Главные новости России и мира сегодня

Опрос россиян: насилие оправдывается обстоятельствами?

Вопрос о допустимости насилия витает в воздухе общественного мнения не одно десятилетия. Но в свете роста протестных настроений последних лет он приобретает несколько иное звучание, смысл которого заключается и в оправдании жестких действий властей при разгоне несанкционированных митингов.

Многие россияне готовы допустить применение властями силы в отдельных ситуациях, в том числе при разгоне мирных несанкционированных митингов. Об этом сообщили исследователи фонда «Общественный вердикт» по итогам третьей волны общероссийского опроса, посвященного отношению россиян к пыткам и проводившегося при участии группы старшего научного сотрудника Института социологии РАН Дмитрия Рогозина. Об этом пишет РБК.

В рамках исследования социологи предлагали респондентам примеры конкретных ситуаций, в которых те должны были представить себя на месте полицейского, тюремщика или сотрудника психиатрической больницы и решить, насколько оправданно или необходимо применение насилия. Кейсы для опроса — реальные случаи из правозащитной практики «Общественного вердикта», по большинству из которых идет или шло официальное разбирательство, рассказала РБК руководитель исследовательских программ фонда Асмик Новикова.

Согласно данным телефонного опроса 2017 года, с тезисом о том, что для властей допустимо «идти на незначительные нарушения закона для раскрытия общественно значимых преступлений», соглашались 41% россиян.

В октябре 2018 года 43% опрошенных сочли допустимым применение насилия к грабителю, который вырвал сумку из рук пенсионера и попытался убежать от полицейских. 42% опрошенных согласились с необходимостью применить пытки к маньяку, который нападает в парке на детей, а затем скрывает их в неизвестном месте. 69% респондентов оправдывают действия медиков психиатрической больницы, которые в отсутствие санитаров привлекли других пациентов к «нейтрализации» буйного больного, которому нужно было срочно сделать укол.
24% считают допустимыми пытки обвиняемого в групповом убийстве, который берет всю вину на себя, чтобы скрыть подельников и избежать более тяжкого обвинения за преступление в составе организованной группы. 11% сочли оправданными побои заключенного, который отказывается выходить на работу.

В своих комментариях многие опрошенные отмечали, что в отношении заключенных «допустимо применять насилие, потому что они не в санатории». «Часто встречается мнение, что наказание заключенного — это не просто лишение свободы, но и унижение как норма общения, насилие, какие-то лишения и бесчеловечные условия содержания. Отсутствие понимания, что собой представляет в современном мире лишение свободы, — это, конечно, довольно грустное наблюдение», — говорит Новикова.

Еще одна идея, которую не разделяют многие респонденты, — что сотрудник правоохранительных органов должен владеть своими эмоциями и не срывать гнев на задержанном или заключенном, отмечает социолог.

В 2018 году социологи добавили к опросу новый кейс — о применении силы к участникам несогласованного митинга, которые не устраивают беспорядков, но отказываются расходиться. Всего с необходимостью задействовать силовые методы согласились 12% респондентов. Однако среди тех, кто положительно ответил на вопрос о допустимости «незначительных нарушений закона» со стороны властей в целом, эта доля составила 25%.

По кейсам с заключенным и грабителем доля респондентов, допускающих насилие, выросла на 5–6%, отметила Новикова. «Я это связываю с опривычиванием насилия. Оно стало обыденным как тема — взять, например, случай в ярославской колонии. Тема обсуждается, она в повестке, и это дает в том числе и такой результат. Освещение необязательно дает рост неприятия, оно приводит и к усвоению этой практики, пониманию, что это есть в нашей реальности, мы так живем, поэтому в каких-то ситуациях это допустимо», — говорит социолог «Общественного вердикта».

Опрос «Общественного вердикта» проводился в интернете с применением таргетирования в соцсетях (ссылка на анкету предлагалась совершеннолетним пользователям во всех регионах страны, при этом ее не видели те пользователи, которые были подписаны на страницы «Общественного вердикта»).

Третья волна исследования проводилась с 8 по 15 октября; в опросе приняли участие 3292 респондента. Первая волна исследования проводилась в апреле 2017 года. Она включала в себя также телефонный опрос для калибровки и «взвешивания» групп респондентов по демографическим показателям; позднее от него решено было отказаться.

Еще один фактор, устойчиво коррелирующий с отношением человека к насилию, — собственный опыт насилия со стороны властей: при прочих равных такие респонденты реже высказывались за допустимость применения силы.

Опрос дал парадоксальный результат, отмечает Асмик Новикова: чаще всего об опыте полицейского насилия заявляли молодые мужчины, в этой демографической категории уровень толерантности к насилию выше, чем в целом. Так, 40% ответивших положительно на вопрос о возможности «незначительных нарушений закона» — мужчины в возрасте 18–34 лет.

Источник: Информационное агентство «Znak»

Вам также может понравиться