Главные новости России и мира сегодня

Станут ли джуны мидлами?

Власти настолько озаботились ситуацией, что даже освободили айтишников от военной службы. Теперь бы еще остановить из отъезд за границу…

В стане российских айтишников разброд, шатания и паника. Нервы на пределе. Ехать? Не ехать? А если да, то куда? Масла в огонь подлила глава группы компаний Info Watch Наталья Касперская, заявившая, что «табуны айтишников покидают Россию».

— Ну какие табуны! — не согласен с ней в оценках знакомый программист Игорь, руководитель и владелец нескольких IT-компаний. Но соглашается в главном: — Да конечно, уезжают. Рушатся все цепочки, связи, контракты. У меня с утра до вечера созвоны идут от Бишкека до Еревана и Фетхие — я географию Турции и бывшего Советского Союза теперь знаю получше любого турагента.

Основных причин исхода, по словам моего собеседника, две. Первая — технологическая. Из-за антироссийских санкций, в которых участвуют и международные IT-компании, пользователи, находящиеся в России, потеряли возможность доступа ко многим привычным и необходимым программам.

— Нормальный софт сносят и ставят нечто от отечественного производителя, — не может успокоиться Игорь. — Были нормальные платформы, которые управляли базой данных, защищали информационную среду, выполняли другие важные функции. И нет их. Например, немецкая SAP — кто занимается бухгалтерским учетом, знает. Ушла. Epam, Microsoft (тут он высыпал еще с десяток знакомых и незнакомых мне названий) — тоже ушли. А всего полностью или частично ушли из России более 70 компаний, которые обеспечивали инфраструктуру Ай-Ти.

Мое робкое цитирование представителей власти, что наши спецы готовы придумать замену ушедшим программам и платформам, вызвало новую вспышку ярости.

— А вы не знаете, как это делается? Мой коллега сидит в Бишкеке и переносит программы с ушедших зарубежных платформ на наши. И это называется «сами придумали» — не смешите!

Впрочем, другие спецы считают, что уход компьютерных гигантов — не такая уж фатальная проблема.

— Нет технической возможности работать? Вранье! — заявил «КП» известный инвестор в сфере IT, президент исследовательской компании «Крибрум» Игорь Ашманов. — Если после того, как иностранная компания отрежет нам доступ к какому-нибудь коду или платформе, программист за полчаса не найдет пять способов найти доступ, то его самого надо уволить и выгнать за границу.

ПРОТЕСТУЮ, НО ОСТАЮСЬ

Вторая причина — политическая. Такой мотив действительно, присутствует.

— Это тоже моральная ответственность каждого из нас за то, что происходит, — говорит Игорь. — Платишь здесь налоги – значит, в какой-то степени солидаризируешься с происходящим. Люди этого не хотят, поэтому уезжают. Даже если программы каким-то образом вернутся, то люди, уехавшие по политическим мотивам, — нет.

Впрочем, сам Игорь не уезжает и вряд ли уедет. Взгляды взглядами, но он прочно встроен в систему российской IT-сферы, одна из ключевых фигур в своем направлении, завязанном на крупные организации, в том числе и на властные структуры. Высоченный доход, который на Западе он вряд ли получит, солидное положение, плюс дом, семья, кредиты — с таким багажом, конечно, лучше оставаться в России.

Ирония судьбы в том, что компания, которой руководит Игорь, несмотря на его прозападные взгляды, не сегодня-завтра может угодить под санкции. За близость к власти. Так что некоторым впору сделать перезагрузку и разобраться, кто на самом деле свои, а кто чужие, и от кого раньше прилетит.

ОТКОСИТЬ НЕ ЖЕЛАЕТЕ?

Есть и третья причина отъезда — банальный инстинкт самосохранения. Наиболее активно она проявилась в самые первые дни спецоперации. Люди призывного возраста, в том числе и айтишники, рванули куда поближе и где не надо визы. Чтобы по-быстрому спрятаться, переждать, а потом так же быстро вернуться. Откосить от армии, проще говоря. Айтишники, как правило, имеют возможность трудиться удаленно, так что руководство даже не заметило потери бойцов. Тем более, что виртуально они всегда в строю.

— У меня знакомый руководитель компании с первых дней спецоперации дунул в Турцию и там относительно успешно живет со своими разрабами (разработчиками — прим. ред.) вдали от призыва, — рассказал Игорь. — А его компания, несмотря на то, что практически всем составом покинула страну, вошла в список стратегических, работникам которых дали отсрочку от армии и прочие льготы. Ну, он же не бегает, не рассказывает всем, где живет. Какое-то совещание — выходит по зуму, как раньше выходил из московской квартиры.

В принципе, в такой ситуации можно и вернуться. Но тут уже и лето на носу, нет смысла туда-сюда мотаться. Так что тех, кто отъехал в Турцию, в Хорватию или на Кипр, раньше окончания купального сезона ждать обратно в Россию не стоит.
УЕЗЖАЙ, А ТО УВОЛИМ

Но самая массовая причина смены места обитания — приказ начальства. И это самая серьезная и драматичная история — связанная с личным выбором и готовностью идти на жертвы ради своего выбора.

— Я лично никуда уезжать не собираюсь, — твердо заявил «Комсомолке» программист из Воронежа Константин Братищев. — Но среди моих знакомых такие есть. Пятеро человек, например, уехало в Черногорию. Зарубежная компания, где они работали на удаленке, предъявила им ультиматум: «Либо увольняйтесь, либо соглашайтесь на переезд. С теми, кто остается в России, работать не будем». Пришлось переехать. С одним из них я тесно контактирую — он от переезда не в восторге. Да, компания оплатила отель на первые дни, помогла найти квартиру, даже зарплату чуть подняли, но все равно ему там не нравится. Расходы выше, а прибавка к жалованию их не компенсирует, так что в деньгах он, получается, потерял. И в ощущении жизненного комфорта тоже. Все чужое, сидит там, как в ссылке. Так что, думаю, вскоре вернется…

Возвращенцы уже есть. Уж на что Сербия — вроде, нет у нас никого ближе в Европе, но и там не сахар на чужбине. По словам Константина, несколько его знакомых, которые там работали, вернулись в Воронеж. Белград — хорошо, а дома лучше.

О ТЕХ, КТО НЕ ПРОГНУЛСЯ

Однако не всегда российские сотрудники идут на поводу иностранного руководства.

— У нас основные акционеры компании — с Украины. Большинство сотрудников — тоже, но есть и россияне. И россиянам поставили условие: переезжаете куда скажем или пошли вон, — рассказал «Комсомолке» московский программист Андрей. — На девочку одну, специалиста очень высокого уровня, так давили, что если она не уедет, то ей все — конец карьере, тебе не на что будет жить, говорили. И это взрослые матерые мужики, начальники, которые в силу и возраста, и служебного положения имели в наших глазах большой вес. А она хоть и классный специалист, но совсем молоденькая, нет еще такой жизненной закалки, чтобы просто послать их. Представляю, как непросто ей было. И все равно она проявила стойкость и сказала: «Я скорее поменяю компанию, чем уеду».

У Андрея и у самого похожая история — сейчас увольняется.

— Не то, что я прям тельняшку рву на груди, — мой собеседник явно не стремится выглядеть героем. — Но есть ощущение дискомфорта, когда с тобой так разговаривают. Я вполне готов поработать на зарубежную компанию — но при условии достойной оплаты и чтобы не заставляли посыпать голову пеплом из-за того, что ты русский. А это редкость — русофобия зашкаливает.

Кстати, условие «увольняйся или переезжай» — это еще мягкий вариант. Есть и более жесткий.

— Последние 2-3 недели появилась такая тенденция, что многие иностранные компании вообще перестали брать россиян, даже если соглашаешься на переезд в другую страну, — поделился Андрей.

НЕ ОСКУДЕЕТ ЛИ ЗЕМЛЯ РУССКАЯ?

Насколько это сильный это удар по нашей экономике — отъезд айтишников? Ведь их порой называют ни много ни мало интеллектуальной нефтью страны — и вот она утекает. Причем, в отличие от настоящей нефти, бесплатно.

— Даже если поверить, что отток составил 70 тысяч человек, то это капля в море, — не видит повода для беспокойства Игорь Ашманов. — Только по данным Росстата у нас айтишников 1,3 млн человек. В действительности их раза в два больше. Но даже если считать относительно официальных данных, то отток составил всего 5%.

Правда, основная масса уехавших (не тех, кто сами рванули наудачу куда глаза глядят, а тех, кого вывезли работодатели) — это специалисты уровня выше среднего. То есть уехали именно топы. И все равно ничего страшного, считают собеседники.

— У джунов появится возможность, а главное, стимул дорасти до мидлов, — привычно переходя на професиональный сленг делится столичный программист Андрей. Перевожу: начинающим специалистам станет проще подняться по карьерной лестнице. — В IT-сфере очень четко действует принцип: овладел новыми навыками — увеличил доход. И ты себя надстраиваешь практически до бесконечности, что очень стимулирует — лишь бы здоровья хватило, за компьютером приходится трудиться по 14 часов в сутки.

Еще один источник кадров — огромная армия выпускников технических вузов, не знающая, куда себя деть и работающая черт-те где за две копейки.

— По оценке международной Организации экономического сотрудничества и развития, Россия до сих пор абсолютный лидер по выпуску инженеров, — говорит Ашманов. — А программировать проще, чем разрабатывать гиперзвук, например. Более того, любой, кто решал, например, задачник Сканави, хорошо знакомый старшеклассникам и абитуриентам, и в свои 17 лет поступил в нормальный технический вуз, то такой человек, когда ему будет 40, даже если он после институтской скамьи не занимался никакими расчетами, все равно может освоить IT-специальности на уровне 100-150 тысяч рублей в месяц. А если попадет в востребованную нишу, то и до 300 тысяч дойдет. Надо просто не бояться.

НЕ ПОЗВАТЬ ЛИ НАМ ИНДУСОВ

А может, закрыть кадровую дыру айтишниками-мигрантами? Была у них стройка, сейчас — доставка, пора и дальше расти, в программисты выбиваться. Помню, несколько лет назад, одноклассник, работающий программистом в Канаде, жаловался на индусов и пакистанцев. Американские работодатели стали их нанимать на удаленную работу за две рупии, а своих высокооплачиваемых гениев кого уволили, кого перевели на полугодовые контракты. Справлялись новички не хуже местных. Английский в Индии — второй государственный, образование — на уровне британского, так что американские дельцы радостно потирали ладошки от такой кадровой удачи.

— Нет, у нас такое не пройдет, — говорит «КП» глава венчурного фонда Alpha Robotics Venture Владимир Белый. — Некого нам нанимать кроме нас самих и соседей-белоруссов. У претендента должен быть хороший русский, базовый английский, образование хотя бы средне-техническое и склонность к алгоритмическому мышлению. У меня в сообществе и на интернет-платформе более 13 тысяч человек, обсуждаем разные стартапы, но я не слышал о массовом найме людей, например, из Средней Азии или Молдавии. Вообще же сейчас по сочетанию зарплаты, стоимости жизни и профессиональной подготовки самый выгодный работник хоть для российского работодателя, хоть для иностранного, — это россиянин, живущий в России. Он может работать в офисе или на удаленке. В результате наши ребята перестали стремиться уехать в знаменитую Кремниевую долину. Посчитано, что там хоть и больше будут платить, но и траты выше — в итоге не факт, что человек выиграет, если уедет.

Источник: KP.RU

Вам также может понравиться