Главные новости России и мира сегодня

Шойгу лишит Россию уникальных исторических самолетов

Решение министра обороны Сергея Шойгу о переносе авиационного музея из подмосковного поселка Монино — крупнейшего собрания российской и советской авиатехники — в военно-патриотический парк «Патриот» ставит под угрозу уничтожения десятки уникальных самолетов, которые сохранились только в единственном экземпляре.

Государственный авиационный музей в Монино — уникальное собрание редких самолетов. Он существует благодаря помощи волонтеров

Центральный музей ВВС РФ в находится в 25 километрах к востоку от Москвы в поселке Монино. Его открыли в 1960 году, рядом располагалась Военно-воздушная академия имени Гагарина (закрыта в 2011 году) со взлетно-посадочной полосой — благодаря этому было легко доставлять в музей новые экспонаты.

Сейчас в Монино в ангарах и под открытым небом собрана уникальная экспозиция из почти 200 самолетов и вертолетов, более 70 из которых — сертифицированные памятники науки и техники. Это, например, экземпляр первого российского пассажирского самолета «Илья Муромец», использовавшийся в качестве бомбардировщика в Первой мировой войне, истребитель Ла-7, который во время Второй мировой войны пилотировал трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб, и произведенный в единственном экземпляре в 1950-х годах экспериментальный сверхзвуковой бомбардировщик М-50. По словам бывшего главы городского поселения Монино (в него входит одноименный поселок) Ивана Найденова, музей авиации ежегодно посещает до 200 тысяч человек, в том числе десятки иностранных делегаций.

Сейчас музей формально принадлежит Минобороны. При этом экспонаты, в том числе, авиатехника, включены в состав Музейного фонда России и поэтому находятся в введении министерства культуры. Поддержкой экспозиции, однако, в основном занимаются члены волонтерской группы, которая начала складываться вокруг музея в 2005 году. Сообщество волонтеров во «ВКонтакте» насчитывает почти семь тысяч человек, там и в ЖЖ регулярно публикуются отчеты о проходящих в музее субботниках.

«В 2005 году на форуме [авиалюбителей] собралась группа людей, которые решили помочь музею. Приехали в Монино, накупили ведер, швабр и начали мыть самолеты. Это и есть дата основания нашего движения, — рассказал „Медузе“ военнослужащий в запасе, инженер и волонтер Олег Гаврюшенко, который занимается помощью музею с 2007 года. — Ни разу с того времени не случалось, чтобы в субботу не было ни одного волонтера. Даже в плохую погоду есть чем заняться — внутри самолетов и ангаров».

По словам Гаврюшенко, волонтеры приезжают из разных городов и занимаются буквально всем подряд — от чистки ангаров и площадок до реставрации самолетов. «Это и покраска, и шитье чехлов для сидений, шторок для иллюминаторов — вплоть до замены оборудования и доведения элементов самолетов до рабочего состояния, — продолжает инженер. — Борьба со снегом, чистка самолетов, чтобы они не опрокидывались и не ломались». Волонтер отмечает, что к каждому субботнику присоединяется заместитель начальника музея Александр Санников, по словам Гаврюшенко, «человек, тоже болеющий и интересующийся этим делом».

В 2016 году Минобороны решило перевезти самолеты на свою главную выставочную площадку — парк «Патриот». Волонтеры и эксперты возмутились, и переезд приостановили.

В январе 2016 года Санников разместил на форуме авиалюбителей сообщение: «Внимание! Велика угроза перемещения экспонатов музея Монино в парк „Патриот“. Мы сопротивляемся как можем, подключайтесь! Музей могут закрыть до 1 июля 2016 года». «Газета.ру» писала, что работники музея в Монино «видели приказ управления культуры Минобороны о необходимости переезда» в парк «Патриот». Неназванный научный сотрудник музея рассказал изданию, что в организацию пришло «письменное распоряжение подготовить технику к передислокации до 1 июля [2016 года]». В «Патриоте» намерения Минобороны подтвердили.

Парк «Патриот» начали строить в 2014 году, он открылся в 2015-м и был окончательно достроен еще через два года. Минобороны задумывало его как «крупнейшее место отдыха в Подмосковье», где можно демонстрировать новейшую военную технику, проводить международные конференции и выставки. Министр обороны Сергей Шойгу в 2015 году говорил о намерении перенести в «Патриот» «все музеи министерства обороны и вооруженных сил за исключением Центрального военно-морского музея».

Идея перевезти технику из Монино вызвала резкую критику волонтеров и сотрудников музея. Больше всего их возмутило, что при транспортировке самолеты собирались буквально распилить на части. «Перевозка экспонатов в разобранном виде <…> невозможна из-за габаритов летательных аппаратов. Разборка <…> самолетов на менее крупные размеры приведет к безвозвратной их потере. <…> Музей будет уничтожен и восстановить его в прежнем виде будет просто невозможно», — говорится в обращении сотрудников музея (есть в распоряжении «Медузы»), написанном в конце января 2016 года.

В середине февраля 2016 года Минобороны сообщило, что «никаких определенных дат и экспонатов для перевозки в „Патриот“ не выбрано», а если переезд все же состоится, то выбирать самолеты для отправки в «Патриот» якобы будет руководство музея. Однако уже в июле 2016 года главнокомандующий воздушно-космическими силами, генерал-лейтенант Виктор Бондарев (сейчас — глава комитета Совета Федерации по обороне) издал приказ о создании «научной лаборатории по восстановлению авиационной техники, перемещаемой из Центрального музея ВВС». Согласно тексту документа (есть в распоряжении «Медузы») сотрудники лаборатории должны были в 10-дневный срок исследовать все экспонаты в Монино и разработать технологию «разборки на составные части», транспортировки самолетов в «Патриот» и последующей их «сборки и доведения до экспонатного вида». Перевезти технику из Монино, по замыслу Бондарева, лаборатория должна была до конца 2017 года.

По словам Олега Гаврюшенко, после того как о приказе Бондарева стало известно общественности и СМИ, «поднялась довольная серьезная волна, заслуженные летчики стали задавать вопросы в верхах». Жители Монино собрали более 10 тысяч подписей в поддержку музея (население поселка — 22 тысячи человек), за сохранение экспозиции на историческом месте высказалась фракция КПРФ в Мосгордуме и комитет Госдумы по обороне. «Опытно-конструкторское бюро имени Яковлева» направило в музей экспертное заключение (есть в распоряжении «Медузы»), в котором говорится, что «перемещение экспонатов музея нецелесообразно и может привести в потере уникальных экспонатов, имеющих историческую ценность». Аналогичное заключение (есть в распоряжении «Медузы») дали эксперты «Туполева», отметив, что стоимость перевозки отдельных экспонатов «превысит стоимость работ по постройке самолета заново».

«В итоге все как-то потихонечку сошло на нет. [Минобороны], видимо, решило сбавить обороты и подождать, пока все уляжется», — считает Гаврюшенков. Музей продолжил работать в прежнем режиме.

В 2018 году в Минобороны решили довести проект перевозки до конца. Что будет с экспонатами и музеем — неясно.

6 июля 2018 года в группе волонтеров во «ВКонтакте» появилась копия распоряжения заместителя главнокомандующего ВКС РФ, генерала-майора Сергея Мещерякова от 3 июля. В нем говорится, что 25 мая на заседании коллегии Минобороны командование ВКС решило вернуться к идее перевезти экспонаты из Монина в парк «Патриот»; Мещеряков распорядился провести техническую экспертизу самолетов и вертолетов в музее.

В тот же день начальник музея Александр Гончаров подтвердил ТАСС, что на территории музея работает уже комиссия Минобороны. Спустя два дня в Минобороны заявили, что комиссия действительно «осуществляет оценку состояния экспозиции музея», но «на регулярной основе» и лишь для того, чтобы предложить «необходимые меры для обеспечения сохранности воздушных судов для будущих поколений». Источник «Коммерсанта», близкий к Минобороны, при этом заявил, что комиссия оценивает «потенциальный объем работ по переносу экспозиции» в «Патриот»; он также отметил, что окончательное решение в ведомстве еще не принято и во многом будет зависеть от заключения экспертов. Источник «Медузы», близкий к музею, рассказал, что решение комиссии «было отрицательным».

Тем не менее, 2 ноября волонтеры опубликовали копию дорожной карты по переносу экспозиции из Монино в парк «Патриот» — министр обороны Сергей Шойгу подписал его 15 октября. Согласно документу, до конца 2018 года Минобороны планирует закончить экспертизу самолетов и вертолетов в монинском музее и решить вопрос с их страхованием, а землю под музеем отдать в муниципальную собственность, в течение 2019 года — юридически перенести музей ВВС в «Патриот» и до апреля 2020 года — перевезти все экспонаты. Открытие экспозиции в «Патриоте», согласно дорожной карте, запланировано на второй квартал 2020 года.

«То, что документ настоящий, я уверен, и это подтверждают мои источники. Я знаю, что селекторные совещания проходили, и этот вопрос прорабатывался, — рассказал Олег Гаврюшенко. — Какая силу [„дорожная карта“] имеет с точки зрения делопроизводства, другой вопрос».

В июле и августе 2018 года музей в Монино получил еще три экспертных заключения (есть в распоряжении «Медузы») — от машиностроительного завода имени Мясищева (там, в частности был создан бомбардировщик М-50), «ОКБ Сухого» и авиационного комплекса имени Ильюшина. Во всех говорится, что транспортировка из Монино приведет к уничтожению уникальных самолетов и вертолетов. На заводе имени Мясищева отмечают, что безболезненно разобрать самолеты можно только на специальном оборудовании, которое «было утрачено десятилетия назад» — вместе с техдокументацией, по которой его можно было бы восстановить. «Если сейчас самолеты настоящие, <…> то после разборки/сборки они <…> превратятся в муляжи, которые не будут иметь ни технической, ни исторической ценности».

«Я в Монино занимаюсь „Анами“, — говорит Гаврюшенко. — У нас сохранился единственный „Ан-10“, так там каждая деталюшечка, каждый лонжерон техническим карандашиком подписан, заводской номер, стрелочки, диаметры указаны. Понимаете, громадный самолет вручную собран, представляете, сколько там — пускай громко прозвучит — души вложено! Тогда же [в конце 1950-х] не было средств что-то просчитать [как следует], и я приносил деталь от такого же самолета, и она [к этому] не подошла, потому что там была индивидуальная подгонка [запчастей] и два-три миллиметра не совпадает. Каждая деталь уникальна. А тут люди хотят так: „Сейчас мы все быстро разберем — потом быстро соберем“. Ну это нонсенс. Маразм».

 

Источник: Медуза

Вам также может понравиться