Главные новости России и мира сегодня

Косяк военной полиции

То, что вместе с бойцами частных военных компаний и подразделениями российских Сил специальных операций наша военная полиция «делает погоду» на всех антитеррористических фронтах в Сирии, сегодня ни для кого не секрет. Эти суровые ребята в красных беретах патрулируют освобожденные населенные пункты, сопровождают колонны с гуманитаркой, решают массу других задач…

У всех еще на памяти, как блокированный под Дэйр-эз-Зором взвод военных полицейских в течение нескольких часов отражал атаки превосходящих сил противника, и не потерял при этом ни одного бойца. Факт сам по себе примечательный, но вовсе не удивительный. Потому что подразделения военной полиции в Сирии раньше комплектовались в основном выходцами с Северного Кавказа. Преимущественно – чеченцами, которых можно упрекнуть в чем угодно, только не в умении и желании воевать. А учитывая, что на отправку в эту ближневосточную страну их благословил сам Рамзан Кадыров, российскому военному командованию можно было не сомневаться: более боеспособных и преданных подразделений просто не найти. Чем командование долгое время и пользовалось.

В прошлом году после многомесячной командировки на Ближний восток мусульманский батальон военной полиции РФ, успешно и без потерь выполнивший там все поставленные задачи, вернулся домой. Рамзан лично поблагодарил каждого.

После этого подразделения военной полиции в Сирии стали комплектоваться по иному принципу. Мусульман куда с большей активностью разбавляли офицерами и контрактниками, прибывшими из других военных округов. И здесь что-то пошло не так…

Во всяком случае, представить, чтобы офицер военной полиции попался… на употреблении гашиша, раньше было невозможно! Теперь, как выясняется, в российской воинской группировке, дислоцированной в Сирии, это чуть ли не обыденное явление.

По сообщению «Коммерсанта», командира взвода военной полиции уволили из Вооруженных Сил России за то, что он попался в состоянии наркотического опьянения, выполняя боевые задачи в Сирии. Офицер обжаловал действия командования Южного военного округа в Грозненском гарнизонном военном суде (на территории этого гарнизона дислоцируется его воинская часть). А потом еще и в Северо-Кавказском окружном суде, приложив к иску справку местных врачей об отсутствии в организме следов наркотиков. Но дело он в итоге проиграл: военные судьи решили, что за время, прошедшее после командировки на войну, следы гашиша из организма старшего лейтенанта могли полностью исчезнуть естественным путем.

Беспрецедентное ЧП, пишет «Коммерсантъ», произошло в подразделении военной полиции, созданной специально для борьбы с преступностью и правонарушениями среди военнослужащих. Но старший лейтенант Марат Боярчуков сам оказался отъявленным правонарушителем!

1 марта командир взвода военной полиции был вызван к военному коменданту аэродрома Хмеймим, который решил выяснить, почему Боярчуков отсутствовал на построении личного состава. В ходе беседы старшему офицеру бросилось в глаза явно неадекватное поведение командира взвода, поэтому он тут же вызвал военных медиков. Проведенное ими экспресс-тестирование Боярчукова установило факт употребления им наркотиков, относящихся к каннабисной группе. Досматривая личные вещи офицера, его коллеги-полицейские обнаружили наркотическое вещество растительного происхождения массой 13,94 г, а также трубку для его курения.

Проведенная через пару дней химическая судебная экспертиза в филиале ФГКУ «111-й главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Минобороны РФ показала, что изъятое вещество является смесью гашиша и табака, содержащей в своем составе тетрагидроканнабинол и другие каннабиноиды конопли, а приспособление для его употребления имеет следы наслоения этих наркотических веществ.

Как говорится, приплыли! Поверить в то, что к этому порочному занятию взводный пристрастился непосредственно в Сирии, невозможно. Да, эта страна, практически полностью освобожденная от запрещенных в РФ игиловцев, сегодня стала настоящим центром наркоторговли, и при желании найти здесь «дурь» очень легко. Но если российский офицер пошел на это, значит, соответствующие «навыки» у него уже были. Почему они не попали в поле зрения его непосредственных командиров и сослуживцев – вот вопрос!

Или сослуживцы все знали, но закрывали глаза? Учитывая, что в Сирии наши военнослужащие живут не в одноместных гостиничных номерах, а в многоместных вагончиках, смело можно предположить, что так оно и было.

И если уж офицер находился «под кайфом» средь бела дня, если он позволил себе демонстративно не выйти на построение, то можно представить как качественный состав российского воинского контингента в Сирии, так и реалии, в которых он там находится.

Интересно, что сказал бы по этому поводу Рамзан?..

 

Эрик Осипов

Вам также может понравиться