Главные новости России и мира сегодня

Налаживание диалога с Талибаном России может дорого стоить

После вывода американских войск из Афганистана запрещенное в России террористическое движение «Талибан» перешло в наступление и захватило власть. В стране тут же начались беспорядки, а толпы людей спешили покинуть государство, которое вот-вот станет шариатским. Во главе страны встал предводитель движения, радикальный клирик Хайбатулла Ахундзада.

Как смена власти в Афганистане отразится на его взаимоотношениях с Россией? Чем рискуют страны Центральной Азии? Стоит ли опасаться международного терроризма и увеличения наркотрафика?

Евгений Ройзман, экс-глава фонда «Город без наркотиков»:

«Совершенно очевидно, что наркотики — это основа политики и экономики «Талибана», и больше 70% населения Афганистана вовлечено в выращивание, производство и транспортировку героина. Немаловажно и то, что в стране около 5% людей — героиновые наркоманы, а это очень мощный драйвер наркоторговли. Никаких иллюзий на этот счет нет — с наркотрафиком из Афганистана станет намного хуже. Кроме того, в последнее время пошли разговоры, что в Афганистане начали культивировать эфедру — растение, из которого делают метамфетамин.

Понятно, что новые власти сейчас интересует передышка и некая легитимизация в глазах мирового сообщества, но они не способны отказаться от доходов от наркотиков. Что касается идеологии шариата, ислама — с ней наркоторговля никак не рифмуется, но вполне возможно, что в нее внесут некие изменения, в духе «продавать наркотики для неверных — не грех».

Сергей Гуляев, писатель, ветеран войны в Афганистане:

«Россия пытается заигрывать с «Талибаном» и налаживает с ним дружественные отношения. Действия афганских боевиков не только не получают адекватной оценки со стороны руководства нашей страны, но и поощряются официальными встречами в МИДе, на уровне спецпредставителей и Чрезвычайного посла РФ в Афганистане.

Однако то, что талибы творят в Афганистане, отразится на общем настроении мусульманского населения и нашей страны. Далеко не все разделяют безумные идеи этих террористов, но какая-то часть радикально настроенных людей в Карачаево-Черкесии, Дагестане, Чечне и раньше симпатизировала талибам. И если они теперь слышат по телевизору, что талибы — настоящие мужики, которые навели порядок в своей стране, то думают: а почему бы у нас не построить кавказский исламский эмират от Черного моря до Каспийского по тому же рецепту? И победить прогнившую коррумпированную систему с огромным количеством болячек, накопившихся в межнациональных и межконфессиональных отношениях за последние тридцать лет. Сейчас на Кавказе очень многие возмущены чудовищным уровнем коррупции.

Россия, на мой взгляд, выбрала неправильный путь — вместо того, чтобы подождать некоторое время, присмотреться к тому, что будет происходить в Кабуле, мы, «задрав тормашки», впереди всех побежали признавать талибов. Нельзя забывать о том, что Первая Чеченская война подпитывалась именно талибами из Афганистана, которые готовили там боевиков и вместе с ними отправляли на Кавказ оружие, наркотики, финансы для джихада против России. Вторая чеченская кампания прошла для России более спокойно и с меньшими жертвами в том числе и благодаря тому, что американцы разгромили «Талибан» в Афганистане и контролировали эту страну.

Благодаря 20-летней передышке, которую дали нам американцы, у нас долгое время не было проблем с проникновением радикальных идей, распространением наркотиков и оружия из Афганистана через Туркмению, Киргизию, Узбекистан и Таджикистан. Сейчас же у талибов широкое поле для деятельности, и нужно помнить, что исламский эмират они видят как проект, выходящий далеко за пределы Афганистана. Тем более что около четверти афганского населения — это таджики, а узбеков в стране проживает порядка 7%. Заигрывая с талибами, мы рискуем потерять свое влияние в Средней Азии, на Кавказе, испортить отношения не только с западным миром, но даже с Китаем, Ираном и Пакистаном. На территории Афганистана может возникнуть такой очаг напряженности, с которым не справится никто.

Лучший вариант для России — заявить нейтралитет и наблюдать, как будут развиваться события. По-хорошему, можно было бы негласно через партнеров в Таджикистане, Узбекистане поддержать новый «Северный альянс», состоящий в большинстве своем из этнических узбеков и таджиков. Это объединение может стать новой силой в сопротивлении талибам, и на его основе удастся сформировать новую власть и восстановить государственность Афганистана. Вот кому нужно помогать».

Аббас Галямов, политтехнолог:

«Риторика российских государственных каналов по поводу того, что талибы опозорили Америку и поставили ее на колени, приведут лишь к росту престижа радикального ислама в глазах мусульманского населения страны. И прежде всего, мусульманской молодежи, которая уважает силу.

Стоит отметить, что в России вообще распространен культ силы — кто силен, тот и прав. И в условиях нынешнего кризиса доверия к власти, снижения популярности государственной идеологии, кризиса и неясных перспектив страны радикальный ислам вполне способен проложить дорогу в сердца жителей мусульманских регионов нашей страны. Так что эти пляски на костях и торжество по поводу «Талибана» у власти — крайне недальновидная стратегия. Американцы российские телеканалы не смотрят, а вот молодежь Поволжья и Кавказа — даже очень».

Александр Михайлов, генерал Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков:

«До 2001 года, пока у власти находились талибы, количество героина, производимого в Афганистане, уменьшилось в 100 раз — это было связано исключительно с религиозными соображениями. Однако с приходом американцев все возобновилось, причем те всегда подчеркивали, что у них мандат на борьбу с терроризмом, а не с наркотиками, и даже оправдали людей, производящих дурь. Якобы для многих это единственная форма извлечения прибыли в условиях разрушенной экономики и промышленности. Так США оставили соседние страны один на один с афганским наркотрафиком.

Функционировали два маршрута из Афганистана: северный, через Таджикистан, Узбекистан к России и южный, через Косово, которое превратилось в наркотическую дыру для Европы. Сегодня же не стоит забывать об огромном количестве беженцев, которые оказались на территории сопредельных государств и многие из которых — тоже наркобароны, так как талибы объявили смертную казнь за производство наркотиков. Бросят ли они это занятие в другой стране? В нашем «южном подбрюшье» достаточно климатических зон, в которых можно культивировать опийный мак. Так что гарантий того, что наркотрафик не изменит свое географическое положение, нет. Другое дело, что внимание всего мира сейчас приковано к этой проблеме, и потоки поставок могут быть временно ограничены.

Можно ли им верить заявлениям талибов о том, что они против наркотиков? Неизвестно. Пока американцы оставались в стране, талибы прочно оседлали наркотрафик, чтобы получать прибыль, и откажутся ли они от этой статьи дохода, неизвестно. В то же время власти заинтересованы в том, чтобы прямо или косвенно заручиться доверием мирового сообщества, что непросто — ведь Афганистан теперь представляет феодальное средневековое государство. Так что остается смотреть, что будет происходить дальше, тем более что в стране вскоре начнутся внутренние разборки между отдельными полевыми командирами. И тот, кто возьмет вверх, вполне может отказаться от каких-то лозунгов

Что касается России, то у нас ситуация с наркотиками немного изменилась, и независимо от Афганистана на внутреннем рынке много синтетических препаратов, которые производятся буквально на коленке — в подвалах или химических лабораториях. Это гораздо менее опасно для наркоторговцев, ведь не нужно подкупать таможню, налаживать систему сетевого маркетинга, логистику, как в случае с иностранным героином».

Анжела Новосельцева

 

Источник: Росбалт

Вам также может понравиться