Главные новости России и мира сегодня

Трезвый историк для режима опаснее убийцы-алкаша…

Если историю называют служанкой политики, то историю военную в этом смысле можно охарактеризовать, как постоянное хождение по минному полю. Не знаешь, где подорвешься. Профессиональный военный историк в звании капитана запаса Андрей Жуков пренебрегал этой опасностью и, похоже, именно за это поплатился. Московский городской суд приговорил его сегодня к 12,5 года колонии строгого режима.

Да-да, нынче в Москве дали восемь лет лишения свободы наркоману и алкашу Ефремову, который за фактическое убийство человека будет отбывать наказание в колонии общего режима. И на четыре с половиной года больше – ученому-историку! Постоянно тусившему на специализированных исторических форумах и посвятившему себя тому, чтобы сохранить для потомков нечто такое, что сохранять, по мнению некоторых военно-спецслужбистских чиновников, вовсе и не надо. За это историка признали виновным в государственной измене. Потому как изучать наше военное прошлое, оказывается, гораздо хуже, чем ездить по Москве в хлам пьянющим и убивать невинных граждан. И хорошо еще, что суд проявил… гуманность. Потому как прокурор настаивал для Андрея Жукова на семнадцати годах!

Чем же таким занимался историк, что его деяния настолько взбудоражили хранителей ведомственных тайн и позволили им подвести ученого под статью 275 УК РФ («Государственная измена»)? Как он изменял государству, хранившему нам свою верность на протяжении всех последних лет?

Тайна сия велика есть, поскольку судья огласил только вводную и резолютивную части приговора, так как судебный процесс по делу Жукова проходил в закрытом от СМИ и слушателей режиме в связи с наличием в деле материалов, маркированных грифом «Совершенно секретно». По данным близкого к следствию источника ТАСС, вменяемые капитану запаса обвинения относятся «к истории Вооруженных Сил РФ и к его активной деятельности в интернете». И хотя адвокаты историка заявили о намерении обжаловать приговор, представляется, что дело это такое же безнадежное, как пытаться доказать, что человеческая жизнь в России дороже засекреченных документов периода… Второй мировой войны.

Да, реальность такова, что с 1940-х годов большая часть документов Минобороны СССР и РФ засекречена и охраняется государством в лице правоохранительных органов и силовых структур, включая российскую контрразведку. Для изучения военных архивов, отмечает в этой связи ТАСС, соискателю ученой степени или армейскому должностному лицу необходим допуск. Добавим, что абы кому его не дают. Для этого, как минимум, надо иметь соответствующие связи в военном ведомстве и спецслужбах.

Андрей Жуков, по всей видимости, такими связями не обладал. Или с момента увольнения из Вооруженных Сил пренебрегал ими. А ребята из конторы глубокого бурения, как известно, очень этого не любят…

Ссылаясь на коллег подсудимого, изучающих военную историю, ТАСС нарисовал небольшой профессиональный портрет Андрея Жукова. Так вот, этот «государственный изменник» был активным участником военно-исторических интернет-форумов и интересовался историей советских и российских воинских частей, в том числе их названиями и местами дислокации. В сферу его интересов, в частности, входило формирование и переназначение воинских частей, изменение их названий, а также их дислокация в период от Первой мировой войны по настоящее время. До задержания в июне 2018 года Жуков также занимался поиском участников Великой Отечественной войны, их родственников и воинских наград, писал об этом книги. 

Почему же в итоге это было квалифицировано, как… государственная измена?! Ведь Жуков никому не передавал какие-либо сведения, и с западными разведками не сотрудничал.

Отчасти на этот вопрос ответил военный историк-генеалог, член Комиссии по увековечиванию Всероссийской организации ветеранов Виталий Семенов. Еще два года назад в интервью «Радио Свобода» он говорил, что, как историк, Жуков меньше всего думал о том, чем обернется его неумная тяга к исследованиям.

— Его неоднократно предупреждали в связи с тем, что он действительно затрагивал документы, которые не рассекречены, — отмечал Виталий Семенов. — Но дело в том, что у нас хаотичная ситуация с этими документами. Известно, что после 1947 года все документы Минобороны засекречены. В 1990-х и 2000-х годах очень много секретных документов появлялось на интернет-сайтах. Люди их скачивали, ими обменивались. Потом эти сайты закрывались. В общем, ситуация абсолютно хаотичная. Пять лет назад стало понятно, что с этим будут наводить порядок. Но как наводить? Мы схватим тех, кто попался под руку, и накажем, кого попало. И вот мы сейчас видим, что Жуков просто-напросто оказался в такой ситуации. Это совершенно точно показательный процесс…

По мнению авторитетного военного историка, говорить о каком-то конкретном вреде России, имея в виду те архивные документы, с которыми работал Жуков, конечно же, не приходится. Тем более что проверить это невозможно — дело-то секретное!

Вот и пойди, разберись, то ли из историка Жукова упомянутые нами чиновники действительно решили сделать образцово-показательную жертву, то ли он впрямь докопался до чего-то такого, что пока не может становиться предметом научного исследования.

Книги по военной истории, которые родственники и коллеги передавали Жукову в СИЗО «Лефортово», ему, наверное, позволят читать и в колонии строгого режима.

Только кому от этого легче?..

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться