Главные новости России и мира сегодня

Пациент, скорее, мертв: реформа здравоохранения десять лет спустя

В эти окаянные дни, когда тотальную Украину в телевизоре заменил тотальный коронавирус, мало кто вспоминает негромкую дату — десять лет назад, в 2010 году, в России началась реформа здравоохранения, которую незатейливо назвали оптимизацией. «Настоящее время» вспомнило не только об этом важнейшем информационном поводе, но и о том, кто отвечал тогда за «оптимизацию». Это была никто иная, как Татьяна Голикова – бывший министр здравоохранения и социального развития, занимающая ныне должность вице-премьера и возглавляющая оперативный штаб по борьбе с коронавирусом.

Остается только догадываться о подлинных причинах карьерного роста госпожи Голиковой, поскольку упомянутой реформой власти остались недовольны. Девять лет оптимизации российского здравоохранения привели к провалу, именно так охарактеризовал ситуацию Владимир Путин летом прошлого года. «Пациенты справедливо жалуются на плохие условия, очереди к врачам-специалистам и их нехватку. Медицинские работники, в свою очередь, недовольны уровнем заработной платы и высокой нагрузкой», – сказал он тогда.

Что же делали власти все эти годы?

В 2010-м, напоминает «Настоящее время», планировалось оптимизировать расходы за счет закрытия неэффективных больниц и повысить зарплаты медработникам. В 2012-м, вернувшись в президентское кресло, Путин подписал «майские указы», повелев платить врачам больше. Это привело к тому, что начались массовые сокращения. С 2013-го по конец 2019 года, по данным Росстата, младших медработников стало меньше в 2,5 раза – их количество сократилось с 687 тысяч человек до 265 тысяч. Среднего медперсонала убавилось на 10% – с почти 1,5 миллиона человек до 1,3 миллиона. А число врачей снизилось на 2,2% – с 578 тысяч до 565 тысяч.

На фоне нынешней пандемии отдельно стоит отметить врачей-инфекционистов, коих по сравнению с началом реформы стало на 10% меньше, а число эпидемиологов сократилось почти в полтора раза. Смертность от инфекций, напротив, выросла на десятую долю процента. Но «оптимизаторы» явно думали, что времена «испанки» и холеры остались в прошлом…

Глобально, отмечает «Настоящее время», сокращения начались задолго до «оптимизации»: в 1990 году в России было 140 тысяч инфекционных коек, в 2012-м – в два раза меньше, всего 70 тысяч, к 2018 году их стало уже 59 тысяч. Заболевших тоже стало поменьше, но не настолько (4,4 миллиона в 1990 году, 3,5 миллиона в 2018-м). Зато выросла нагрузка на врачей.

Расходы федерального бюджета на здравоохранение тем временем тоже продолжали снижаться: с 613 миллиардов рублей в 2012-м до 439 миллиардов в 2017-м. Разницу был призван компенсировать Фонд обязательного медицинского страхования. В 2013 году оплату расходов медицинских учреждений включили в страховые тарифы. Медики тогда жаловались, что их услуги по документам стоят в 4-5 раз меньше, чем на самом деле, и расходы пришлось урезать.

Что это в итоге дало? «Настоящее время» пришло к однозначному выводу – практически ничего! Хоть число больниц и сократилось, а современного, более эффективного медоборудования, закупленного на средства федерального бюджета, стало больше, оказалось, что регионам тяжело поддерживать зарплату врачей на уровне, заданном «майскими указами» Путина. Расходы на содержание медоборудования оказались для многих неподъемными. Врачи продолжали жаловаться на колоссальные нагрузки и не такие уж высокие зарплаты: после массовых сокращений работы у них меньше не стало.

В ноябре 2019-го, напоминает «Настоящее время», чиновники решили, что после девяти лет оптимизации российской медицине нужна модернизация. Новый план должен был в ближайшие четыре года исправить ошибки прежнего: провести инвентаризацию, скорректировать число врачей и разработать новую систему оплаты их труда. Однако в планы властей вмешался коронавирус…

Только после это вдруг выяснилось, что врачи куда важней футболистов, артистов и даже чиновников. А «оптимизировать» больницы – все равно что отмораживать назло маме уши. И хотя некоторые покаянные нотки из уст той же Татьяны Голиковой уже звучали, хотелось бы услышать и то, как она намерена собирать камни.

Чтобы очередная реформа снова не растянулась на десять лет…

 

Эрик Осипов

Вам также может понравиться