Главные новости России и мира сегодня

Пожар на складе боеприпасов могли устроить люди, у которых Минобороны отбирает единственное жилье

Когда смотришь по телевизору репортажи о ликвидации последствий крупного ЧП на складах боеприпасов в Рязанской области, не покидает ощущение, что и на этом своем косяке военные решили… отпиариться! Вот армейские авиаторы мастерски сбрасывают на очаг возгорания тонны воды. Вот замминистра обороны генерал армии Булгаков на пожарном танке лично проникает в самое пекло. Вот ремонтно-эксплуатационные службы ведомства начинают стеклить в военном городке выбитые окна…

Короче, снова родная армия (читай – министр Сергей Шойгу) пришла народу на помощь. За что народ ей (ему) должен быть бесконечно благодарен. И ни полслова – о том, кто же во всем этом беспределе виноват! О том, что рязанская канонада не просто перевернула, а фактически разрушила жизни тех, кто посвятил себя работе на оборону страны, изготовлению тех самых боеприпасов. Если бы не «Новая газета», об этом, скорее всего, не узнал бы вовсе никто. И не задался бы некоторыми резонными вопросами.

Так и хочется, например, спросить, принимает ли какое-то участие Главное военно-медицинское управление Минобороны в лечении местных жителей, пострадавших от взрывов и пожара. Или вся надежда только на персонал больниц в Ряжске и Скопине, да Рязанскую областную клиническую больницу, куда людей доставили вертолетом санавиации? Мы не сомневаемся, что там они получат квалифицированную медицинскую помощь, но, согласитесь, было бы справедливо, чтобы ее оплатили из бюджета Минобороны. А заодно компенсировали звонкой монетой причиненный их здоровью ущерб, организовали бесплатную реабилитацию в военных санаториях. Кстати, одной из пострадавших женщин такая реабилитация уже не потребуется. Вчера стало известно, что она скончалась…

А разве не вправе рассчитывать на какие-то компенсации от ведомства Шойгу жители военного городка и прилегающих к нему населенных пунктов, нашедшие кров у родственников в соседних деревнях, эвакуированные в пункты временного размещения или разместившиеся в местных школах? Их не увидишь в вечерних новостях. Им никто не даст слова. И когда тот же генерал армии Булгаков вещает на всю страну, что «последствия пожара на арсенале полностью устранены», страна не знает, что это — вранье.

Вот что сообщает с места событий «Новая»:

«В городке четыре панельные пятиэтажки, остальные дома — двухэтажные. Во всех разбиты окна, кое-где вышибло входные двери. Автомобили стоят тоже с выбитыми стеклами. Мелкие постройки разрушены. По улицам шастают беспризорные кошки — ищут еду. Самое близкое село к военному городку — Шелемишевские Хутора. Там тоже серьезные разрушения, многие дома просто сложились, стали грудой досок и кирпичей».

Возможно, кто-то скажет, что картина не самая апокалиптическая. Мол, бывало и похуже. Но вы попробуйте рассказать об этом людям, в середине осени вмиг оказавшимся бомжами. Той самой матери, которая в истерике кричит директору школы: «Как у вас интернет включить?! У меня дочка плачет! У нее уроки дистанционные! Дайте ей учиться!». Ведь в понимании этой женщины, у ее ребенка не только отняли крышу над головой, но еще и пытаются отнять нормальное будущее. Именно поэтому она говорит журналистам: «Если бы было что-то, я бы уехала отсюда, я не хочу больше такого страха. Я даже не представляла, что они могут так взорвать нашу жизнь. Вот разрушили все, с чего начинать?»

И здесь неожиданно выясняется, что над этими людьми государство начало издеваться не теперь лишь, а… давным-давно. В 2011 году, пишет «Новая», этот гарнизон исключили из списка закрытых административно-территориальных образований. Но людям сказать об этом «забыли». О новом статусе своего жилья они узнали только в 2013-м, когда обратились в Минобороны с просьбой передать квартиры в муниципальную собственность и заключить с ними договоры социального найма. Пришедший ответ гласил, что воинская часть давно открыта, а жилье передано на баланс Скопинского районного поселения.

Но это оказалось… неправдой! Поэтому дальнейшую свою жизнь люди положили на постоянную борьбу за квартиры, которые они получили еще при СССР, и которые Минобороны России теперь вознамерилось у них отобрать! Поскольку, отработав на военное ведомство по 30-40 лет и выйдя на пенсию, формально они утратили с ним связь.

Люди начали получать судебные иски с требованием освободить служебное жилье, которое им не принадлежит. Такой же иезуитский способ расстаться с отработанным человеческим материалом ведомство Сергея Шойгу практиковало повсеместно. Но куда могли уехать из военного городка люди, не имеющие ни другого жилья, ни средств на переезд? Несколько семей, сообщает «Новая», все-таки выселили по решению суда в никуда. Всего в Скопинском районном суде скопилось 175 исковых заявлений от Минобороны о выселении людей, которые на него работали, без предоставления им «иных жилых помещений».

Короче, страстей было много. Вплоть до перекрытия в прошлом году федеральной трассы «Каспий». А в этом году неожиданно загорелись склады с боеприпасами…

Возможно, кому-то эта версия покажется фантастической. Но загнанные в угол люди способны поистине на все. Какая им, на первый взгляд, разница – становиться бомжами по решению суда или в результате пожаров и взрывов?

Но в том-то и дело, что разница есть! И люди озвучивают ее журналистам так: «Мы требуем, чтобы нам или дали компенсацию на покупку квартир, или предоставили новое жилье — имеем право! За все отработанные годы!»

Если так, то они окончательно убедились: бороться с нашим государством можно лишь его собственными методами…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться