Главные новости России и мира сегодня

Когда барин добрый…

Если холопы в России о чем-то просят барина, он непременно должен быть добрым. Иначе, что же это за барин? Так было веками, так остается и поныне…

Помните 13-летнюю Дашу Рогозину из города Иваново, которая на «Прямой линии» пожаловалась Путину, что девчонок не принимают в Нахимовское училище, а она страсть как хочет стать… военно-морским офицером? Так вот, у Даши все в жизни теперь будет в полном ажуре. Она уже стала героиней топовых информационно-аналитических программ, прошедших в воскресенье на федеральных телеканалах. Особенно запомнившись тем, что на вопрос, читает ли она какие-то деловые издания, Даша изрекла: «Не без этого. Я несколько раз читала «Красную звезду». Это газета нашей армии».

Этого оказалось достаточно, чтобы Дарью сходу зачислили в питерский филиал Пансиона воспитанниц Министерства обороны, который откроется в сентябре. Ей повезло. В отличие от тысяч российских сирот, которым места в элитном учебном заведении, увы, не уготованы. Только потому, что они не попались барину на глаза. Или перед ним не упали на колени в темной подворотне и не вручили записку с просьбой позаботиться о них.

Точно так же повезло жителям селения Ботлих. Тем самым, которые два десятка лет назад вместе с военнослужащими стали на пути международных террористов, рвавшихся в Дагестан. Для них прямо в горы подогнали телевизионные камеры и вывели в прямой эфир. Дав возможность задать президенту вопрос, который мучает их все это время: почему-таки местным ополченцам до сих пор не дали статус ветеранов боевых действий? Ведь именно они, как эмоционально заметил корреспондент, двадцать лет назад «произвели первый выстрел по боевикам во главе с Басаевым и Хаттабом».

Постаревшие и погрузневшие ополченцы, разумеется, этой возможностью воспользовались сполна. Сказав о том, что помнят, как «уважаемый Владимир Владимирович» прилетел в Ботлих в самый трудный для них час. И даже не дал, вопреки традициям кавказского гостеприимства, осушить бокал за будущую победу. Но вот теперь, двадцать лет спустя, благодаря Верховному главнокомандующему победы одержаны по всем направлениям, в Ботлихе все цветет, есть газ и вода, и они хотели бы поднять этот бокал за здоровье президента…

— Что касается бокала, надеюсь, мы сможем сделать это вместе с вами, — многообещающе ответил Путин. И кремлевские пиарщики в этот момент наверняка прыгали от восторга, восхищаясь собственной гениальностью и предвкушая, как весь мир вскоре будет наблюдать кадры из той самой армейской палатки, где в свое время Путин пить отказался, а теперь наверняка позволит себе расслабиться.

Что такое на этом фоне статус ветерана боевых действий, дающий право сотне-другой жителей Дагестана на определенные социальные льготы? Простая формальность! Конституционный суд, сообщил глава государства, уже принял решение, что действующее законодательство позволяет и на региональном уровне наделить ополченцев статусом ветеранов боевых действий и предоставить им соответствующие льготы.

— Понятно, что у республики таких денег нет, — предусмотрительно заметил он. — Поэтому решение должно быть принято на федеральном уровне.

Сделать это, по мнению Путина, несложно — нужно внести в отношении ополченцев законодательные поправки, которые позволят приравнять их к ветеранам боевых действий. И тут же поручил правительству сделать это, не откладывая в долгий ящик.

— Вопрос в составлении соответствующих списков, но я думаю, что это несложно — люди, слава богу, живы-здоровы, и вы поможете это сделать, — заметил он.

Здесь президент прав на сто процентов. По части составления списков местным жителям равных в России нет. Поэтому можно не сомневаться, что сотней-другой дело не ограничится, и в списки ополченцев, отстоявших Россию-матушку, попадут все родственники, соседи и просто добрые друзья аксакалов, «решивших с Путиным вопрос».

Но в этой связи хотелось бы напомнить, что живы еще и многие другие россияне, достойные предоставления такого статуса. Например, бывшие военнослужащие, принимавшие участие в урегулировании осетино-ингушского конфликта в начале 1990-х. Или те, кто в советские времена по приказу родного правительства участвовал в военных действиях на территории Анголы, Эфиопии, Мозамбика и других стран.

Эти люди в России почему-то не считаются ветеранами боевых действий. Они годами борются за свои попранные социальные права, и ничего не могут добиться.

Видимо, потому, что не посчастливилось оказаться в свое время с Путиным в обычной армейской палатке. Или упасть перед барином на колени и вручить лично в руки письмо, которое в этом случае, конечно же, не потеряют помощники.

Как ни странно, все письма по этому вопросу, направленные по официальным каналам, имеют свойство теряться…

 

Максимилиан Шульц

 

Вам также может понравиться