Главные новости России и мира сегодня

Откуда у хлопцев мадагаскарская грусть?

Господа, если, проснувшись поутру, вы вдруг узнаете, что вслед за Суданом еще в какой-то из африканских стран произошел военный переворот, то удивляться не стоит. Лучше обратиться к расследованию издания «Проект», в котором рассказывается, в каких странах Черного континента работают российские политтехнологи, и сколько это стоит.

Участие бизнесмена Евгения Пригожина в африканской политике давно перестало быть тайной. Но масштабы его планов стали понятны только сейчас, когда «Проекту» удалось ознакомиться с внутренней документацией «бэк-офиса» африканского проекта — неформального аналитического центра при «кремлевском поваре».

Под крышей этого центра, расположенного в Санкт-Петербурге, на постоянной основе работают от 10 до 15 человек. Число сотрудников постоянно меняется, поскольку под каждый новый проект набираются новые люди. Кроме того, сотрудники Пригожина работают удаленно или из съемных квартир. Руководит «бэк-офисом» политтехнолог Петр Бычков.

По данным издания, в список государств, «где есть интересы у Пригожина, входят 39 стран, и как минимум в 20 из них работают политтехнологи». Интересно, что те из них, кто трудится «в полях», держат связь напрямую с Евгением Пригожиным — у большинства сотрудников есть «закрытые телефоны», номера которых идут по порядку от 1 и, как минимум, до 700. Телефон под номером 1 принадлежит самому Пригожину, утверждает «Проект». Для связи между собой и с жителями стран Африки политтехнологи, как правило, используют мессенджер Telegram.

«Основной принцип российской внешней политики на континенте — «африканским проблемам — африканское решение»: страны должны сами решать свои проблемы без вмешательства Запада», — пишет издание. Стратегия российского вмешательства в африканскую политику в основном сводится к тому, чтобы разжигать антизападные настроения и реанимировать старые территориальные споры.

Для этого аналитический центр Пригожина использует, к примеру, некого Кеми Себа. Этот мужчина, в частности, принимал участие в недавнем митинге на Мадагаскаре, где призывал местных жителей требовать избавления от французского влияния. «Париж должен вернуть острова Эпарсе или «разбросанные острова» — спорные территории, расположенные в основном в Мозамбикском проливе. Франция, долой с нашей территории, у тебя нет права здесь находиться. Африканцы больше доверяют России, нежели Америке или Франции! Нам не нужно разрешение Запада, чтобы вернуть себе земли, которые принадлежат нам по праву. Свобода Африки или смерть! Мы победим», — скандировал тогда Себа, с которым, по данным «Проекта», структуры Пригожина стали сотрудничать с середины 2018 года.

Всю эту акцию, утверждает издание, организовали и профинансировали российские политтехнологи. Для чего? Ответ очевиден. Если острова Эпарсе сами по себе большой ценности не представляют, то шельфовая зона вблизи них – настоящий Клондайк. Именно там находятся залежи полезных ископаемых: до 12 млрд баррелей нефти и до 5 млрд кубометров газа. А объем уже заключенных контрактов по разведке и добыче составляет 300 млн долларов.

По данным «Проекта», в каждой стране, где присутствуют люди Пригожина, задачи и объем работы сильно различаются. В одних странах ведущую роль играют наемники частных военных компаний, в других присутствуют только политтехнологи или наблюдатели (как в Конго и Зимбабве), в третьих — помимо тех и других, у ресторатора есть уже и бизнес-интересы.

Издание отмечает, что вложения Пригожина в работу на Черном континенте могут достигать нескольких десятков миллионов долларов. По данным «Проекта», только в прошлом году связанные с Пригожиным структуры могли потратить на политтехнологов в Мадагаскаре примерно 15 млн долларов.

Видимо, игра стоит свеч! В общей сложности Россия с 2018 года заключила восемь различных соглашений со странами, в которых работают люди Пригожина. Из этих документов четыре связаны с военным сотрудничеством.

Неслучайно интерес к Африке отразился даже в официальной статистике. С 2017 года, по данным «Проекта», число россиян, выехавших в африканские страны, выросло более чем в полтора раза. Теперь понятно, что ищут они в краю далеком…

Тем не менее, «Проект» не склонен переоценивать эффективность их работы. Несмотря на большие затраты, масштабные планы и значительное число политтехнологов, работающих по африканским проектам, эффективность всей кампании, утверждает издание, невелика. Это понимают и сами люди Пригожина, рапортующие с Мадагаскара в Петербург о многочисленных проблемах. Причины этих проблем — плохая координация с российским офисом, хищения выделенных денег и низкая квалификация сотрудников, набранных, главным образом, из бывших членов движения «Наши».

Кстати, отдельным пунктом жалоб является пьянство сотрудников. Наши люди и в Африке найдут…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться