Главные новости России и мира сегодня

Отъезд Путина в Валдай хуже, чем преступление, – это ошибка…

На днях газета Wall Street Journal опубликовала комментарий главы отдела российских исследований вашингтонского института American Enterprise Леона Аронаозаглавленный «Коронавирус может подвергнуть опасности президентство Путина». Основная опасность, по его мнению, заключается в том, что впервые за 20 лет правления Владимиру Путину одновременно грозит тройная опасность: экономический кризис вкупе с пандемией коронавируса, обесценивание нефти, основного источника государственных доходов, и реальное обнищание большей части населения.

При этом реакция российского президента на эту ситуацию, отметил Арон в интервью радио «Свобода», выглядит более чем странной. Более того, он демонстрирует растущую неадекватность, потерю не только чутья, но и ощущения реализма. По мнению американского специалиста по России, это вполне понятно.

— После 20 лет у власти какой же может реализм у кого-то сохраниться? – задает он риторический вопрос. — По-моему, это началось с пенсионной реформы. Долгое время он демонстрировал очень хорошее чутье, по крайней мере в отношении тех, кого Сурков назвал глубинным народом — провинциальные города, деревня, заводы. Теперь, мне кажется, начал терять это чутье…

В этой связи Арон напомнил серию коротких интервью президента России обозревателю ТАСС Андрею Ванденко. Многие просто не поняли фразу Путина о том, что те, кто получает 17 тысяч рублей в месяц, – это… средний класс. Кстати, именно после этого оставшиеся серии интервью в интернет выкладывать перестали. Не потому ли, что в них были еще более очевидные проколы?

— Извините, 25 тысяч – это выживание. А говорить, что 17 тысяч рублей – это средний класс, это неадекватно, — полагает Леон Арон. — Второй момент уже непосредственно сейчас – это отъезд Путина в Валдай. Это хуже, чем преступление, – это ошибка. И конечно же, обращение к губернаторам и мэрам: делайте, как хотите. Вполне понятно, что это знак снятия с себя ответственности при том, что вертикаль власти систематически у этих же самых мэров и губернаторов отбирала всё. У них сейчас ни власти нет, ни денег. И сказать им, что вы сейчас боритесь, как хотите, а мы с большим трудом выцарапаем 12 700 рублей на человека, федеральную помощь, что соответствует уровню нищеты, это все показывает, что какая-то ржавчина начинает оседать. И реакция у него не та, и чутье политическое начинает сдавать…

Американец даже сравнил Путина с ребенком, которому, когда он закрывает глаза, кажется, что опасность уходит. Но это только до поры до времени.

— Да, можно сбрасывать бояр с кремлевской стены, но не забывайте, что был и Николай II, — полагает Леон Арон. — Есть кризисы, в которых царь или же берет на себя ответственность, побеждает, или же он показывает, что он не очень важен для выживания страны, тогда целый каскад вполне неприятных выводов будет делать народ. Вся проблема в том, что этот кризис наложился уже на достаточно зыбкую ситуацию. То есть продолжается стагнация, самая длинная в истории современной России, 10 лет средний уровень валового продукта составляет 1 процент, такого не было никогда. Доходы 7 лет уменьшаются либо стагнируют, тоже такого не было. И после пенсионной реформы до вируса доверие к Путину было на самой низшей точке, по-моему, 34 или 32 процента. Рейтинг кувыркался где-то около 62–63 процентов, что очень близко к тому, что мы наблюдали перед Крымом. Но это не 2008-й, не 2012–2014 годы, когда все более или менее окей. Ну да, был финансовый кризис, но ведь кризис после такого многолетнего роста, все это можно проглотить и перетерпеть. А вот сейчас уже шло по нисходящей – и популярность режима, и популярность президента, и экономика, и на это наложилась совершенно страшным образом пандемия. Ситуация такая, что хороших, нерискованных ходов у Путина нет. А сидеть в Валдае и появляться на экранах раз в четыре-пять дней – это не выход.

Американец привел известный тезис о том, что при нынешней ситуации доминирования государства в информации, рейтинг Путина не может опуститься ниже 60 процентов, потому что ему нет альтернативы на телевидении. Но на самом деле, считает Арон, он может опуститься даже ниже этой планки, потому что среди всех прочих вещей падает и доверие к телевидению.

— Поэтому надо либо брать ответственность, либо надеяться, что пронесет, – может, и пронесет, а может и бабахнуть, — резюмирует Арон. – Миф о том, что голодные крестьяне с вилами идут на дворцы, – это, конечно, миф, но это создает фон, всеобщее ощущение падения легитимности правительства. В последнее время из уст ряда депутатов и министров выскакивало: а государство вам ничего не должно! Чего вы требуете от государства? Действительно, люди терпели, терпели в более-менее нормальной экономической ситуации, но когда все это начинает углубляться, когда это все начинает становиться очень резким, то есть, когда действительно появляется призрак голода, тогда терпения может не хватить.

Причем американец обращает внимание, что это не только его наблюдения. Исследования ведущих российских экономистов показывают, что у 60 процентов россиян накоплений хватит только на полгода.

— А потом что? Мне кажется, только верховный правитель может сейчас каким-то образом распорядиться. Это не какая-то раздача денег на, извините, популярность – это раздача денег на выживание.

По мнению Арона, Путину пора взять на себя всю ответственность, распечатать кубышки с деньгами, понять, что везение кончилось. И все-таки вернуться в Москву, начать энергично работать, а не проводить совещания каждые три-четыре дня, на которых ему говорят, как все происходит, а он всем говорит: мол, надо энергичнее работать.

Или сам он энергичнее уже не может?..

 

Эрик Осипов

Вам также может понравиться