Главные новости России и мира сегодня

«Частный случай». Почти несчастный…

Для начала – цитата пятилетней давности.

«Ответственность за все, что происходит в стране, всегда лежит на главе государства, ну и дальше по ранжиру вниз, — сказал президент Путин в 2014 году в ходе своей традиционной «большой» пресс-конференции. — От этой ответственности я никогда не уклонялся и уклоняться не собираюсь».

Позиция вполне понятная и не вызывающая особых вопросов. Кто же еще должен отвечать за все, происходящее в государстве, как не его глава? И от позиции этой, во всяком случае публично, Путин никогда не отказывался.

За президента это сделал… его пресс-секретарь – Дмитрий Песков!

Как передает РИА «Новости», в Кремле считают неуместным говорить о результативности реформы армии после ЧП с расстрелом солдатом-срочником своих сослуживцев в Забайкалье. «Вы говорите о частном случае и на основе этого делаете выводы о реформе армии — это совершенно неуместная постановка вопроса, — безапелляционно заявил Дмитрий Песков одному из журналистов, позволившему себе предположить, что широко разрекламированная реформа армии «по Шойгу» абсолютно никак не повлияла на ситуацию с дедовщиной. – Это частный случай, это трагедия. Безусловно, ее нужно расследовать, и в армии занимаются ее расследованием, но до определения истинных причин делать заключения о результатах реформы армии, по меньшей мере, непрофессионально».

А далее пресс-секретарь «профессионально» изрек: «Произошедшее не является вопросом президента».

Да-да, вопреки всем прежним заявлениям Путина о его персональной ответственности за все, что вокруг творится, Песков заявил: не царское это дело! Мол, чего это Верховный главнокомандующий Вооруженными Силами должен забивать себе голову тем, что у него не на войне, а совершенно в мирной обстановке отправились на тот свет семеро пацанов, которых мамки с папками отправили «учиться военному делу настоящим образом». И еще двое лежат сейчас в реанимации под неусыпным родительским контролем.

Но почему бы Верховному не встретится с этими родителями? Не попытаться объяснить, что это, мол, впрямь не тенденция, а некий «частный случай». Практически – несчастный. А так у нас в армии все хорошо. Ему об этом Сергей Кужугетович в ходе последнего сибирского вояжа подробно докладывал.

Или семь трупов – «маловато будет», чтобы президент тратил на это свое драгоценное время? Так пусть тогда встретится министр обороны. На худой конец – командующий войсками округа. «По ранжиру вниз», как и говаривал Путин в 2014-м. А то бросили под танк какого-то Пескова, который и в армии никогда не служил…

СМИ, между тем, выяснили предварительную версию комиссии Минобороны, расследующей обстоятельства забайкальской трагедии. И она не имеет ничего общего со скоропалительными заверениями ведомственных пиарщиков о том, что у солдата мог случиться некий нервный срыв, «вызванный личными обстоятельствами, не связанными с прохождением военной службы». Всё, увы, с точностью до наоборот.

Да, комиссия не выявила фактов, что рядовой Рамиль Шамсутдинов подвергался в армии физическому насилию. Но у него, как сообщает РБК со ссылкой на источник в комиссии и собеседника, знакомого с предварительными выводами служебного расследования, был «межличностный конфликт» с одним из офицеров.

«Версии о неуставных взаимоотношениях, избиениях и других видах физического насилия не нашли подтверждения. Но повышенная психическая нагрузка, испытываемая военнослужащими в ходе несения караульной службы, могла способствовать переходу межличностного конфликта к действиям, приведшим к трагедии», — цитирует издание своего источника.

Но вам не кажется, что и в этом случае неназванный источник в Минобороны наводит тень на плетень? При чем тут «повышенная психическая нагрузка»? И как она могла привести к такому безумию со стороны 18-летнего парня, никогда не отличавшегося повышенной психической возбудимостью?

Караул, разумеется, не курорт, но для тех, кто заступает в него не в первый раз, он превращается не более чем в рутинную работу. И чтобы работа эта была прервана массовым расстрелом, учинившего его бойца надо было довести до соответствующей кондиции. Спусковым крючком здесь, видимо, действительно стал «межличностный конфликт» с тем самым офицером…

Что стало причиной этого конфликта, комиссия пока не называет. И, вполне возможно, не назовет. Вряд ли к Шамсутдинову были претензии по части несения службы. Он не мажор и не «ботаник», не приспособленный переносить армейские тяготы. Вырос в селе, без матери, во всем помогал отцу и старшим братьям. Активно занимался спортом.

Что же тогда?..

А все что угодно! От унижения на межнациональной почве до банального мелкого рэкета. Ведь служившие в этой части ребята уже рассказывали в СМИ, как застреленный Шамсутдиновым старший лейтенант обкладывал данью подчиненных, заставлял их перед заступлением в караул купить ему «чего-нибудь поесть». А тех, кто отказывался, часами изводил на занятиях, лишал сна.

Тем более, источник РБК признал, что воинская часть, в которой случилась трагедия, расположена слишком далеко от командования и военной прокуратуры, и потому командиры редко контролировали здесь морально-психологическую обстановку, в частности, подбор личного состава для караулов.

Командованию гораздо проще отправить на такие задворки какого-нибудь офицера-держиморду, который будет держать подчиненных в страхе. Не исключено, что так оно и было. А почему мы можем об этом и не узнать?

Потому что Минобороны, если и позволит на сей раз вынести сор из избы, постарается, чтобы сор был не таким зловонным. Придумает опять чего-нибудь про «повышенную психическую нагрузку». Напустит прочего словесного тумана. В общем, сделает все, чтобы это, по Пескову, впрямь был «частный случай».

При чем тут, в самом деле, реформа в армии?..

 

Максимилиан Шульц   

Вам также может понравиться