Главные новости России и мира сегодня

Корова да участок с картошкой: почему под Шойгу копают слишком мелко?

Генпрокуратура обнародовала антирейтинг российских регионов – лидеров по уровню коррупции в 2020 году. Понятно, что вне конкуренции здесь Москва, где высокая концентрация финансовых ресурсов невольно способствует и выявлению максимального количества взяток и откатов. Повышенная коррупционная активность проявляется и в таких относительно благополучных регионах, как Татарстан, Башкирия, Ставропольский и Краснодарский края, Ростовская область. Присутствие в этом списке Дагестана удивления тоже не вызывает.

Странно только, почему прокуроры ограничились региональным антирейтингом и не проанализировали, как обстоят дела с коррупцией на ведомственном уровне.

Думается, все дело в том, что такой анализ поверг бы обывателя в шок! Бьюсь об заклад, что «пальму первенства» здесь оспаривали бы не ведомства финансово-экономического блока правительства, как говорится, сидящие на деньгах и имеющие постоянное искушение к ним «притронуться». Эти ребята давно научились, как выходить сухими из воды в любой ситуации. И даже МВД, насквозь пронизанное «товарно-денежными отношениями», наверняка осталось бы только в «призерах».

Антирейтинг этот запросто могла бы возглавить структура, буквально купающаяся сегодня в деньгах и, видимо, оттого не способная ими грамотно распоряжаться. Однако любая аналитика по этому поводу подвержена жесткому табу. Лишь в марте 2019-го в СМИ со ссылкой на главного военного прокурора Валерия Петрова просочились сведения, что ущерб от коррупционных преступлений в военной сфере только за год вырос в России вчетверо (!), достигнув 7 миллиардов рублей. По актам прокурорского реагирования к дисциплинарной ответственности было привлечено более 2800 должностных лиц, из них 28 уволены в связи с утратой доверия. В рамках Национального плана противодействия коррупции тогда собирались резко «активизировать мероприятия по пресечению таких проявлений».

Прошло два года. Статистических сведений о коррупции цвета хаки не просто поубавилось, а практически не стало. Они бы слишком диссонировали с потоком восторженных новостей о достижениях Российской армии. И только редкие сообщения о вынесенных судебных решениях позволяют судить о реальных масштабах мздоимства и казнокрадства в нашем военном ведомстве.

Например, у бывшего главного начпрода Минобороны полковника Александра Бережного, по данным «Коммерсанта», суд конфисковал две иномарки, а также элитную квартиру с машиноместом на юго-западе столицы, в которой только сантехника и занавески стоили 5 млн рублей. Произошло это после того, как в рамках расследования громкого уголовного дела о взятках и превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий в Минобороны, стало известно, что часть из откатов в размере 368 млн рублей, полученных в 2014–2017 годах в составе группы злоумышленников, Бережной мог использовать для покупки активов в Москве. Так и оказалось.

Правда, квартиру в престижном жилом комплексе «Квартал на Ленинском» он предусмотрительно оформил на свою тещу. Пожилая женщина запросто выложила за нее 20 млн рублей, добавив еще пару миллионов за машиноместо. На допросе она сказала, что большую часть суммы скопила, торгуя сельхозпродукцией в Карачаево-Черкесии, а недостающее ей добавила мать полковника Бережного. Доказать, что теща вводит следствие в заблуждение, особого труда не составило, поскольку за душой у нее были… только одна корова и небольшой участок под картошку. Сватья же ее перед этим все свои сбережения потратила на квартиры в Ростове-на-Дону и Севастополе.

В итоге, сообщает «Коммерсантъ», было установлено, что настоящим владельцем недвижимости является экс-начальник продовольственного управления военного ведомства. Жить полковник Бережной вообще предпочитал на широкую ногу. Был, например, постоянным клиентом ЦУМа, расплачиваясь там картой привилегированного покупателя. Как было подсчитано правоохранителями, общие расходы полковника и его жены, за которые они не отчитались, составили более 34 млн рублей, тогда как общий доход семьи за трехлетний период, предшествовавший этим сделкам, составил чуть менее 5 миллионов. Как говорится, почувствуйте разницу.

Странно только, почему уголовные дела по-прежнему ограничиваются такими мелкими сошками, как начпрод. Почему по той же самой методе не рассматриваются пристрастно расходы более высокопоставленных чиновников Минобороны.

Тут наверняка вскрылось бы много интересного…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться