Главные новости России и мира сегодня

Вместо новоселья хождение по мукам

Москвич Иван Лукьянчиков –»рекордсмен» московской реновации. Ордер на переселение в квартиру на ул.Профсоюзной, 96, корп. 1, ему вручили еще в декабре 2018 года, но вместо нового жилья он получил хождение по всем мукам столичной бюрократии и судам.

 

В январе 2019 года пошли на просмотр новостройки. Квартира оказалась непригодной для жизни. Семья отказалась переезжать до исправления строительного брака. Ремонт затянулся на три года. Жена и дочь Лукьянчикова вынуждены жить на съемной квартире. Сам Иван все это время обитал в старой трешке на Введенской улице, 5. В мае этого года дом снесли. Ивана принудительно выселили в неликвид, и сейчас он между небом и землей – без жилья, с регистрацией в несуществующем уже доме и в ожидании справедливого суда по разрешению своей жилищной ситуации.

Вместо новоселья хождение по мукам

Дом для переселенцев по реновации строился не для них

Иван Лукьянчиков рассказал НИ как реновация превратила его жизнь в ад:

Наш дом на Введенского переезжал по реновации на Профсоюзную одним из первых в Коньково. Новая 19-этажка располагалась неподалеку, многим нравилось, что остаешься в своем микрорайоне. Особо не зацикливались, что дом изначально строило СУ-155 на продажу, потом СМУ-6 достраивало «под реновацию».Тогда из всех утюгов звучало заявление начальника Департамента градостроительной политики столицы Сергея Левкина, что первые дома, в которые начали въезжать по программе, «мы фактически перепроектировали и приспособили под стандарт реновации по отделке, инженерному обеспечению и по благоустройству».

В «нашем» доме на Профсоюзной перепрофилирование заключалось в том, что из двух однокомнатных квартир делали одну трехкомнатную. Список строительных косяков и отделочных недоработок у нас на Профсоюзной оказался настолько длинным, что люди переезжали со слезами на глазах, либо вообще отказывались заселяться, требуя дома и квартиры, соответствующие стандартам реновации. Увы, брать приходилось то, что есть.

Моей семье досталась квартира на 12-ом этаже: лоджия, метраж комнат практически такой же, как в старой квартире, но эта больше за счет коридора и двух санузлов. Если бы квартира была в нормальном состоянии мы бы давно договор мены подписали. Но она была аварийной! Неоднократно затопленной сверху до низу, с грибком на стенах, отсутствовала система вентиляции, бракованные окна и двери, осыпавшаяся штукатурка на лоджии, два санузла – радость новосела – и те не работали, там все полетело…

Возник вопрос: а как дом принимался, если квартира в аварийном состоянии? Как-то принимался… Загадка природы. Но выяснилось, что именно эту квартиру № 32, которая мне предложена, комиссия из представителей Жилищника, управы, префектуры, отказалась принимать до устранения недоделок. Были еще несколько квартир, непригодных для жилья и не принятых комиссией. В том числе такая досталась одному из наших соседей – активисту группы «Засносцы Москвы» ВКонтакте. Он развел бурную деятельность, всюду писал, что такой дом — «позор реновации», привлек депутата Мосгордумы, и ему в конце концов дали нормальную квартиру в доме напротив. Больше ни у кого такой номер не прошел.

Всё по схеме: суд – приставы – варварское переселение. Некоторые не успевали даже собраться. Для моей соседки Мильто Светланы Александровны переезд стал реальной трагедией. Она пенсионерка, ветеран труда, имела хорошую, ухоженную двушку. Силой, под руки, вывели в квартиру на Профсоюзной, где не было системы вентиляции и полностью испорчена кухня после затопления. Вещи из старой квартиры побросали в машину как попало. Я пытался помочь, приставы не подпустили, еще и 5 тысяч рублей взяли с нее «за услуги». Пожилая женщина всего-то хотела дождаться переезда в реновационный дом на Профсоюзной, 98, кор.2, а ей и в такой малости не пошли навстречу.

Вместо новоселья хождение по мукам

Лукьянчиков жил один в брошенной пятиэтажке

Перепуганные соседи после этого случая предпочли послушно ждать ремонта в бракованных квартирах- до приведения их в соответствие с Постановлением Правительства Москвы № 516, утвердившим стандарты отделки «равнозначных жилых помещений», включенных в программу реновации.

Кстати, если кто-то ожидает, что «стандарты» соответствуют обещанной Собяниным отделке улучшенного комфорт-класса, то не стоит раскатывать губы. На сегодняшний день на отделку выделяется всего 11,1 тысячи рублей за квадратный метр. Это цена. минимального косметического ремонта, когда весь подъезд делает большой отряд приезжих. Такой ремонт можно сделать, выбирая все самое дешевое и убогое.

Чиновники за эти деньги обещали металлические входные двери, санузлы — с качественным фаянсом и глазурированной плиткой, стальные ванны и полотенцесушители, межкомнатные двери из бруса или шпона, «флизелиновые обои, потолки «под покраску», деревянные или ПВХ-стеклопакеты, полы из ламината.

Но даже на этом наш застройщик сэкономил. Ремонта, можно сказать, не было никакого и, судя по тому, что департамент градполитики через суд стал подгонять людей вселяться в неликвид, его никто и делать не собирался.

С осени 2019 года Черемушкинский райсуд пачками стал выносить решения о принудительном выселении с Введенской улицы на Профсоюзную. Некоторые пытались обжаловать «приговор» в Мосгорсуде, но ничего не добились. 13 ноября 2019 года райсуд вынес решение переселить в новостройку и мою семью (обращено судом к немедленному обращению).

На тот момент были уже 4 комиссии, которые отказались принимать квартиру в эксплуатацию. Суд не обратил на это никакого внимания. Как и на то, что накануне суда квартиру снова затопило, и комиссия снова обязала застройщика ее отремонтировать. Просто удовлетворили иск ДГИ о принудительном переселении, и всё.

Я обжаловал решение в Мосгорсуде, и вы не поверите, первоначально он встал на сторону закона и справедливости, а не на сторону властей города. Тогда же в суде возник вопрос: а другой свободной квартиры неужели нет в доме? Ведь можно заселить человека в другую свободную квартиру, а эту.пусть делают и принимают как положено. Показалось, что ДГИ это услышал.

Они предложили другую квартиру — меньшей площади в соседнем доме. Мы уже были настолько измучены неприятностями и судами, что согласились, да и квартира в целом была нормальная. Но ДГИ поставил нам условие – подписать мировое соглашение и отозвать иски о непригодности реновационной квартиры на Профсоюзной. Мы отказались. Они уперлись, типа пошли на принцип. Слышали бы вы как они разговаривали со мной!

«Государство тебе ничего не должно! Подписывай, что тебе дали, иначе мы тебя размажем, в самое дерьмо переедете, и никакой Верховный суд не поможет».

Я ответил: посмотрим! Было, конечно, очень неприятно. Накосячившие чиновники возомнили себя государством, которое вправе «наказывать» возражающих таким вот образом – « в дерьмо переедете, никакой Верховный суд не поможет». А вы знаете, кто давал нам квартиру в пятиэтажке в 1969 году? Как раз Верховный Суд и давал. Моя бабушка была членом ВС, стояла на очереди. Интересно посмотреть, как теперь нас будут там размазывать…

После угроз ДГИ нашей семье, Мосгорсуд пересмотрел свое решение и оставил в силе решение Черемушкинского суда о немедленном принудительном выселении в аварийную квартиру на Профсоюзной. Для нас наступило самое тяжелое время. В пятиэтажке на Введенской мы остались одни. Отопление отключили. Железные двери из квартир мародеры тащили в металлолом и днем и ночью, выбивали окна, крали из квартир всё, что можно. Испытал на себе все меры давления, которые власти изобретают для жителей, качающих свои права и отказывающихся подписывать договор мены, — угрозы, погромы, огораживание дома строительным забором, отключение воды и электричества, перерезание проводов.

Я подал кассационную жалобу на неправомерные решения Мосгорсуда и Черемушкинского суда о принудительном выселении семьи. И не напрасно. В марте 2021г. Второй Кассационный суд отменил эти решения и направил дело в Мосгорсуд для нового рассмотрения. Впервые за все время судьи обратили внимание на акты, свидетельствующие о наличии строительных недостатков в жилом помещении, и усомнились в выводах судов о пригодности предоставляемой квартиры для проживания. Решение о принудительном выселении было приостановлено, новое разбирательство в Мосгорсуде назначено на 28 июля 2021 года.

Мы с адвокатом Ольгой Власовой ( она защищает интересы моей жены и дочери) вздохнули с облегчением.

Но оказалось, что плохо мы знаем московских чиновников. Они играют в реновацию и сводят счеты с людьми по своим правилам, игнорируя невыгодные им решения судов и свои же, московские законы, и даже бравируют этим. ДГИ открыто считает Мосгорсуд ручным, на одном из судебных заседаний по нашему делу представители департамента заявляли, что в интересах реновации некоторые законы они не обязаны соблюдать. Так и вышло.

В мае под угрозой быть выкинутым судебными приставами, которым ДГИ поручило исполнить решение Черемушкинского суда от ноября прошлого года, несмотря на то, что оно отменено Вторым кассационным судом, я вынужден был покинуть свой дом на Введенской. Через пару дней его снесли, вопреки закону города Москвы, что пока в доме есть хотя бы одна нерасселенная квартира, он остается неприкосновенным.

Написал обращение в Следственный комитет Бастрыкину, прошу дать оценку происходящему, так как считаю это прямым превышением должностных полномочий со стороны московских чиновников. Ответа пока нет. Козни и беззаконие продолжаются.

В прошлый четверг в «моей» убитой квартире вновь побывала приемочная комиссия во главе с представителями ДГИ. Недостатки остались прежними, а в акте написали что квартира пригодна для проживания. Я подписывать эту чушь отказался, управа сперва тоже отказалась, но после звонков из мэрии, подписала. Короче, обложили флажками как зверя и выхода не оставили.

«А мы тебе говорили: не судись с государством. Сделал бы ремонт потихонечку да и продал бы эту квартиру к чертовой матери», — так меня увещевают умудренные опытом соседи. Но мы квартиру продавать не собираемся, нам в ней жить, в отличие от ярых сторонников реновации, поэтому и судимся, и добиваемся выполнения элементарных обязательств перед переселенцами. Трудно прогнозировать, чем обернется новое разбирательство в Мосгорсуде 28 июля. Но я хочу доказать, что чиновники обязаны соблюдать закон и что обычные люди тоже имеют права.

 

Источник: Новые известия

Вам также может понравиться