестиций, в первую очередь чтобы направить их в регионы, чтобы дать импульс развитию.

— В Америке профессиональный бокс генерирует громадные средства прежде всего благодаря телевидению. В России, надо полагать, с этим все не так просто?

— У нас есть перспективы по телевидению. Но, конечно, таких условий, как в Европе и Америке, где бокс прекрасно продается на телеканалах, пока нет. Впрочем, на одном телевидении, говоря о продвижении в медийном пространстве, зацикливаться нельзя. Мы будем способствовать созданию специализированных сайтов, популяризировать бокс через социальные сети, сами производить программы о боксе. Я уже обсуждал с «Матч ТВ» варианты такого сотрудничества.

— У нас же не так уж мало боксеров с отличным коммерческим потенциалом, так?

— Много. Гассиев, на мой взгляд, номер один. Но еще у нас есть Денис Лебедев, Александр Поветкин, Руслан Проводников, Федор Чудинов, Эдуард Трояновский, Дмитрий Бивол, Артур Бетербиев, Михаил Алоян… Другое дело, что мы пока все-таки не флагманы в профессиональном боксе. А мне хочется, чтобы были флагманами. Возможность стать ими, уверен, есть.

— Осенью в Москве пройдет конгресс AIBA, на котором состоятся выборы президента федерации. Они понадобились после того, как в прошлом году в ней разразилось то, что Международный олимпийский комитет назвал «глубоким административным кризисом». Президенту AIBA У Цзинго исполком объявил вотум недоверия, а потом он был вынужден уйти в отставку. Причем заседание исполкома состоялось в Москве, и вообще сложилось ощущение, что Федерация бокса России принимала активное участие в процессе смены руководства международной федерации. Чем вам не угодил У Цзинго?

— То, что исполком проходил в Москве, с политикой никак не связано. Я уже сказал, что председателем наблюдательного совета Федерации бокса России Алексеем Александровичем Рубежным была поставлена задача в кратчайшие сроки поднять имидж нашего бокса, в том числе с помощью международных мероприятий. Исполком был одним из них.

— Но требование об отставке У Цзинго вы поддержали?

— Понимаете, все, что ему предъявил исполком, соответствовало действительности. В боксе наблюдался упадок, возникали конфликты с инвесторами, спонсорские деньги куда-то пропадали. Федерация бокса России, естественно, не могла не поддержать исполком, раз президент AIBA начал играть в какие-то свои игры вместо того, чтобы развивать бокс. Я считаю, что федерация оперативно на все среагировала и вовремя запустила процесс реформ.

— При У Цзинго их тоже было немало. Взять хотя бы допуск профессионалов на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро. Получился, правда, по-моему, фарс: сильные бойцы не приехали, а те, что приехали, сразу повылетали…

— Откровенно говоря, я думаю, едва ли профессионал может выиграть у олимпийца, если бой проходит по любительским правилам. Дело даже не в их специфике, отличиях в экипировке, а в том, что профессионал ведь готовится на один бой, а олимпиец — на целый долгий турнир.

— Бой Гассиева с Дортикосом — это разовая история для Федерации бокса России или федерация планирует организовывать и другие топовые бои?

— Планируем, обсуждаем… Например, намерены наладить сотрудничество с Всемирной боксерской суперсерией. Они как раз хотят посмотреть, на каком уровне мы проведем сочинское шоу. Возможно, если все пройдет хорошо, мы возьмем суперсерию в весовой категории, где много наших боксеров.

— Именно серию, большой и дорогой турнир с участием восьмерки супербойцов?

— Да, именно серию. Это очень интересный проект, который позволяет развиваться и зарабатывать, строить карьеру и спортсменам, и тренерам.

— А если будет возможность провести в России бой двух зарубежных боксеров, вы ею воспользуетесь? Или у нас идет только формат «свой против чужих»?

— Почему нет? У нас в стране очень много тех, кто любит бокс, кто готов даже лететь в другой город, чтобы посмотреть бой. Причем на бокс, в отличие от других видов спорта, ходят и мужчины, и женщины. По моей оценке, наша потенциальная аудитория — больше половины населения страны. Да вот хотя бы бой Гассиева с Дортикосом. Билеты на 15-тысячную арену разобрали моментально. Люди просят: не нужно места, дайте нам посмотреть его стоя. И городов, имеющих опыт организации крупных шоу, у нас достаточно — Москва, Казань, Сочи… На таком уровне, как у нас, бокс нигде не проводят, даже в США.

— Я про иностранцев спросил, потому что помню, как в 2015 году гремела история про то, как вы, будучи промоутером, хотели провести бой Владимира Кличко с Тайсоном Фьюри в Грозном, предложили на торгах $18 млн за него, но вашу заявку, хотя она была самой дорогой, заблокировали и Фьюри победил Кличко в Дюссельдорфе? Это был не рекламный ход? Вы правда рассчитывали привезти Кличко и Фьюри в Грозный?

— Да, правда. Мы рассчитывали выиграть торги — и выиграли их. Но нам по какой-то причине бой не отдали. Не хотели, чтобы он ушел в Россию. Теперь, надеюсь, что-то в этом духе получится. На форуме в Сочи будет Геннадий Головкин (выдающийся казахский средневес, чемпион мира.— “Ъ”). Может, попробуем его следующий бой привезти в Россию. По крайней мере обсудим с ним такой вариант.

— Ну, Головкин — это принципиально другой уровень цен, не $2,5 млн…

— И что? Я же говорю: у нас самые лучшие площадки в мире для профессиональных боев. Уверен, спонсоров под такой поединок придет немало.

— Вы не боитесь конкуренции со стороны смешанных единоборств? А то их стало много и на телевидении, и в интернете. Не вытесняет MMA классический бокс?

— Не хочу никого обидеть, но где бокс и где смешанные единоборства? Они рядом с ним не стоят. Помните, как чемпион смешанных единоборств Конор Макгрегор выглядел на фоне боксера Флойда Мейуэзера? Никак.

— Зато бой, о которым вы сказали, собрал больше полумиллиарда долларов…

— Все равно рейтинг бокса в сто раз выше, и свои позиции он не уступит. Александр Карелин правильно сказал: в смешанные единоборства идут спортсмены, не состоявшиеся либо в борьбе, либо в боксе. По уровню зрелища они никогда не смогут сравниться с боксом. Когда смешанные единоборства собирали 80-тысячные, 100-тысячные арены? А бокс собирал. В этом году мы опять проведем День бокса и собираемся на нем установить очередной рекорд по массовости. Вот увидите — придет более 200 тыс. человек.

Источник: kommersant.ru
Вам также может понравиться