Главные новости России и мира сегодня

Молодые друзья Альцгеймера и Паркинсона…

А теперь, господа, отмотайте немножко назад и вспомните, чем потчевали вас из телевизора и в прикормленных печатных изданиях в период массированной информационной атаки, связанной с предстоящим повышением пенсионного возраста. Вспомнили? «Даешь активное долголетие!», «Пятьдесят – это новые тридцать» и т.д. и т.п.

Многим под эти сладостные речи впрямь хотелось выбросить в мусорное ведро опротивевшие таблетки, вместо поликлиники отправиться на каток, вытворить чего-нибудь этакое… Чтобы снова почувствовать себя молодым!

Но обмануть природу куда трудней, чем самого себя. Об этом предупреждали не политтехнологи, а геронтологи, утверждавшие, что после увеличения пенсионного возраста многие россияне просто не будут доживать до «заслуженного отдыха». Худшие опасения, увы, подтвердили и зарубежные специалисты, которых не заподозришь ни в политических пристрастиях, ни в заказном характере их деятельности…

Научный журнал The Lancet опубликовал исследование международной группы ученых под руководством Анджелы Чанг из Института измерения показателей и оценки здоровья университета штата Вашингтон (IHME), которые измерили «скорость старения» в 195 странах мира. Подход они выбрали не вполне стандартный, поскольку основывались не только на данных продолжительности жизни. Внимание исследователей привлекли и возрастные «болячки» — заболевания, которые проявляются у людей с возрастом. И это, думается, вполне правомерно. Ведь одно дело, сколько жить, и совершенно другое – как! Дряхлым стариком, доставляющим массу проблем себе и окружающим, или вполне себе здоровеньким пенсионером, копающимся на грядках и посещающим зарубежные курорты.

За точку отсчета были взяты люди в возрасте 65 лет по всему миру. Исследователи вычислили, что на тысячу таких человек приходится в среднем 393 года, утраченных из-за болезни и преждевременной смерти. Узнав этот показатель для всей планеты, они посмотрели, в каком возрасте жители отдельных стран «накапливают» столько же утраченных лет. Например, японцы в 76 лет «так же стары», как в среднем жители Земли в 65.

Результаты исследования для нас неутешительны. Россияне накапливают такое количество утраченных лет раньше, чем средние жители Земли, — уже в 59,2 года. По мнению зарубежных аналитиков, жители нашей страны — одна из самых быстро стареющих наций. Ведь еще задолго до наступления нового пенсионного возраста — уже к 59 годам, у среднестатистического россиянина появляется целый «букет» старческих заболеваний. К их числу ученые отнесли 92 болезни. Среди них 13 сердечно-сосудистых заболеваний (включая мерцательную аритмию, инсульт, ишемическую болезнь сердца, миокардит и прочие), 35 видов рака, шесть хронических респираторных заболеваний, пять заболеваний органов пищеварения, диабет, болезнь Альцгеймера и болезнь Паркинсона…

Вас не удивляет, почему об этом исследовании стало известно только сейчас, когда все решения по пенсионному возрасту на государственном уровне уже приняты? Ведь специалисты сравнивали показатели здоровья жителей разных стран с 1990 по 2017 год. То есть в начале 2018-го какие-то итоги исследования наверняка имелись. Неужели для россиян их просто засекретили?!

И почему кивая на Швейцарию, Сингапур, Южную Корею, Японию или Италию, нам говорили только о том, что на пенсию там выходят гораздо позже, чем мы, однако умалчивали, что в этих странах и стареют гораздо медленнее? Именно эти страны фигурируют сейчас в числе лидеров рейтинга скорости старения.

Почему-то наш Минздрав, говоря о продолжительности жизни и ее качестве, напрочь забывает как об этом рейтинге, так и о методике, которая используется при его составлении. Не потому ли, что методика эта в пух и прах разбивает все пропагандистские россказни о том, что жить мы стали «лучше и веселей»? О каком веселье можно говорить, если Россия заняла в рейтинге 160-е место, оказавшись на одном уровне с Индией, Болгарией, Буркина Фасо, Бурунди и Гамбией…

Но больше всего удивляет разница между странами-лидерами и странами-аутсайдерами. «Результаты нашего анализа эквивалентного возраста показывают ошеломляющую разницу в 30 лет между странами с самым высоким и самым низким эквивалентным возрастом по сравнению со средним глобальным 65-летним возрастом», — отмечается в исследовании.

Впрочем, вряд ли кого-то удивит, если завтра наш телевизор объявит, что Институт измерения показателей и оценки здоровья университета штата Вашингтон – злейший враг нашей страны, финансируемый из «вашингтонского обкома».

И мы, как всегда, поверим…

 

Эрик Осипов

Вам также может понравиться