Главные новости России и мира сегодня

«Выпьем с горя, где же кружка?»

Что всегда делал русский человек, когда на душе становилось хреново? Правильно, шел в магазин за бутылкой, «раздавливал» ее и продолжал сопротивляться жизненным обстоятельствам. Теперь все иначе. По данным Минздрава, с 2008-го по 2020-й потребление алкоголя в России снизилось с 15,7 до 9,1 литра в год на душу населения. Более того, ВОЗ включила РФ в список стран, успешно борющихся с проблемой алкоголизма. Не торопитесь, однако, радоваться…

Потому что теперь русский человек идет… в аптеку! За антидепрессантами. И покупает их столько, что Росздравнадзору даже приходится порой констатировать дефицит самых простых и доступных подобных препаратов. Так случилось, к примеру, с импортным антидепрессантом «Золофт», поставки которого ожидаются не раньше апреля. Поэтому поправлять свое психическое здоровье пока придется его более дорогими аналогами.

Но и они на прилавках не залеживаются. По информации DSM Group, из-за резкого роста тревожности, вызванного пандемией и постковидным синдромом, с 10 января по 6 февраля россияне скупили 895 тыс. пачек антидепрессантов и 698 тыс. упаковок нейролептиков. За аналогичный период прошлого года было продано 626 тыс. пачек антидепрессантов и 516 тыс. упаковок нейролептиков. Подобный рост спровоцирован еще и переходом на дистанционный формат учебы и работы.

Спрос на «волшебную таблетку», которая мгновенно избавит от всех жизненных переживаний, наверняка будет расти и дальше. Его подогревает нарастающая военная истерия. Неслучайно опрошенные «Известиями» специалисты отмечают и рост обращений россиян к психологам, неврологам и психиатрам. Жалуются, как правило, на тревогу, депрессию и нарушение сна. При этом если раньше многие считали зазорным обнародовать свои проблемы с психическим здоровьем, то теперь в России все чаще говорят о… моде на депрессию и все, что ассоциируется с психическими расстройствами. И на моде этой активно зарабатывают уже не только фармацевты.

Как сообщает калининградское издание «Клопс», бывшая психиатрическая больница Алленберг в город Знаменске станет… туристическим объектом. Местные власти посчитали, что раз она так притягивает блогеров и прочую романтически настроенную публику, то надо наладить вполне легальные экскурсии сюда, включив в список туристических маршрутов. За счет этого удастся организовать и охрану этого уникального объекта, где сегодня впору снимать фильмы ужасов.

Открывшаяся в 1852 году лечебница когда-то была крупнейшим пристанищем для душевнобольных и пережила даже мировые войны. Но так, как теперь, она не разрушалась никогда. Руководитель областного агентства по имуществу Наталья Кузнецова в этой связи сообщила, что после передачи в 2015 году здания в собственность муниципалитета Минобороны почему-то «забыло» передать 10 гектаров земли вокруг. Пришлось забирать ее через суды, которые длились два года.

И тем не менее. Еще раз вдумайтесь – если людей тянет не в картинную галерею, не в музей, не в театр, а в заброшенную психбольницу, значит… им тут нравится! Значит, они эстетизируют этот специфический объект точно так же, как и свою депрессию!  

– Переживание тоски – это практически наш культурный код: Чехов, Достоевский, Звягинцев, Тарковский, Михалков. Это культурная модель, которая отличает нас от американцев, – пояснила данный феномен ресурсу «Север. Реалии» кандидат психологических наук, психолог-исследователь Ольга Маховская. – У них истории всегда с моралью, выводом, подсказкой, как выходить из той или иной ситуации. У нас – истории-диагнозы, в них нет оптимизма, и я думаю, это наша национальная особенность.

Получается, на эту самую особенность вполне себе легла нынешняя «русская хандра». Которую, с одной стороны, мы культивируем в себе сами, а с другой, нам активно способствует в этом родное правительство.

Только вот хандра эта, если верить великому Пушкину, гораздо хуже холеры (читай – коронавируса). Ибо холера поражает тело, а хандра убивает душу.

И ничем тут не вакцинируешься…

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться