Главные новости России и мира сегодня

Нацпроекты — еще одна беда России

Чиновники так старательно ищут способы найти средства на выполнение президентских указов, что экономить приходится даже на детях.

В Ростовской области детей морят другим способом — не дают жизненно-необходимых лекарств. Сначала областной министр здравоохранения отказалась помочь девятилетней Дарине Илларионовой, которая может жить лишь на препарате «Вимизим» — стоит он около 85 тысяч за флакон, а нужно зачастую по несколько флаконов в неделю. А недавно в суд на Ростовский минздрав подала мама 17-летней Кати Жогиной из города Шахты. Ей отказали в бесплатном приобретении прописанного столичными врачами мацитентана (цена в аптеках — около 140 тыс. руб. за месячный курс).

Надеюсь, прокуратура проведет проверку по этим фактам, но тенденция налицо: денег в регионах катастрофически не хватает, однако и держаться сил у граждан уже тоже нет. В конце концов можно довольно долго экономить на себе, но когда начинают экономить на самых слабых — детях, в том числе сиротах и инвалидах, — поневоле задумаешься, что происходит в стране.

А в стране — две беды: коррупция и нацпроекты. И даже не знаю, какая больше.

На нацпроекты, которые стали чем-то вроде 12 подвигов Геракла нового президентского срока, нужны триллионы. Всем министерствам и ведомствам спущена команда изыскать возможности для пополнения бюджета. Они их и изыскивают — кто как умеет.

Некоторые подразделения предлагают все новые налоги и штрафы. Из последних — в ГИБДД, например, хотят поднять штрафы за превышение скорости сразу в шесть раз. Действительно, чего мелочиться.

Или приказано главе какого-нибудь областного минздрава «оптимизировать» бюджет. А он уже и так урезан по самое не могу: часть больниц-поликлиник закрыта, половина врачей уволены, санитарки давно на ставках уборщиц трудятся. Правда, почему-то при такой жесткой экономии томографы закупаются в два раза дороже рыночной цены — но это святое, это чиновникам для пропитания, не жить же на одну зарплату.  А тут вдруг приходит на прием мама больного ребенка и требует лекарство по 200, а то и по 500 тысяч в месяц. Причем ребенок, скорее всего, не жилец. Даже если еще лет двадцать протянет, родине пользы точно не принесет. Один убыток бюджету.

Так областной министр потихоньку и становится судьей страшного суда, фактически решая, кому жить, а кому умирать. Кто полезен Родине, а кто нет.

Я заглянула в нацпроект под названием «Здравоохранение». Новый, от мая 2018 года. Старый аналогичный майский указ шестилетней давности то ли не выполнили, то ли недовыполнили — в общем, он уже не актуален. А нынешний — бодрый такой, с круглыми цифрами: снизить смертность до 350 случаев на 100 тыс. населения; охватить всех граждан профилактическими медосмотрами не реже одного раза в год; сократить время ожидания в очереди к врачу; увеличить объем экспорта медицинских услуг не менее чем в четыре раза по сравнению с 2017 годом (до $1 млрд в год).

То же самое касается и нацпроекта «Демография»: если сегодня кормить детей так, чтобы они или голодали, или сразу после школьного завтрака попадали в инфекционные больницы, — кто завтра будет рожать здоровое потомство?

Конечно, на крайний случай есть всесильный Росстат, который всю успешность этих 12 подвигов Геракла может к 2024 году красочно расписать на бумаге. Но тогда и вовсе непонятно, зачем изыскивать триллионы на то, что стоит три рубля. Не считая коррупции, естественно.

Виктория Волошина

 

Источник: Росбалт

Вам также может понравиться