Главные новости России и мира сегодня

Скрепы ищут: почему отовсюду слышна «симфония церкви и государства»

Интерес общественности – и не только церковной – к преподавателю Новосибирской духовной семинарии Иоанну Курмоярову все более возрастает. Интересен иеромонах не только тем, что публично раскритиковал построенный в Подмосковье главный храм Вооруженных Сил, назвав его «языческим капищем». За это, напомним, ему запретили служение на два месяца «в связи с несоответствием званию клирика РПЦ». Отец Иоанн еще и выступает против демонстративного сращивания церкви и государства, которое вызывает у людей все большую неприязнь. «Тайга.инфо» опубликовала его монолог на эту тему.

Священник признался, что является противником «симфонии церкви и государства», и такие вещи его очень ранят. Он даже опубликовал на своей странице в одной из соцсетей цитату патриарха, который говорит, что революция случилась из-за подобного сращивания.

— Трагедия 17-го года произошла именно из-за этого. Зачем повторять эти ошибки? — задается иеромонах резонным вопросом. — Согласно шестой новелле императора Юстиниана, симфония означает ситуацию, когда и церковная власть, и власть светская имеют один источник происхождения. Но, с точки зрения христианства, у церкви и государства разная природа, мы не должны в дела друг друга лезть вообще.

Иоанн Курмояров называет себя патриотом, почитает подвиг наших солдат в годы Великой Отечественной войны. Когда он служил на Украине, СБУ даже завела на него дело за то, что священник открыто демонстрировал георгиевскую ленточку.

— Но нельзя в церковь это приносить, это извратит христианство, — полагает он. — Сотрудничать надо с государством, но сращивания быть не должно. Сегодня это очень мощная тенденция, и она набирает обороты. Все молчат, всем затыкают рот, все боятся высказаться. Мы идем к катастрофе, реальной катастрофе. Церковь уже в обществе популярностью такой не пользуется, народу мало в храмах. Количество крещений сокращается даже в Москве, а в провинции — тем более. У людей появляется ожесточенное отношение к церкви. Молодежи на церковь наплевать. Потому что они воспринимают церковь как государственный институт, аппарат. Церковь используют для давления на общество. Мы сами себе наносим урон. И государству хуже, и церкви хуже.

Отец Иоанн признает, что руководству семинарии такая его позиция не нравится. А поскольку на занятиях он доносит ее до семинаристов, преподавая предмет «Церковь, государство, общество», от него попросту хотели бы избавиться. Но на низах священники разделяют эту точку зрения. «Симфонию церкви и государства» не принимает и молодежь, те же семинаристы.

— Мы уже это прошли, — поясняет он. — Синодальная эпоха, два столетия — от Петра до революции — церковь управлялась государством. И народ от нее отошел, начал рушить храмы, священников расстреливать. Зачем снова на эти грабли наступать — непонятно.

Иеромонах полагает, что это инерция советского и синодального времени.

— Так считалось, что, чем тише церковь себя ведет, тем лучше, на благо государства, — поясняет он. — А после войны считалось, что надо молчать, не высовываться, не проповедовать, не гоняют — и слава Богу. Это позиция отмалчивания. Сейчас перестроиться сложно — архиереи все советской эпохи, видимо, им ментальность не позволяет понять, что мы живем уже в другое время, что люди стали другие. Надо активно выходить к людям, вести с обществом диалог, идти на компромиссы, обсуждать, вести дискуссии. Протестанты нас называют «молчащая церковь». Потому что мы не проповедуем, говорим о смирении перед государством, ничего не обсуждаем, ничего не объясняем. Сказал что-то не так — сразу гонения…

По словам священника, появляются и новые, активные архиереи, но они пока в тени. А церковь, по его мнению, должна перестраивать свои отношения с обществом уже сейчас.

— Сейчас пути общества и церкви разошлись, — констатирует отец Иоанн. — Перестраиваться трудно, особенно, пожилым, пусть умным и хорошим, но трудно. А сейчас время такое, что все бурно меняется. Тяжело людям советской психологии, которые привыкли жить тихо, спокойно, в брежневском застое. Сами люди хорошие, я не выступаю против кого-то, но нужно стратегию отношений с обществом менять.

Иначе, по его мнению, люди ожесточатся, начнут рушить храмы или совершать какие-то подлости. Как на Украине, начнут поджигать монастыри, втихаря пакостить.

— А если мы начнем уважительно к людям относиться, у нас прибавится количество искренне верующих людей, — считает священник. — Когда налаживается диалог, всегда проще строить взаимоотношения. Отмолчаться, отсидеться за спиной государства, этот официоз — он навредит. Религия касается самых сокровенных человеческих мироощущений. Тут нужна кропотливая работа с людьми, как врачи. Представляете, вы пришли в больницу, а вам говорят — аспирин пейте, и все. Конечно, вы возмутитесь и будете требовать, чтобы этих врачей убрали, что они халтурщики. А если с вами будут разговаривать, анализы делать, тогда и вы будете по-другому относиться к врачам. Церковь — это больница, куда люди идут для исцеления души. Они должны его получать, а этой терапии нет, только официоз.

Каков результат? Приходы, по словам отца Иоанна, не растут, они малочисленны даже в Петербурге, количество крещений сокращается.

— Агрессия на церковь везде, в СМИ, кругом. С людьми никто не занимается. Потихоньку все это тает, — называет он вещи своими именами.

А появление такого храма Минобороны — яркий признак того, что сближение церкви и государства только усиливается. Для чего это делается?

— Скрепы ищут, чтобы что-то дать людям, чтобы те не взбесились, чтобы не устроили майдан, как на Украине. Это паразитирование на христианстве. Любое государство во все времена во всех культурах пыталось использовать религию в своих целях. И сейчас, хотя мы живем в светском государстве. В армии у нас — большинство атеисты, мусульмане, буддисты. Какой для них православный храм? Это же абсурд.

Отец Иоанн сознает, что все это не сойдет ему с рук, и его могут даже извергнуть из сана. «Зачем это было раздувать со мной? Пост в фейсбуке мог никто не заметить», — недоумевает он.

Но раз сложилась такая ситуация, раз растет волна интереса к нему, раз ему пишут люди, священник решил вести свой блог.

— Буду рассказывать о ситуации в православии и проповедовать Евангелие, — говорит он. — Это моя основная задача. Симфония церкви и государства — это не евангельская концепция. Христос сказал: «Кесарю — кесарево, Богу — богово». Надо об этом говорить, учиться с людьми разговаривать.

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться