Главные новости России и мира сегодня

Зэков всё меньше, запросы ФСИН всё больше…

Вслед за Росгвардией, еще одно силовое ведомство России оказалось в эпицентре «продуктового» скандала. По итогам аудита, проведенного Счетной палатой РФ, выяснилось, что Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН), мягко говоря, некорректно формирует объемы бюджетных ассигнований на продовольственное обеспечение уголовно-исполнительной системы. А сами продукты, как уж это водится у наших силовиков, закупает по завышенным ценам…

Причем, и схема злоупотреблений проста до банальности. Хотя в исправительных учреждениях сегодня содержится рекордно малое количество осужденных за всю историю новейшей России — 467 тысяч человек, на аппетитах фсиновских тыловиков это никак не сказывается. «В формировании потребности в бюджетных ассигнованиях на продовольственное обеспечение ФСИН не учитывала ежегодное уменьшение численности спецконтингента», — сообщила на коллегии Счетной палаты аудитор Татьяна Блинова.

Вдобавок ко всему, индексы цен производителей не соответствовали установленным Минэкономразвития показателям, а в расчетах применялись средневзвешенные прогнозные цены по укрупненным категориям продуктов питания. В совокупности все это привело к серьезному завышению объемов бюджетных ассигнований. Результатом чего стали избыточные средства, которые ФСИН либо перераспределяла на иные цели (разве плохо?!), либо их секвестировало само правительство, даже не удосужившееся проверить, сколько у нас в реальности заключенных. Например, в 2015 году было сокращено более 2,3 млрд рублей, в 2016-м перераспределено почти 1,9 млрд рублей, в 2017-м — 60,6 млн рублей. При этом даже с учетом перераспределения по итогам 2017 года остаток неиспользованных средств составил более 1,3 млрд рублей. Неслабо?

В Счетной палате, к тому же, выяснили, что ФСИН закупает продукты в основном у собственных подведомственных учреждений и унитарных предприятий. В 2015-2017 годах они обеспечивали более 79% поставок продовольствия. При этом – еще один беспрецедентный факт! — цены на значительную часть продуктов питания по контрактам превышали региональную стоимость аналогичных продуктов в два раза и более. В результате только в трех проверенных территориальных органах ФСИН были установлены избыточные расходы более чем на 237 млн рублей. Такое себе не позволяла даже Росгвардия!..

На сайте Счетной палаты также сообщается, что учреждения и территориальные органы ФСИН накапливают чрезмерные запасы продовольствия. На 1 января 2017 года их объем превысил полугодовую потребность, а стоимость этих запасов составила более 8 млрд рублей. Такая ситуация сложилась из-за того, что ни Минюст, ни ФСИН нормативно не установили пределы накопления продовольственных запасов. Остается только догадываться, сколько из этих продуктов были просроченными, и чем в итоге кормили заключенных!

Министерству юстиции, куда структурно входит ФСИН, крыть было просто нечем. Там согласились со всеми замечаниями Счетной палаты и выразили готовность «работать над ошибками». Как сообщил замминистра юстиции Вадим Федоров, сейчас готовятся проекты соответствующих нормативных правовых актов, в том числе регламентирующих продовольственное обеспечение органов уголовно-исполнительной системы. Чтобы они не закупали больше, чем в буквальном смысле способны проглотить!

Остается добавить, что это далеко не первый «наезд» Счетной палаты на ФСИН. В начале прошлого года, например, аудиторы СП докладывали, что в уголовно-исполнительной системе почему-то не привлекается к труду более 60% трудоспособных осужденных. То есть они содержатся за наш с вами счет!

На заседании Коллегии Счетной палаты 23 января 2018 года отмечалось, что принимаемые ФСИН России в 2014-2016 годах меры по организации трудовой адаптации осужденных не привели ни к росту количества зеков, привлеченных к оплачиваемому труду, ни к увеличению объемов производства. Таким образом, положения Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года в части организации привлечения осужденных к труду не реализованы и не инкорпорированы в подпрограмму «Регулирование государственной политики в сфере исполнения уголовных наказаний» госпрограммы «Юстиция». Проще говоря, похерены.

Более того, показатели привлечения осужденных к труду все это время только ухудшались. Если в 2014 году к этому благородному делу было привлечено 223,2 тыс. зеков или 41,7% общего их количества, то в 2016-м – всего 190,2 тыс. или 37,6%. Общий объем производства товаров, выполненных работ и оказанных услуг с привлечением осужденных за три года сократился на 1,4 млрд рублей.

Так что сведения об «эффективной экономике» не подтверждаются в России ни по ту, ни по эту сторону колючей проволоки.

Эх, нет на вас Иосифа Виссарионовича…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться