Главные новости России и мира сегодня

Российская военная база в Армении может оказаться заложницей новой схватки за Карабах

Любой тлеющий межгосударственный или межнациональный конфликт рано или поздно имеет свойство разгораться. Это аксиома. Именно поэтому третья сторона, пытающаяся каким-то образом участвовать в его урегулировании, прежде всего, не хочет оказаться в него втянутой. И старается в этом смысле себя обезопасить. Прежде всего, с правовой точки зрения.

Применительно к длящемуся не первое десятилетие азербайджано-армянскому противоборству за Нагорный Карабах Москва сделала все, чтобы в случае возобновления полномасштабных боевых действий не просто оказаться в них вовлеченной, но и не оставить для себя ни единого шанса сохранить собственное политическое лицо.

В 2011 году наша Государственная Дума ратифицировала протокол о внесении изменений в двусторонний договор о российской 102-й военной базе, дислоцированной в Армении. Напомним, что в соответствии с этим договором наши войска будут стоять там, как минимум, до 2044 года. То же самое проделал парламент закавказской республики.

Но если в России это мало кто заметил, то в Армении к этому событию было привлечено более чем пристальное внимание. Если для нас это был не более чем формальный повод еще раз обозначить факт российского геополитического влияния в Закавказье, то братья-армяне сделали все, чтобы сам факт нахождения российской военной базы на своей территории увязать с защитой своих национальных интересов. Проще говоря – с удержанием захваченной у Азербайджана территории Нагорного Карабаха.

Собственного говоря, в Ереване этого никто и не таил. Как сообщали тогда СМИ, замминистра обороны Армении Ара Назарян, представлявший протокол на ратификацию своим депутатам, специально оговорился, что по новому документу «Россия будет содействовать обеспечению безопасности страны, а в предыдущей версии она лишь обязалась защищать безопасность границ бывшей советской Армении». То есть если азербайджанцы решаться на вторжение, открытым текстом разъяснял Назарян, российский солдат окажется… в одном окопе с армянским.

Тем более что искать его долго не придется, поскольку части и подразделения 102-й российской военной базы в основном компактно расположены в городе Гюмри. Перебросить их отсюда к Карабаху – дело нескольких часов.

В Москве всей этой риторики «стратегических партнеров» тогда не то, что не замечали, а делали вид, что она второстепенна. Мол, политического веса России вполне хватит для того, чтобы не доводить дело до возобновления большой войны.

И вот эта война началась! В Азербайджане, Армении и Нагорном Карабахе объявлено военное положение. Полным ходом идет мобилизация. Обе стороны демонстрируют повышенный градус воинственности и заявляют о намерении воевать до победного конца.

А что же Россия? Она, как всегда, проявляет озабоченность и призывает всех жить дружно. Но я могу себе представить, каким отборным матом встречает каждое такое новое заявление внешнеполитического ведомства РФ командование 102-й военной базы. Потому как на Смоленской площади Москвы, возможно, не осведомлены, что из 5 тысяч человек личного состава почти 2 тысячи на 102-й базе составляют этнические армяне-контрактники!

Ребята они, в общем-то, неплохие. И службу знают, и Россию-матушку уважают, и все такое прочее. Но кто даст гарантию, что в случае серьезного обострения ситуации они, в лучшем случае, не махнут с вверенным им оружием на карабахский фронт, а в худшем – не устроят «бунт на корабле». Тем более что прецеденты уже случались. Не далее как в 1992 году наших десантников в том же Гюмри (бывшем Ленинакане) убили только за то, что они отказались без приказа сверху передавать боевую технику 7-й гвардейской армии Закавказского военного округа местным ополченцам. Которые и тогда полным ходом воевали с соседями-азербайджанцами…

Сегодня в состав 102-й военной базы входят три мотострелковых полка, артиллерийский полк, зенитный ракетный полк, отдельный танковый батальон, отдельный разведывательный батальон. Там же находятся наша авиабаза, на вооружении которой стоят истребители МиГ-29, а также дивизион систем противовоздушной обороны С-300.

Осознают ли в Москве, что вся эта мощь армянами воспринимается отнюдь не только как российская? И зафиксированный де-юре факт, что «Россия будет содействовать обеспечению безопасности Армении» наши союзники будут трактовать совсем не так, как мы?

И винить в этом некого, кроме как самих себя…

 

Эрик Осипов

Вам также может понравиться