Главные новости России и мира сегодня

Секретный пиар московской мэрии «всплыл» из «Мосводоканала»

Член Союза журналистов России Артем Высоцкий накануне выборов мэра Москвы работал в секретном подразделении столичной мэрии – так называемом «Информационном центре Комплекса городского хозяйства». Работа Центра, как выяснилось, никакого отношения к городскому хозяйству не имела…

Артем Высоцкий, член Союза журналистов России

Секретный пиар московской мэрии "всплыл" из "Мосводоканала"

«В январе 2018 года я шагал на Тверскую, 13 устраиваться на работу в информационный центр КГХ по направлению из газеты «Московская правда». Накануне редактор этого издания многозначительно сообщил: я, дескать, буду тайным советником одного очень известного лица — вице-мэра по городскому хозяйству Петра Павловича Бирюкова.

Опять же по секрету редактор прошептал, что ему нужен человек, который бы редактировал новый сайт для правительства Москвы. Задача – показать только в выгодном свете работу Комплекса городского хозяйства, и как следствие — достижения мэра.

 

Работу над сайтом я начал в тот же день, придумав ему название «Дом, в котором я живу» — www.moydom.moscow.ru Нашими кураторами были сотрудники так называемого «Информационного центра КГХ».

Мы писали на разные городские темы, но главным оставалась жизнь в комплексе: почти все публикации посвящались благоустройству – парков, дорожек, асфальтированию улиц. Иногда самое малозначительное событие – очистка берега вдоль пруда от мусора (валялось две бумажки), являлось инфоповодом, и было обязательно к публикации.

 

Были и запретные темы. Это — мусоросжигательные заводы, утилизация мусора, полигоны ТБО, – на все это было наложено табу.

 

Отдельный запрет — на деятельность Фонда капитального ремонта, где аккумулировались собранные с москвичей средства. В пресс-релизах всегда описывались успехи ФКР, но, ни разу не была предоставлена информация, во что обошелся ремонт в том или ином доме. Если посмотреть сайт ФКР, то информации об этом там нет и сейчас. Равно как и о конкурсах, выборах подрядчиков. По умолчанию капремонты делали фирмы, тесно аффилированные с чиновниками мэрии.

Показательные пресс-туры по местам капремонтов, как правило, проходили почему-то на территории ЮАО. Пресс-секретарь руководителя ФКР, курировавшая это направление, свой элитный «паркетник» — Porshe Macan коричневого цвета, парковала, как можно дальше от места съемок. Журналисты из пула КГХ недоумевали: при зарплате в этом муниципальном учреждении в 40 000 рублей, как девушка заработала на такую роскошь? При этом качество капремонта и материалы, используемые для выполнения работ, даже несведующему в строительстве красноречиво намекали – дело нечисто. Жильцы жаловались журналистам на низкую квалификацию рабочих, как правило, приезжих из средней Азии, а также на то, что деньги за капремонт собирают немалые, а материалы закупают самые дешевые.

Так, на одном из объектов, где проводился капремонт, проживающие выявили, что замененная водосточная труба была выполнена из тонюсенького металла, не соответствующего нормам. Только после многочисленных жалоб жильцов ФКР согласился обязать подрядчика заменить уже установленные по всему дому трубы, а их без малого было 10 штук, при высоте дома в 12 этажей. Чего стоила такая замена, и за чей счет она проводилась, догадаться несложно- сами же жильцы и оплатили оплошность ФКР из своих взносов. Случай этот, к слову сказать, произошел ни где-нибудь на окраине города, а на Кутузовском, неподалеку от «дома Брежнева».

Другой эпизод случился в районе площади Гагарина. Там на одном из домов в результате нарушения технологии проведения работ обвалились балконы. Историю замяли, а дом, являющийся образцом, так называемого сталинского ампира, лишился и оставшихся балконов со стороны фасадной части. ФКР был вынужден дать команду срезать и их, ведь вид на здание был безнадежно испорчен. Жильцы намерены в судах доказать неправомерность действий ФКР.

В недрах Мэрии. 16 августа – 1 октября 2018

В августе 2018 года мне позвонила пресс-секретарь АО «Мосводоканал» Александра Афиногенова. По ее словам, в тот самый информационный центр КГХ, о котором я упоминал в начале рассказа, требовался сотрудник. Через несколько дней я уже встречался с руководителем центра Светланой Генераловой. Честно говоря, я представлял себе, что буду работать в самом эпицентре КГХ – помогать журналистам: организовывать пресс-туры, составлять пресс-релизы, а также смогу глубже вникнуть в то, как именно Информационный центр КГХ освещает деятельность по благоустройству города.

Однако Светлана Генералова попросила меня уяснить важные моменты:

— Информационный центр КГХ существует как нелегитимное подразделение в составе пресс-службы правительства Москвы.

— Все его сотрудники – это порядка 20 человек, оформлены на различных должностях в организациях подведомственных КГХ, как то — Мосводоканал, Мосводосток, Мосгаз, Мосгорсвет и т.д., где получают заработную плату, а также полагающийся работникам этих структур соцпакет.

 

— При этом работать предстояло в зданиях на Тверской, 13.

Информационный центр занимал в мэрии сразу несколько комнат неподалеку от кабинета С.С. Собянина, расположенного в башне.

По словам Генераловой, Информационный центр был создан летом прошлого года, собственную пресс-службу Комплекс никогда не имел, но в условиях подготовки к выборам мэра, П.П. Бирюков решил, что в создании подобной структуры есть острая необходимость. Ведь накануне выборов Собянину нечего было демонстрировать избирателям, кроме отштукатуренных фасадов, накладных газонов и десятков тысяч метров уложенной в парках плитки, тогда как другие проекты правительства Москвы переживали период жесткой стагнации. Специалистов в поликлиниках не хватало, росла безработица среди москвичей, особенно среди молодежи, на месте заводов возводилось элитное жилье…

 

Конечно, свое место в предвыборной кампании мэра получило и освещение работы транспортного комплекса, однако, ведомство Максима Ликсутова не додумалось до создания целой структуры – секретного PR-отдела.

 

Для реализации этих целей Бирюков назначил руководителем Управления по координации деятельности городского хозяйства Москвы никому не известную девушку — 28-летнюю Ольгу Владимировну Афанасьеву, кстати, как и сам Бирюков, не москвичку. Еще год назад на Тверской, 13 о ней никто не знал. А сейчас, свой рабочий день, руководители департаментов подведомственных КГХ, начинают с совещания в кабинете выпускницы гуманитарного ВУЗа, ни дня не проработавшая на производстве, и имеющей весьма отдаленное представление, как устроено коммунальное хозяйство Москвы.

 

Кстати, о деятельности чиновницы, на прием к которой через ее секретаря записываются руководители крупных столичных организаций, обеспечивающих Москву водой, теплом и газом, нет ни одного упоминания в открытых источниках, что, по крайней мере, кажется странным для начальника такого уровня. Даже всемогущий руководитель департамента коммунального хозяйства Гасан Гасангаджиев в ожидании приема вынужден часами ожидать, когда Афанасьева соблаговолит его принять.

 

Более того, любые решения, которые Петр Бирюков принимает в рамках своей компетенции, вначале проходят через кабинет Ольги Владимировны, и лишь затем попадают к нему на стол – на подпись.

Ольга Владимировна лично нанимала меня в секретное PR подразделение – Информационный центр.

Разговор начался с достаточно банальной фразы: «Артем, расскажите, пожалуйста, о себе».

 

Я рассказал про себя все, что знал, опустив в рассказе работу в СМИ в 90-ые и 2000-ые годы, о которых она в силу возраста просто не могла помнить. На исходе 2-ой минуты Ольга Владимировна уточнила, кто из людей, знающих П.П. Бирюкова, может меня рекомендовать. Не задумываясь, я назвал главного редактора московской газеты. «Подождите в коридоре, — попросила она, указав мне на дверь. – Я ему позвоню». И ведь позвонила. Через минуту хозяйка кабинета приоткрыла дверь и снисходительно произнесла: «Все в порядке. Оформляйтесь».

Генералова и ее команда

Непосредственным моим руководителем стала Светлана Генералова. Ее фамилия почти не упоминается в СМИ и Сети. В свое время Генералова, по ее рассказам, была пресс-секретарем столичного Департамента коммунального хозяйства, работала на телевидении, и с ее слов, «лучше владеет разговорным слогом, чем печатным».

Сидя напротив нее, я спросил, как оформляться в штат, и что будет входить в мои обязанности. Первый вопрос, как мне показалось, был ей неудобен. Генералова что-то долго рассказывала, как сложно создавался Информационный центр КГХ, с каким трудом подбирались кадры, как трудно было организовать пресс-службы подведомственных организаций для работы на общую цель. Не выдержав, я спросил, что же это за цель, к которой и я приложу руку? Генералова понизила голос и пригнула голову к столу. Теперь она глядела на меня, как бы исподлобья: «Мы должны сделать все, чтобы С.С.Собянин победил на выборах». – «Т.е. я буду сотрудником пресс-службы мэрии?», — наивно поинтересовался я. «Нет, Артем, вы становитесь сотрудником оперативного отдела Информационного центра Комплекса Городского Хозяйства, которого нет в штатном расписании правительства Москвы».

Генералова замолкла, вновь пристально глядя на меня и теперь ожидая реакции на ее слова.

 

«То есть то, чем занимается Центр — нелегитимная деятельность?» уточнил я.

«С точки зрения статуса нас, как бы не существует. Прессой и пиаром в комплексе официально занимается пресс-секретарь Петра Павловича – Вячеслав Шинкарук, но он сейчас на больничном (разговор происходил 16 августа, меньше чем за месяц до дня голосования. И в такой ответственный период пресс-секретарь вице-мэра Москвы почему-то «бюллетенил). «На самом деле ни одна новость не появляется в СМИ без резолюции Ольги Владимировны, а готовим их мы», — резюмировала Генералова.

Теперь многое в моей голове встало на свои места. «Дом, в котором я живу» — сайт, созданный при «Московской Правде», – ни что иное, как продукт Информационного центра: совершенно неважно, в какой форме публикуются там новости, интересны ли они читателю – это галочка в смете расходов предвыборных PR инициатив КГХ. На раскрутку, продвижение, оплату труда сотрудникам сайта из этой сметы выделяются денежные средства. Попав в медиаплан Управления координации КГХ, возглавляемого Ольгой Владимировной, дальнейшая судьба денег становилась неизвестной.

 

Итак, я становился сотрудником самого секретного подразделения Правительства Москвы. О каждом из нас в отдельности, и обо всех вместе, не напишут в газетах, нас не ждут корпоративные подарки к праздникам, наших детей билеты на мэрскую ёлку в здании на Новом Арбате, а самое главное мы никогда не узнаем, как хорошо быть чиновником, которого обслуживают поликлиники Управделами Мэрии, которому положены ежеквартальные премии, годовая выплата в размере нескольких окладов и красная корочка, при виде которой московские ГИБДД-шники готовы закрывать глаза на мелкие правонарушения.

 

«Вас оформят в нашей подведомственной организации АО «Мосводоканал», — все тем же полушепотом сказала мне Генералова. – Вам выдадут удостоверение специалиста. Возможно, специалиста по починке канализации, не удивляйтесь, так надо. Мы не можем иначе официально оплачивать Ваш труд. Но, числясь сотрудником «Мосводоканала», Вы будет получать «белую» зарплату в районе 70 тысяч рублей», — уточнила моя новая начальница.

«Что же я должен буду делать?» Генерал

ова посмотрела на меня испытующе, как бы прикидывая, а подойду ли я для выполнения секретной миссии. «Вам предстоит, пожалуй, самая ответственная работа в нашем подразделении». Я похолодел. В моей голове пронеслись все возможные варианты: я представил себя автором разоблачительных публикаций, составителем листовок, содержащих предвыборные инфовбросы. Рой моих мыслей перебила Генералова: «Вы возьмете желтый маркер, такого же цвета самоклеющиеся закладки, а в шкафу найдете бумажные папки с надписью Правительство Москвы белого цвета! Не перепутайте! Приезжать на работу будете к 6 утра, у коменданта здания заберете свежие газеты и вот за этим столом, — Генералова указала на стол за моей спиной, – станете обводить публикации…»

— И все? — удивленно спросил я.

– Я не закончила, — в голосе Генераловой зазвучало раздражение. — Надо обводить публикации , касающиеся Петра Павловича и тех, кто знает Петра Павловича. То есть, я хотела сказать, тех, кого Петр Павлович знает, — уточнила Генералова. Я Вас умоляю, только не перепутайте цвет маркера – всегда желтый, это очень важно для Петра Палыча. Обводите публикации ровно, подчеркивайте по линейке, представьте, что вы делаете работу для… Самого, — пальцемГенераловой указывала куда-то в потолок. — Петр Павлович очень любит газеты. Он начинает свой день с чтения газет, он не пьет утренний кофе без газет и не отправляется в кабинет к мэру, не прочитав свежих газет. И Вы, Артем, будете помогать Петру Павловичу, всегда быть в курсе информационной картины дня. Только не перепутайте фломастеры! До Вас на этом месте работали люди, а сейчас они не работают, понимаете почему?» — руководитель секретной миссии развела руки в стороны.

Секретный пиар московской мэрии "всплыл" из "Мосводоканала"
Поздравления коллегам-чиновникам уходят ежедневно. Главное — не ошибиться в должности и статусе !

«И это вся работа?» — не выдержал я. «Нет, что Вы, Артем! Но это самая важная ее часть. Кстати, я Вам говорила про белую папку. Не дай Вам Бог оставить на ней отпечатки своих пальцев после прочитанных газет. Петр Павлович этого не простит, и Вас уволит. Папка должна быть белоснежной».

Секретный пиар московской мэрии "всплыл" из "Мосводоканала"
Архив обзоров прессы для Петра Бирюкова

Я покосился на шкаф, где стояли папки и других не таких марких цветов. Вспомнилось, что когда-то сотрудникам одной спецслужбы уже рекомендовалось иметь чистые руки. В моем случае история повторялась.

«Вторая часть Вашей работы начнется после того, как ровно в 9.00 и ни минутой позже Вы отнесете белую папку в приемную Петра Павловича. Вот списки, это совершенно секретно», — протянула мне листы бумаги Генералова. Я напрягся, доплачивать за секретность мне не обещали.

Генералова, кажется, уловила мое недоумение, но виду не подала. «Здесь списки людей, которых Петр Павлович поздравляет из года в год». «Так, и что от меня требуется?», — поинтересовался я. «Не торопитесь, — Генералова жестом остановила мой порыв привстать и заглянуть в Х-файлы. – Вам предстоит каждый день проверять эти списки, не перешли ли знакомые Петра Павловича, которых он хочет поздравить, на другую работу, не вышли ли они на пенсию, не случилось ли с ними другой беды, — Генералова пальцами показала мне небо в клеточку. Не так давно на Вашем месте работала девушка, так был скандал. От имени Петра Павловича ушла поздравительная телеграмма. Вернулась обратно, сами понимаете откуда. Вот за это ее и уволили. Теперь взяли Вас, надеюсь, Вы будете внимательнее».

Когда список попал в мои руки, то сразу же нашел как минимум несколько фамилий сидельцев по экономическим статьям. Друзья и партнеры заммэра были людьми разносторонними. Но больше всего в списках было силовиков, особенно представителей ФСБ, МВД, Следственногокомитета, Генрокуратуры и подразделений уголовно — исполнительной системы. Этим людям от имени Петра Павловича Бирюкова открытки отправлялись в первую очередь.

Наутро, приехав в мэрию к 6.00, я обнаружил, что для самостоятельной работы с маркерами я – журналист с 26-летним стажем работы в СМИ – видимо, еще не готов. В кабинете меня ожидала и моя новая начальница Светлана Генералова и руководитель пресс-службы Инфоцентра Анна Грудинина. У Петра Павловича оказались разносторонние интересы. По словам моих новых коллег, выделению желтым маркером в первую очередь подлежало, как ни странно все, что относилось к теме «посадок». Заместителя мэра искренне интересовало, за кем сегодня пришли. Особенно, если нарушивший закон — чиновник. И неважно, в каком регионе это случилось. Генералова так объяснила значимость подобных публикаций: «У Петра Павловича обширные связи, и этого человека он наверняка знает». Номером два выделялись назначения и отставки. Петр Палыч внимательно следил за карьерой знакомых. Далее шли новости из Кремля, АФК «Система», предприятий ТЭК. И лишь затем выделялось то, что собственно относилось непосредственно к Комплексу городского хозяйства, возглавляемому Петром Павловичем. Это был единственный случай, когда при выделении прессы, можно было использовать красный розовый маркер. Этим цветом выделялась фамилия руководителя. Но только выделить любопытные материалы было недостаточно, рядом нужно было прилепить самоклеющуюся закладку, непременно желтого цвета.

— Артем, Вы не правильно приклеиваете, — заметила мне Генералова. — Петр Палыч откроет страницу, а закладка загнулась!

Я внимательно посмотрел на Светлану, пытаясь разглядеть на ее лице тень иронии. Но ей было не до смеха. В глазах молодой женщины читался вселенский ужас. Видимо, не там наклеенная закладка могла и правда иметь роковые последствия.

Заканчивалось чтение газет описанием наиболее значимых материалов. Все, что я обвел, было необходимо занести в компьютер с указанием номера полосы и названием публикации. Процесс занимал у меня не менее трех часов. За время работы я ни разу неопоздал к началу читки, но дважды затянул с доставкой в приемную. Оба раза мне повезло: Петр Павлович еще не приступал к просмотру белой папки.

Все прочитанное руководитель возвращал обратно в отдел. Иногда я замечал, что газет он в руки не брал, довольствовался текстом мониторинга. А иногда папка была вся растормошена. Как-то раз, складывая газеты в шкаф, хранились они много лет, я отметил, что в одной из газет Петр Павлович разгадывал кроссворд.

В другой раз на публикации, посвященнойего любимой теме – «посадке» чиновников, я увидел — прямо на фотографии человека Петр Палыч поставил жирный крест, причем это был именно крест, а не скрещенные палочки.

Уже наловчившись пересматривать папки после читки заммэром, я заметил, что неподдельный интерес Петра Павловича вызывали публикация о гонорарах звезд российской эстрады.

Здесь позволю себе небольшое лирическое отступление. Петр Бирюков очень любит стариков. Каждый год под его патронажем проводится день пожилого человека в столичном пансионате «Коньково». Приезжает Петр Павлович не один. С собой берет целую артистическую бригаду. Обычно ту, что выступает на столичных площадках в День Москвы. Так вот больше всех концертных номеров у Надежды Кадышевой, и это неспроста. Как известно, сын певицы женат на племяннице Петра Палыча – Анжелике Бирюковой. Кроме исполнительницы псевдонародных песен, в концерте поет и другой известный шансонье — Феликс Царикати – давний фаворит Петра Павловича. Под конец вечера главный коммунальщик столицы обычно берет в руки гармошку. Вместе с ним «Валенки» запевает весь дом престарелых. Все бы ничего, но благотворительности в работе артистов нет никакой. Оплачивается она из фондов подведомственных КГХ учреждений.

Формально моим непосредственным руководителем в Информационном центре являлась Анна Грудинина – бывший продюсер Первого канала. Учитывая, что сама Генераловав разговоре со мной назвала Грудинину «опасной и хитрой девушкой, с кем не стоит поддерживать никаких отношений, кроме рабочих», Грудинина без сомнения человек Ольги Владимировны. Совершенно без смеха -ее главная функция в команде состояла в том, чтобы водить прессу за нос. Это к ней стекались все заявки от российских и зарубежных СМИ с просьбами прокомментировать ту или иную новость.

Помню как журналисты французского «Figaro» целый месяц безуспешно «ловили» Петра Павловича. Грудининой они прислали вполне невинный вопрос: является ли политика благоустройства столицы частью предвыборной кампании г-на Собянина?Статус руководителя, кому расписали ответить французам, понизили до уровня начальника отдела подведомственного департамента. При этом по требованию Грудининой (указание она получила непосредственно от г-жи Афанасьевой) французам пришлось перефразировать вопрос. И он зазвучал так: «Считаете ли Вы, что сделанное в рамках благоустройства Москвы положительно оценено москвичами?».

А какой неподдельный смех вызвала у Анны Сергеевны просьба французского журналиста задать свой вопрос лично Петру Павловичу. «Ишь, чего захотели, нам не хватало еще в городское хозяйство впускать иностранных агентов», — прокомментировала она реплику зарубежного журналиста.

Были в составе группы и дизайнеры, после выборов их сразу уволили, и СММщики, с ними тоже уже попрощались. Последние должны были не только наполнять социальные сети новостями и картинками о достижениях мэра, но и мониторить интернет-пространство на предмет различной крамолы. Так, с их помощью были выявлены и немедленно уволены водители-активисты ГУП «Автомобильные дороги». Эти люди, доведенные до отчаяния невыносимыми условиями труда (на столичных улицах им приходилось работать по 12 – 18 часов без выходных), выступили не столько против своего графика, сколько пытались заострить внимание общественности на том, что и техника эксплуатируется нещадно, круглые сутки без должного ремонта. Это не раз приводило к отказу рулевой и тормозной систем на большинстве автомобилей, но не было принято во внимание руководством автоколонн из-за бесконечной «штурмовщины».

 

Визуальную информацию в Центре обеспечивали двое профессиональных фотографов Наталья и Ирина, а также 2 видеооператора — Александр и Денис. На Дениса, кроме всего прочего, были возложены функции видеомонтажа. Работы у этого отдела всегда хватало. Петр Павлович, видимо, в силу возраста не умел обращаться с гаджетами, будь то компьютер или смартфон. Возможно, этим объяснялась его страсть к чтению бумажных газет, а также коллекционирование альбомов с фотографиями. После каждого мероприятия фотографы готовили альбом, куда наклеивались фотографии размера А4. Цветные картриджи штабелями были разложены по всем помещениям Инфоцентра и закупались по первому требованию. Эти расходы, естественно, также несли предприятия КГХ. А самими альбомами Бирюков отчитывался перед мэром. Сергей Семенович, мне кажется, искренне верит, что асфальт в городе укладывают москвичи славянской наружности. Хотя еще при Лужкове повелось: эти работы отданы приезжим из солнечной Армении. Ведь в альбомах что асфальт, что снег убирают вполне русские рабочие. Вот она, сила пиара! К слову сказать, фото и видео техника специально закупалась к открытию нашего подразделения. А это более миллиона рублей.

«Товарищ премьер-министр, вы — квалифицированный работник!»

Но вернемся к той части моей работы, которая касалась поздравлений VIP персон – знакомых Петра Павловича. Итак, в мои обязанности входила проверка списка на предмет его актуальности, каждый месяц руководителю подавались обновленные данные. Петр Павлович своей рукой отмечал, кого он хотел поздравить. Как я уже упоминал, иногда в список попадали уже осужденные чиновники, чиновники под следствием, люди из команды прежнего мэра. Этих людей Бирюков из списка нещадно вычеркивал, и мне приходилось отправлять на шредер уже отпечатанные открытки.

Кстати, канцтовары и открытки для личных поздравлений завозились в Инфоцентр, как правило, из «Мосводоканала», причем, заканчивались они довольно быстро. Мне рассказывали, что к новому году пришлось сверять список, состоящий из тысячи фамилий!

Из так называемого «общака», которым я заведовал, брались средства и на отправку телеграмм, всегда на правительственном бланке, что значительно дороже. Одна такая телеграмма обходилась в 700-800 рублей, а их в день могло быть подписано Петром Палычем до пяти.

Однажды меня удивил текст телеграммы, отправленной в Белый дом ко дню рождения премьер-министра. Для ее составления у моего компьютера в тот день собрались лучшие умы Инфоцентра. За основу взяли шаблон, который в предыдущие годы уже использовался, но довольно давно. Каково же было мое удивление, когда заглянув в папку перед тем, как выложить ее перед телеграфисткой я обнаружил внутри следующий текст:

«Дмитрий Анатольевич, Вы являетесь квалифицированным работником и поддерживаете в коллективе ровные товарищеские отношения».

Я подумал, уж не ошибся ли, распечатывая его? Но, увидев внизу подпись Петра Палыча, понял, что он это и утвердил. Мне лично было стыдно такое отправлять…

До работы с пресс-релизами, меня, пишущего журналиста с 26 летним стажем, Генералова не допускала. Лишь однажды, когда руководитель пресс-службы была в отпуске, принесла мне пару текстов. В мою задачу входило не только переписать сообщение, что называется русским языком, но и донести до читателя саму суть, как можно более кратко и ясно.

Генералова лично обзванивала руководство столичных СМИ, чтобы релизы были опубликованы. Не надо подробно рассказывать, как четко, слово в слово, написанное мной, публиковали «Вечерняя Москва», Агентство городских новостей и та же «Мосправда». Однажды произошла опечатка. Петра Павловича я назвал Павлом. «Вечерка» сочла, что не вправе изменять текст, присланный из мэрии. И лишь утром по звонку Генераловой Бирюков вновь стал Петром…

Конец фильма

Победу на выборах мэра в Информационном центре отпраздновали оригинально: Ольга Владимировна проанонсировала, что каждого наградит за участие в избирательной кампании. Как именно? Только не смейтесь…

Сотрудникам Афанасьева вручала отпечатанную в типографии гигантским по нынешним временам тиражом 10 000 экземпляров книгу со стихами для детей Сергея Михалкова. Я, как и все собравшиеся, давно вышел из детского возраста. Начальница, заметив на лицах растерянность и недоумение от такого презента, парировала: «Там фотографии, которые вы делали в ходе ваших пресс-туров. Это, чтобы вы не забывали о нашем сотрудничестве».

И действительно, стихи Михалкова были напечатаны рядом с фотоизображениями поливальных машин, экскаваторов, асфальтоукладчиков и т.п. Естественно, что Ольга Владимировна напечатала книгу не на свою зарплату. Денежные средства были выделены одной из организаций Комплекса.

25 сентября стало моим последним днем работы в засекреченной PR группе. Светлана Генералова сообщила, выборы закончились, отдел оптимизируется, я могу увольняться. В этот же день на планерке я уточнил у Ольги Владимировны, знала ли она, принимая меня на работу, оформляя меня в подшефном «Мосводоканале», что вся эта история временная? В глазах молодой чиновницы я прочитал ответ: «В пиаре, Артем, нет ничего постоянного». Однако, вслух произнесла совершенно другую фразу — «Нас не устраивает, как Вы работаете».

В таком же положении оказались и некоторые другие сотрудники Инфоцентра. Одна из них звонила мне, чуть ли не рыдала, советуясь, как ей быть, ведь у нее ипотека, кредиты, а увольняют не в связи с сокращением штата, а по собственному желанию, что в корне меняет дело. Банк не дает отсрочку для оплаты…

А с утра мне набрала начальник отдела кадров «Мосводоканала». Фраза, которую она произнесла, скорее рассмешила: «Артем Дмитриевич, у меня есть поручение из пресс-службы мэрии — Вы должны срочно уволиться по собственному желанию». Я попытался обыграть ситуацию: «А с каких пор пресс-служба мэрии дает указания отделу кадров акционерного общества?». Кадровичка задумалась, но спустя 30 секунд взяла себя в руки: «Ну, Вы же все понимаете»…

К сожалению, я не понимаю, почему вместо того, чтобы лучше заниматься благоустройством и уборкой улиц и тем, что предполагает руководство комплексом ЖКХ, Петр Павлович Бирюков включился в предвыборную кампанию своего руководителя Сергея Семеновича Собянина, причем на деньги налогоплательщиков?

Я не понимаю, как в здании Правительства Москвы, в кабинетах, где должны работать только государственные служащие, работают люди, не имеющие никакого отношения к сферам деятельности правительства?

 

Я не понимаю, как этим людям выписываются круглосуточные пропуска в правительственное учреждение, находящимся под охраной Росгвардии?

Я не понимаю, как такое количество людей, отвечающих за успешную предвыборную кампании мэра Собянина, получают за это заработную плату на предприятиях КГХ, финансирующихся более чем на половину из бюджета города?

И уж тем более, никогда не пойму, как человек далекий от коммунальных проблем столицы – в силу возраста и образования в первую очередь, управляет инженерами и механиками?

 

Я не понимаю, зачем Сергею Семеновичу содержать за счет бюджета Москвы руководителей, чья биография и достижения ставят в унизительное, неловкое положение квалифицированных работников КГХ, отдавших лучшие годы своей жизни работе на благо москвичей и имеющих подтвержденную квалификацию и опыт?

В моей трудовой книжке теперь имеется запись, что с 21 августа по 2 октября 2018 года я являлся специалистом 2 разряда АО «Мосводоканал». Да, я совершенно ответственно заявляю, что ни с кем, кроме пресс-секретаря Мосводоканала и кадровиков в этой организации не знаком лично. У меня никогда не было рабочего места в помещениях АО «Мосводоканал» в Плетешковском переулке, и я так и не получил положенные мне по трудовому договору, как сотруднику вредного производства, 200 г туалетного мыла, так как не знаю, где его выдают.

Мне был открыт счет в ПАО «Сбербанк», куда была перечислена заработная плата и расчет. А также я успел стать членом профсоюза «Мосводоканала», из моей зарплаты вычли 1% от зарплаты в счет уплаты членского взноса.

 

А потому прошу считать данную публикацию обращением в правоохранительные органы, генеральную прокуратору для установления правомерности описанных мною действий столичных чиновников».

 

Источник: Новая газета

Вам также может понравиться