Главные новости России и мира сегодня

В СИЗО лучше, чем в армии?!

Становится очевидным, что в расследовании обстоятельств трагедии в воинской части 54160, дислоцированной в Забайкалье, будут доминировать две основных версии: взбрык неуравновешенного солдата-неврастеника и реальная дедовщина.

Очевидно и то, что представители Минобороны будут настаивать на первой версии. Они уже приобщили к делу социально-психологическую характеристику личности рядового Рамиля Шамсутдинова, из которой напрашивается вывод: то, что он застрелил восьмерых сослуживцев — следствие его «повышенной конфликтности с сослуживцами» и «нетерпимости к подчиненности». Иными словами, рано или поздно это должно было произойти. Да, недосмотрели. Да, проморгали. Бывает и на старуху проруха. Но в остальном у нас все хорошо…

Кажется, за это время ведомство Сергея Шойгу успело подыскать и кое-каких союзников. Например, председатель президиума общественной организации «Офицеры России» генерал-майор Сергей Липовой заявил, что Минобороны работает открыто, обвинять в произошедшем в Забайкалье офицеров «категорически неправильно», а в поступке Шамсутдинова виноваты «пробелы в воспитании» и компьютерные игры. Он потребовал заблокировать в Сети петицию, которая была создана в поддержку рядового Шамсутдинова.

«Считаем подобные попытки оправдания страшного преступления, совершенного негодяем, ничем иным, как нарушением не только моральных, но и юридических норм. Это самая настоящая пляска на костях убитых им людей, подло расстрелянных в спину, попрание и самое настоящее издевательство над чувствами их родных и близких. Призывы к освобождению от ответственности преступника, виновного в массовом убийстве, спекуляция на резонансной и болезненной для всего общества теме недопустимы. Шамсутдинов встал в один ряд с Росляковым, совершившим массовый расстрел в Керченском политехническом колледже в октябре прошлого года, а также другими аналогичными преступниками. Любые попытки оправдать, а тем более освободить от ответственности и справедливого возмездия подобных преступников должны быть приравнены к пропаганде и популяризации такого рода массовых преступлений с многочисленными жертвами. Социальные сети и сайты должны следить за контентом, который у них публикуется, и блокировать информацию, которая, фактически, оскорбляет жертв преступлений», – отметил Сергей Липовой.

Как ни странно, председатель «Комитета солдатских матерей России» Флера Салиховская поддержала позицию «Офицеров России», добавив, что «интернет надо закрывать».

Сам Шамсутдинов настаивает на иной версии, и это тоже объяснимо. По его словам, причиной всему стала дедовщина. В самых извращенных ее формах…

«Все началось сразу, как только я пришел. У меня украли, точнее, отобрали телефон. Родным я не стал сообщать, чтобы не переживали. Я только симку спрятал и иногда вставлял в чужие телефоны, чтобы позвонить и поговорить с семьей. Что еще отбирали? Деньги. Кому жаловаться? Смешно. Сообщать просто некому. Кому мне сообщать, если сами офицеры меня и били? Думал убежать, но ведь все закрыто. Что мне было делать?» — цитирует Шамсутдинова Baza.

По словам арестованного солдата, в день трагедии «его пообещали опустить». «Так и сказали, предупредили, что типа изнасилуют. Лейтенант в тот день мне сказал, что все, понимаешь, после караула — все будет. Всех молодых других до меня уже опускали, я знаю. А в этот вечер, значит, моя очередь, мне деваться некуда было, что мне делать? Когда меня задержали, меня очень сильно били, я думал, если честно, что умру», — вспоминает Рамиль Шамсутдинов.

Единственное, о чем он жалеет, так это о том, что «случайно зацепил двоих ребят, которые были совсем ни при чем». К остальным, говорит убийца, жалости у него нет никакой.

Поскольку расследование уголовного дела продолжается, и доступа к Рамилю Шамсутдинову журналисты не имеют, легко предположить, что Baza процитировала солдата со слов его отца. Несмотря на перенесенный недавно инсульт, он приехал в Забайкалье, встретился с сыном в СИЗО и наверняка выработал какую-то линию защиты.

В интервью «Вечорка ТВ» Шамсутдинов-старший повторил, что причиной трагедии стала дедовщина. «Мы не разговаривали про саму трагедию, – сказал он на камеру. — Об этом будем с адвокатом общаться. Но я понял с его слов, что это на самом деле из-за этого [дедовщины] все. Я, говорит, таких людей, то, что они мне там сделали, не простил бы. [Он] дал понять, что его довели до самой крайней точки».

По словам мужчины, никакого психического расстройства, на котором настаивают военные психологи, у сына он не заметил. Рамиль Шамсутдинов, как выразился его отец, «нормально разговаривает, думает, вопросы задает». 

При этом сын оговорился, что в СИЗО его кормят гораздо лучше, чем в армии. И если боец не врет, что его собирались изнасиловать, за решеткой лучше не только с кормежкой…

 

Эрик Осипов

Вам также может понравиться