Главные новости России и мира сегодня

«Кандидат выходит с ринга и не знает, что он уже мертв»

Верховный суд РФ встал на сторону семьи Максима Ядыкова, погибшего после экзаменационного боя при трудоустройстве в ОМОН МВД Республики Марий Эл. Ранее городской суд Йошкар-Олы присудил семье Ядыковых 2 млн руб., но представители министерства добились в апелляции отмены этого решения, заявляя, что их вины нет. В Верховном суде не одобрили действия представителей силовых структур. Адвокат семьи Ядыковых подчеркивает, что это первое присуждение компенсации за гибель бойца после спарринга.

Вчера Верховный суд РФ отменил решение суда Республики Марий Эл, лишившего семью погибшего кандидата в бойцы ОМОНа Михаила Ядыкова компенсации в 2 млн руб. Эту сумму в ноябре 2016 года им присудил городской суд Йошкар-Олы. Отмены компенсации в вышестоящей инстанции добились представители республиканского МВД, доказывая, что во время экзаменационного поединка были выполнены все требования и условия. «В Верховном суде РФ председатель судебной коллегии их приструнила: это вопиющий случай, и вообще не надо было обжаловать! После чего представители МВД присмирели»,— рассказал “Ъ” адвокат семьи Ядыковых Дмитрий Яликов. «Вы вообще эту ситуацию не должны были доводить до суда, чтобы люди сюда приходили и рассказывали о своем горе,— заявила на заседании судья.— Этой смерти в принципе не должно было быть». Также во время заседания председатель коллегии выясняла, знал ли глава МВД РФ о происшедшем и почему на уровне региона ситуацией занимался не министр МВД Марий Эл, а его заместитель. «Нарушений норм права допущено не было»,— настаивали представители МВД. В ответ судья предложила им проводить обучение курсантов перед спаррингом. В итоге Верховный суд РФ встал на сторону потерпевших и закрепил за ними право на получение компенсации морального вреда в 2 млн руб. «Решение окончательно и вступило в силу. Впрочем, у МВД есть еще возможность подать надзорную жалобу в течение трех месяцев»,— пояснил “Ъ” Иван Жильцов, представитель правозащитной организации «Комитет против пыток», которая вела дело. «Насколько мы понимаем, это вообще первое решение в России по выплате компенсации морального вреда за смерть кандидата в тестовом бою»,— заявил господин Яликов.

19-летний Максим Ядыков подал заявку на трудоустройство в ОМОН в середине сентября 2014 года, а 9 октября он проходил экзамен по физической подготовке и тестирование на морально-волевые качества. Ему надо было выдержать поединок в три раунда. Первый — борьба по правилам самбо и дзюдо, второй — ударное единоборство, а третий раунд — вольный бой. Кандидату сообщили: если он покажет активный бой в трех раундах, только тогда он будет признан годным, об этом говорится в позиции республиканского МВД. Перед каждым раундом судья спрашивал бойца, готов ли он идти дальше. Правозащитники выложили видео третьего раунда, на нем видно, что боец уже с трудом отвечает на удары, несколько раз падает, а затем теряет сознание. Как оказалось, у ринга был не врач с высшим образованием, а фельдшер — внештатный санинструктор. На вопрос судьи Верховного суда РФ, что было в аптечке, представители МВД ответили: «Нашатырный спирт». Максим Ядыков скончался на следующий день, не приходя в сознание, из-за тяжелой черепно-мозговой травмы. Сейчас семья Ядыковых намерена добиться возбуждения уголовного дела в отношении руководства республиканского МВД. Ранее следователи четыре раза отказывали им в возбуждении дела из-за невозможности установить виновного.

Отец погибшего Анатолий Ядыков говорит, что за последние десять лет после вступительных экзаменов в ОМОН, а также в УФСИН в кому впали десять человек. Последний случай произошел в мае этого года в Пермском крае — чемпион по воркауту (упражнения на турниках, брусьях, рукоходах) Владислав Елфимов, пытавшийся поступить в УФСИН, впал в кому, но потом вышел из нее (см. “Ъ” от 22 мая 2017 года). А месяцем ранее скончался после года и двух месяцев в коме краснодарец Сергей Мухин: ему проломили череп в ходе спарринга перед поступлением в ОМОН. «Моя главная цель — заставить поменять правила спарринга,— пояснил “Ъ” господин Ядыков.— Я говорил с врачами: сам способ такого тестирования контролю не подлежит. Кандидат выходит с ринга и не знает, что он уже мертв: симптомы проявляются через какое-то время». Он даже написал в 2016 году обращение на имя президента РФ Владимира Путина, указав, что правила боя очень расплывчатые и что нет четких требований к оказанию медпомощи. В ответе из управления президента РФ по работе с обращениями граждан говорится, что правила МВД действительно планировалось доработать, однако 5 апреля 2016 года ОМОН перешел под ведомство Росгвардии. «С тех пор смертельных случаев на вступительных экзаменах в ОМОН не было. Может быть, там новые правила приема»,— надеется господин Яликов.

Источник: kommersant.ru
Вам также может понравиться