Главные новости России и мира сегодня

Грядки вместо газонов и «тормозки» вместо фастфуда…

Едва ли не каждый из выступивших намедни в Госдуме депутатов пытался донести до пришедшего сюда с отчетом премьер-министра Михаила Мишустина простую мысль: да, народ поддержал проведение на Украине специальной военной операции. Но он, народ, вправе рассчитывать на то, что в пору безудержного роста цен и массовых сокращений, вызванных бегством с российского рынка многих иностранных компаний, власти поддержат и его.

А то ведь телевизор исправно потчует нас сюжетами о «новой бедности» в старушке-Европе, о том, как немцы массово заготавливают дрова, а англичане ставят на прикол личные авто. Но вот о том, что россиянам тоже приходится затягивать пояса, и у Соловьева, и у других телевизионных властителей умов говорить почему-то считается зазорным.

А почему, собственно?

В этой связи даже удивляет, что официозная «Российская газета» осмелилась опубликовать итоги соцопроса программы лояльности «Город», проведенного среди держателей карты «Тройка». Он показал, как поменяли свои привычки в условиях экономических санкций в отношении России жители финансово благополучной Москвы. Примерно каждый третий из них начал экономить. 51% респондентов отложили обновление не только бытовой техники, но и собственного гардероба. На рынке одежды и иных непродовольственных товаров наблюдается существенный спад потребительского интереса. Да и с продовольственными тоже не все так просто. Например, 12% респондентов отказались от покупок готовой пищи или обедов в столовой и стали готовить сами, беря с собой на работу «тормозки». Покупку машины и квартиры отложили 11% участников опроса.

В целом, процентное соотношение тех, кто хоть как-то сократил расходы, и тех, кто живет, как прежде, примерно 70/30. На что люди готовы сегодня тратиться, так это на безопасность – как личную, так и имущественную. Народ понимает, что в трудные времена неминуемо вырастет число грабежей, краж, автоугонов…

Однако нет худа без добра – москвичи стали милосердней. Судя по соцопросу, каждый двадцатый стал помогать нуждающимся, хотя прежде этого не делал. Выросло и число волонтеров. Однако это показатель роста не только нравственного здоровья, но и осознания того, что рассчитывать на государство в новых реалиях особо не приходится.

Примерно такие же тенденции выявило новое исследование SuperJob, проведенное уже в масштабах всей страны. После начала военной операции на Украине личная финансовая стратегия изменилась у 63% россиян. Каждый второй (49%) стал больше экономить: опрошенные отмечают стремительный рост цен и ощутимое сокращение своих финансовых возможностей. Напротив, 14% опрошенных стали больше тратить. По их мнению, в условиях высокой инфляции делать накопления неразумно: «Долго откладывали некоторые покупки, а теперь все купили, пока деньги окончательно не превратились в бумажки». У каждого четвертого финансовая стратегия после начала спецоперации не изменилась: «Пока стараюсь не паниковать». Экономить в нынешней кризисной ситуации чаще стремятся россияне с доходом от 50 до 80 тыс. руб. (51%), а тратить — опрошенные с доходом свыше 80 тыс. руб. (17%).

Новые реалии, похоже, изменят и загородное поведение россиян. Как показывает исследование SuperJob, большинство владельцев дач, огородов и частных домов в этом году, как в старые добрые времена, будут… сажать картошку! Хотя многие успели о такой практике забыть, в лучшем случае выращивая на грядках зелень. Любителей же шашлыков и европейских газонов, судя по всему, поубавится.

SuperJob выявил у нас и определенный рост прижимистости. Россияне стали экономить на чаевых везде, кроме общепита. Двое из трех по-прежнему оставляют чаевые в кафе, ресторанах и барах, причем 26% делают так всегда, а 39% — иногда. А вот таксистам, курьерам, парикмахерам и прочему обслуживающему персоналу теперь перепадает гораздо реже. 

Так что давайте быть объективными. Пусть до заготовки дров и отмены чистки зубов дело у нас пока и не доходит, привычки нам тоже менять приходится. И замалчивать это негоже…

Кондрат Борщев

Вам также может понравиться