Главные новости России и мира сегодня

«Спутник V»: что русскому вакцина, то немцу, известное дело, смерть!

«Спутник V»: что русскому вакцина, то немцу, известное дело, смерть!

Не кажется ли вам странным, дорогие друзья, что мы как-то безучастно восприняли эту новость? Что заявление президента Путина о том, что в России зарегистрирована первая в мире вакцина от коронавируса, и страна наша вышла в лидеры еще в одной сфере человеческой деятельности, почему-то не вызвало прилива «национальной гордости великороссов»?

И в самом деле, почему мы не плачем от радости, как плакали наши бабушки и дедушки, когда в СССР был создан и запущен первый в мире искусственный спутник Земли? Тем более что новый препарат даже назвали в его честь — «Спутник V»! Почему не предвкушаем тяжесть в своих карманах с учетом того, что на российскую вакцину от нового коронавируса SARS-COV-2, появившуюся на мировом рынке, уже поступил первый миллиард заказов? Почему не требуем, чтобы ее разработчика, директора Центра имени Гамалеи Александра Гинцбурга, немедленно выдвинули на Нобелевскую премию?

И почему, в конце концов, ни один из моих знакомых, включая медиков и педагогов, которых будут вакцинировать в первоочередном порядке, не заявил категорично: «Да, я обязательно привьюсь такой вакциной»? Тем более что участие в ее испытании, как выяснилось, приняла одна из президентских дочерей, не побоявшаяся принести свое здоровье на алтарь служения Отечеству.

Почему же, черт побери?!

Да, видимо, потому что мы уже отучены верить своему государству. И когда оно, государство, собирается чем-то и как-то нас осчастливить, мы сразу же относимся к этому с явной опаской. Касается ли это обещания, что с повышением пенсионного возраста, все мы будем жить лучше и веселей, или чего-то еще.

Не верим мы, и все тут!

Да и как, простите, поверить, если заявки на российскую вакцину сегодня поступают в основном из стран третьего мира, где цепляются за любую соломинку, лишь бы не утонуть под нарастающими волнами пандемии? Если по заявлению представителя немецкого минздрава, зарегистрированная в России вакцина от COVID-19 в Европу не поступит ни при каких условиях. И связано это вовсе не с тем, что американцы выкручивают руки, а только с тем, что препарат требует дополнительного подтверждения своей эффективности и безопасности, которое должно быть получено в ходе третьей, заключительной фазы клинических исследований.

А фазу эту «Спутник V», оказывается, не прошел! То ли потому, что мы так торопились, и снова захотели быть впереди планеты всей не только в области балета. То ли потому, что у президентской дочери на третий день сошла температура, и она призналась, что чувствует себя хорошо. То ли потому, что препарат этот вовсе не новый, а являющийся всего лишь репликой прежних разработок генно-терапевтических препаратов, которые ученые центра Гамалеи начали клепать еще в 1990-е годы. У них ведь, оказывается, есть некая универсальная платформа для разработки вакцин различного назначения. И на ее базе уже было создано шесть вакцин против разных инфекционных заболеваний.

Ну, и не стали наши ученые мужи снова изобретать велосипед. А зачем? Покумекали немножко, и вот она, первая в мире вакцина против «короны»! К тому же, плечо старой-доброй платформе с готовностью подставил министр обороны Сергей Шойгу. Выделил своих людей в качестве подопытных кроликов. А им к трудностям не привыкать. Как и к разным платформам. Взять ту же платформу «Армата» — она и к танкам пригодна, и ко всему остальному. А тут какая-то несчастная «корона»…

А что до сомневающихся немцев, и тут все понятно. Поскольку давно известно: что русскому в пользу, то им, немцам, только во вред! Пускай они теперь сколько угодно твердят о том, что российская сторона не опубликовала никаких данных об этом препарате, что не было возможности дать «Спутнику V» независимую оценку, что в этой ситуации необходимо было ориентироваться на глобальные стандарты в изучении и испытании вакцин, которые разработаны ВОЗ. А третья фаза клинических испытаний предполагает в таких случаях испытания не на нескольких десятках, а на нескольких тысячах человек — мол, только тогда можно выяснить, каковы возможные побочные эффекты.

Чушь все это! Мы сомневаться не станем. Нам, в конце концов, не привыкать ставить эксперименты над людьми…

                                                        Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться