Главные новости России и мира сегодня

Человек и аэропорт: в чем заключается проблема подбора имен для названий воздушных гаваней?

Реплика министра культуры Владимира Мединского о том, что поклонники группы «Гражданская оборона» являются «маргиналами» возмутила не только их слушателей. Потому что сама ситуация с переименованием аэропортов оказалась гораздо глубже. То, что гражданам предоставили выбирать название самим — это лишь имитация выбора, как это обычно у нас происходит.

«Вы знаете, что некоторые довольно узкие, можно даже сказать маргинальные аудитории, например представляющие поклонников группы „Гражданская оборона“, исключительно активны. Этот, на первый взгляд, бестолковый хайп служит популяризацией хорошего дела», — сказал министр культуры Владимир Мединский, который возглавил фронт борьбы с инициативой по присвоению омскому аэропорту имени рок-музыканта Егора Летова.

И оказался чертовски прав.

Изначально инициатива Общественной палаты по «донаименованию» российских аэропортов в честь знаменитых соотечественников не предвещала такого большого скандала. Подозрительные москвичи, конечно, каждое утро посматривают, что там насчет Шереметьево, Домодедово и Внуково. По большинству аэропортов в голосовании лидируют или имена авиаконструкторов (Андрея Туполева, Сергея Королева), или классиков русской литературы (Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Максима Горького), или героев Великой Отечественной войны (Георгия Жукова, Константина Рокоссовского, Алексея Маресьева, Дмитрия Карбышева).

Все эти имена — безусловно, знаменитые и, конечно, достойные. Проблема — сейчас скажу крамольнейшую вещь — в том, что ими названы площадь или улица (бывает, и то, и другое) практически в каждом городе. Современная российская топонимика по большей части — это как раз или классики русской культуры, или деятели советского времени, или герои войны. Идея с «оптовым» донаименованием аэропортов изначально была так себе. А когда стало понятно, что объявленный для ее реализации конкурс «Великие имена» пошел по унылым лекалам совкового нейминга, — оказалась таковой и подавно.

Так что когда в эту тишь и гладь имени Общественной палаты ворвался вдруг Егор Летов, все действительно пошло не по плану.Нравится ли этот «хайп» министру Мединскому или нет, но на портале Российской общественной инициативы идея присвоить имя Летова аэропорту Омска уже собрала больше голосов, чем все другие предложения. Вообще, очень странно, что Мединский так пренебрежительно отзывается об этой истории, потому как она стала единственной живой составляющей всей этой сомнительной кампании по выбору «великих имен».

Те, кого Мединский назвал «маргиналами», — едва не единственные люди, которые проявили искреннее, а не конъюнктурное неравнодушие. Их участие не показное, их усилия реальные, да такие, что Мединскому при упоминании Омска еще долго будет становиться не по себе.

Беда в том, что «маргиналами» чиновники вроде Мединского считают активных граждан, не готовых мириться с тем, что их страна застряла где-то между Победой и полетом Гагарина. Это — жители постсоветской России, чьи представления о том, что «толково», значительно шире представлений министра культуры. Вежливо посидеть на концерте Аллы Пугачевой, поздравить старшее поколение текстом в духе газеты «Правда» 60-х годов — а потом сесть в машину или зашагать с кофе и в наушниках, где играет совсем другая музыка, печатая одной рукой друзьям свои новости на другом, современном языке.

Вряд ли у Владимира Мединского есть что-то персонально против Егора Летова. Предложи кто-то, например, аэропорт Владивостока назвать «2000» или переименовать Пулково в Splean International Airport, отношение было бы таким же. Все, что выбивается за рамки официально-благообразно-пафосного, тоже получит клеймо «маргинального». Это же проще, чем вести диалог. Чем принять саму мысль, что у части общества может быть какое-то другое мнение. И да, если это мнение начинает звучать чересчур громко, очень легко напомнить, что его выразители — это пользователи соцсетей и что не они, соцсети, управляют Россией.

Между тем вы это зря, господин Мединский. История с аэропортом имени Летова — это история про поколение тех, кому сейчас от 30 до 40 лет. Местом их рождения в паспорте значится СССР, но за давностью лет (а то и не только) они не испытывают никакой ностальгии по той стране.

Зато они знают истинную цену всему этому вашему казенному пафосу, всей этой вашей «стабильности», да и вам — как министру.И, кстати, именно они, а не люди, ментально застрявшие между Победой и полетом Гагарина, пользуются аэропортами. Так уж получилось, и правительство, в котором вы состоите, к сожалению, ничего не смогло с этим сделать в течение всего того времени, пока это поколение вырастало из еще советских штанишек — в людей, имеющих свое мнение и не имеющих страха его выражать.

В этом странном конкурсе эти люди уже победили, сколько бы вы ни называли их «маргиналами». Омский аэропорт уже стал аэропортом имени Летова, что бы вы там ни бормотали, господин министр.

В конце концов, когда мнение чиновников представляло хоть какую-то значимость для «маргиналов»?

 

 

Источник: Информационное агентство «Znak»

Вам также может понравиться