Главные новости России и мира сегодня

Кто больше пострадает от отсутствия «Киндзмараули»?

Действия Кремля по «воспитанию» непокорных соседей настолько предсказуемы, что никого уже не удивляют. Вот и сообщение «Коммерсанта» (со ссылкой на три источника) о том, что российские власти начали собирать у торговых сетей информацию о доле грузинского вина на полках магазинов, было воспринято с полным «пониманием» ситуации…

По словам этих источников, соответствующую информацию запросили Минсельхоз и Роспотребнадзор. Один из собеседников «Коммерсанта» уточнил, что запросы были неформальными; официальных обращений по этому поводу пока не поступало. По мнению источников издания, действия властей могут быть связаны с подготовкой к запрету импорта грузинского вина в Россию. Роспотребнадзор и Минсельхоз это, правда, никак не прокомментировали.

Однако в случае введения этого запрета проиграет не только грузинский бизнес, но и… российский средний класс. Как сообщил со страниц «Новой газеты» руководитель Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз, по итогам 2018 года Грузия была поставщиком вина в Россию номер три — после Испании и Италии, а по итогам четырех месяцев нынешнего года даже вышла на второе место. Сейчас Грузия занимает 17% в импортном вине и порядка 8–9% на нашем винном рынке в целом. «Грубо говоря, каждая 11-я бутылка вина, проданная в России, — это Грузия. Если прибавить сюда Абхазию, то вместе они занимают около 25% рынка импортного вина, что, конечно, уникально как для России, так да и для самих этих стран» — утверждает Вадим Дробиз.

По его словам, относительно пикового 2005 года, до запрета на импорт грузинского вина в нашу страну (российские власти ввели эмбарго в марте 2006 года), Грузия примерно на 30% увеличила экспорт. Между 2005 и 2012 годом, признает эксперт, у грузинских виноделов были большие проблемы, но они сделали многое для повышения качества и запустили госпрограмму продвижения своего вина на экспортных рынках: заставили посольства, консульства, торгпредства участвовать во всевозможных выставках и т.д.

По данным Вадима Дробиза, около 80% поставок сейчас идет в страны бывшего СССР, причем 65% — в Россию. Грузинские вина, утверждает он, самые успешные вина в нашей стране за последние 5–7 лет. После снятия запрета они захватили российский рынок без всякого маркетинга, только за счет грамотной и интересной продукции.

«Впрочем, в 2019 году темпы роста экспорта грузинского вина резко упали, — признает руководитель Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя. — Мировой рынок пришел к насыщению. Раньше рост доходил до 20% в год, а сейчас в целом опустился до 7%, поставки в Россию — до 4%. Даже если запрета не будет, это все равно последний год активного роста».

Если же российский рынок закроется, то две трети виноградников в Грузии просто окажутся не нужны. На мировом рынке, считает Вадим Дробиз, конкурировать бесполезно: там колоссальный избыток продукции и зарубежные производители не знают, куда девать свое вино.

«А грузинские вина — не такие, как европейские, — говорит эксперт. — Россия столетиями к ним привыкала. На Западе такой востребованности нет, и никогда не будет. За 2013–2019 годы из Грузии в Россию поставили 213 млн бутылок вина, из них забраковали около 1 млн (0,4%). Много это или мало — я не знаю, было бы неплохо, если бы Роспотребнадзор опубликовал данные по основным поставщикам, включая Абхазию, Францию, Италию».

Вадим Дробиз признает, что если грузинское вино снова запретят, то физический объем, конечно, будет замещен дальним зарубежьем и, частично, российской продукцией. Крымские вина, по его словам, с грузинскими не конкурируют, поскольку они совсем другие. Скорее, выиграть могли бы лучшие вина Краснодарского края и Ростовской области.

Но пострадает в итоге российский потребитель, потому что грузинские вина — уникальные, необычные: в большей степени сладкие, густые, насыщенные. Руководитель Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя считает, что особенно проиграет средний класс, поскольку грузинское вино стоит недешево, от 500 рублей за бутылку. «Для 40–45 млн потребителей вина в России все, что выше 200 рублей, — это уже дорого, а выше 500 рублей — очень дорого, — утверждает он. — Вино дороже 700 рублей пьет, может быть, 10% потребителей, просто его рекламируют гораздо больше».

Но с учетом того, что средний класс в России усыхает, как шагреневая кожа, власти, похоже, даже задумываться над этим фактором не собираются. Если приличное вино скоро покупать будет просто некому, чего переживать по поводу последствий запрета его импорта?

Не пили «Хванчкару» с «Киндзмараули»? Нечего и начинать!..

 

Эрик Осипов

 

Вам также может понравиться