Главные новости России и мира сегодня

Кому пандемия, а кому бабло…

В эти дни, когда тысячи врачей совершают большой или маленький профессиональный подвиг, все чаще вскрываются факты, оставляющие пятна на белых халатах. И это тоже показатель состояния российского здравоохранения, давно пораженного коррупцией. Наивно было бы думать, что с приходом пандемии этой коррупции стало меньше. Более того, она мутирует вместе с коварным вирусом, приспосабливается к ситуации.

Ситуация эта диктует необходимость задействовать в борьбе с COVID-19 потенциал как государственных, так и коммерческих медицинских учреждений. И это понятно. Когда в какой-нибудь городской больнице нет аппаратов ИВЛ, чтобы подключить к ним тяжелых больных, никто не станет думать, во сколько обойдется бюджету их лечение в частной клинике. Но вот главврач городской клинической больницы (ГКБ) № 1 в Махачкале Гаджимурад Малаев отправлял туда пациентов… долечиваться. Совсем не потому, что в ГКБ не хватало свободных коек.

Как сообщил минздрав Дагестана, частное учреждение было аффилировано с Малаевым. С учетом того, что у главврача уже было три выговора из-за ненадлежащего исполнения служебных обязанностей, его отстранили от занимаемой должности, а региональная прокуратура вынесла ему представление о нарушении антикоррупционного законодательства. Сам Гаджимурад Малаев с такой постановкой вопроса не согласен. Ему ведь уже успели вручить учрежденную президентом Путиным медаль «Мы вместе» за вклад в борьбу с коронавирусом, а глава Дагестана наградил его почетной грамотой. На Кавказе такие награды воспринимают как индульгенцию на любые действия…

Тесная смычка руководителей регионального здравоохранения просматривается и во множестве других публикаций в СМИ. Например, в Ростовской области крупнейший поставщик медицинского кислорода для больниц оказался связан с местными главврачами. «Важные истории» обнаружили, что фирма «Оксиген», специализирующаяся на таких поставках, зарегистрирована по адресу Городской больницы скорой медицинской помощи № 2 (БСМП), главврачом которой раньше был Петр Филимонов. Он владел долей в фирме через другую ростовскую компанию, которой с 2009 года принадлежало более 41% акций «Оксигена». Совладельцами были заместители Филимонова из БСМП, а затем и супруга нового главврача больницы Бориса Литвинова.

Издание также рассказало историю главврача Ростовского областного перинатального центра, которого в 2019 году уволили, потому что он отказался от многомиллионных контрактов с «Оксигеном» и построил кислородную станцию на базе своего медучреждения. Местные власти в ответ заявили, что станция «незаконно производит лекарственный препарат», и возбудили уголовное дело, которое впоследствии было прекращено. Сейчас «Оксиген» принадлежит Жанне Гомелаури, которая была деловом партнером заместителей Филимонова и супруги Литвинова.

Интересно, что недавно глава Минпромторга Денис Мантуров заявил, что примерно в 20 российских регионах остро не хватает медицинского кислорода. Он применяется для лечения пациентов с заболеваниями органов дыхания и системы кровообращения, поэтому особенно нужен во время пандемии коронавируса. Кислород также необходим больным в реанимации, в палатах интенсивной терапии и во время хирургических операций. Так что перед коммерсантами в белых халатах перспективы здесь открываются широкие. Тем более удивительно узнавать, что именно недостаток кислорода становится причиной трагедий.

21 октября СМИ сообщили о гибели 13 пациентов больницы №20 в Ростове-на-Дону. Люди погибли в результате одновременного прекращения подачи кислорода в палаты интенсивной терапии и общее отделение. Врачи рассказывали, что из-за нехватки им приходилось перераспределять кислород между пациентами, снижать его концентрацию в смеси, временно отключать одних больных от системы, чтобы помочь наиболее тяжелым пациентам. После этого скандала глава регионального минздрава Татьяна Быковская подала в отставку.

Но Ростовская область в числе регионов, где не хватает медицинского кислорода, почему-то не фигурировала…

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться