Главные новости России и мира сегодня

Папина дочка. Надежды на безбедную старость Сергей Шойгу связывает с младшенькой…

Пока министр обороны России Сергей Шойгу демонстрирует заботу о людях, решив передать фонду Константина Хабенского свои картины и поделки из дерева для продажи на благотворительном аукционе, средства от которого пойдут на лечение и медицинские препараты для детей с опухолями мозга, его младшая дочка Ксения озаботилась тем, как приумножить семейные доходы.

Демонстрируя феноменальную по нынешним временам открытость, в интервью «Фонтанке» она сообщила, что планирует продать принадлежащую ей рекламную компанию «Информационные Технологии». Уточнив при этом, что она перестала быть стартапом и стала «уже понятным бизнесом». По данным из открытых источников, ООО «Информационные Технологии» наполовину принадлежит фирме «Кэпитал перформ». 59% ее акций владеет Ксения Шойгу, четвертью — ООО «Регион пром» и ООО «Регион меди сервис». Единственным учредителем последней является генеральный директор «Информационных Технологий» Константин Майор.

Нетрудно предположить, что убыточная до 2019 года компания «Информационные Технологии» (в 2018-м ее убытки составили почти 30 млн рублей) стала «понятным бизнесом» именно благодаря 29-летней бизнесвумен с громкой фамилией. По данным Forbes, фирма заключила с Ростуризмом два контракта на 70 млн рублей как раз после покупки доли в ней принадлежащей Шойгу компанией «Кэпитал перформ». В рамках этих контрактов «Информационные Технологии» должны были заниматься рекламой туров выходного дня и курортов России, а также организовать рекламные кампании в бизнес-центрах и на заправках.

Мы, конечно же, далеки от мысли, что этому коммерческому успеху хоть как-то способствовала назначенная в феврале 2019-го на должность руководителя Федерального агентства по туризму уроженка Южной Осетии Зарина Догузова, но так уж вышло. Будем считать, что вывести на «понятный путь» находящийся в условиях дикой конкуренции рекламный бизнес Ксении Шойгу удалось исключительно благодаря предыдущему опыту, полученному в Ростехнадзоре и Газпромбанке. С 2020 года она также руководит проектной командой венчурного фонда Sistema SmartTech, созданного АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Фонд намеревался вкладывать средства преимущественного в российские стартапы. Forbes со ссылкой на представителя Ксении Шойгу сообщил, что активную инвестиционную деятельность фонд начал во второй половине 2020 года, а в 2021-м намерен войти сразу в три компании.

Да и приобретение «Кэпитал перформ» Ксения в свое время объясняла венчурной направленностью ее бизнеса — эта компания готовила приобретаемые активы к продаже. Подготовила, видимо, и «Информационные Технологии». Дочь главы Минобороны заявила, что намерена реализовать этот проект уже в нынешнем году, и, судя по всему, по неплохой цене. Доходов на должности заместителя председателя правления Газпромбанка (кстати, именно через него осуществляются выплаты военнослужащим Минобороны) ей, очевидно, не хватает. Кстати, среди других сфер деятельности компании «Кэпитал перформом», которой Ксения Шойгу занимается с 2019 года, — управление недвижимостью, консалтинг, торговля природными ресурсами, топливом, машинами, судами, промышленным оборудованием и напитками. Хватка у папиной дочки есть…

Раньше, как известно, она пыталась зарабатывать на «патриотических» проектах – таких, как «Гонка героев». В 2013 году Ксения даже стала ее лицом, приняв участие в организации экстремальных забегов вместе с банкиром и основным инвестором Юрием Новожиловым и бизнесменом из Калининграда Глебом Юном. Но западный опыт на отечественной почве не проканал. Если в других странах крупные и коммерчески успешные гонки с препятствиями Spartan Race или Tough Mudder собирают от 5 млн до 8 млн участников, то российский аналог, которым занималась Ксения Шойгу, в 2019 году собрал только 41 000 человек, в 2020-м — 35 000. Оно и понятно. Билет участника экстремальных забегов в Москве и Петербурге стоил в среднем 4000 рублей, в провинции чуть меньше. Короче, не пошло. «На Западе это бизнес, а здесь, к сожалению, бизнеса пока не получается, — призналась Ксения журналу Forbes. — Я изначально занималась «Гонками» именно как социальным проектом. А место, где я зарабатываю деньги, – это банк и венчурный фонд».

Поверим дочке?..

 

Максимилиан Шульц


Вам также может понравиться