Главные новости России и мира сегодня

А судьи кто: как некомпетентные чиновники проверяют учителей?

В начале нынешнего учебного года Рособрнадзор объявил о начале масштабной проверки российских учителей на профпригодность. Учителя в свою очередь задаются вопросом: а судьи кто? Стилистика бюрократических документов не оставляет сомнений в элементарной грамотности проверяющих.

Марина Балуева, сопредседатель МПРО «Учитель», Санкт-Петербург

Одно из информационных агентств сообщает: «18 тыс. педагогов проэкзаменуют по предметам, которые они преподают в школах 45 регионов. Также учителей подвергнут проверке на выявление психолого-педагогических аспектов деятельности.

В октябре 2018 года экзамены должны будут сдать учителя русского языка и литературы, математики и информатики, истории, экономики, права, обществознания и предметов «Родной язык и родная литература», «Россия в мире», «Основы духовно-нравственной культуры народов России».

В 2019 году Рособрнадзор планирует проверить ещё 40 тыс. учителей из 70 регионов. Экзамен придётся сдавать преподавателям географии, физики, химии, биологии, естествознания, экологии, физической культуры, иностранных языков, основ безопасности жизнедеятельности, искусства и технологий».

Орфография, синтаксис и стиль оригинала, по всей видимости, сохранены, и по ним без труда можно догадаться, кто именно надиктовал журналистам это сообщение. Конечно же, представители управленческих структур сферы образования! Потому что именно таким языком они разговаривают в последнее время и с обществом, и с управляемыми ими учителями. Одна только фраза «учителей подвергнут проверке на выявление психолого-педагогических аспектов деятельности» стоит многого.

Но проверять «на профессионализм» будут учителей.

В «Инструктивных и методических материалах для учителя-участника», предоставленных в сети интернет, сказано следующее:

«Уровневая оценка предметных и методических компетенций учителей осуществляется путем оценивания результатов выполнения диагностических работ с использованием стандартизированного инструментария и экспертного оценивания».

Сдерживая сарказм по поводу троекратного использования однокоренных слов в одной фразе (ну, обделила природачувством слова авторов данной инструкции, что делать) попытаемся понять, чего же хотят эти проверяющие от учителей. Ведь Рособрнадзор, по сообщениям прессы, собирается не оценивать, а только «исследовать компетенции» учителей. Таким образом, поступающая информация противоречива, и закономерно встает вопрос: проверяющие намерены таки оценивать или исследовать? Это важно, потому что это разное. И что такое «компетенции»?

По словарю Ожегова «компетенция» это 1. Круг вопросов, в которых кто-нибудь хорошо осведомлён. 2. Круг чьих-нибудь полномочий, прав. Примеры: «компетенция суда», «дело не входит в чью-нибудь компетенцию».

Причём, согласно словарю Ушакова у данного слова нет множественного числа.

И, даже если Рособрнадзор решил переступить через правила русского языка, то по семантике слова все равно остается непонятным, что это ведомство собирается исследовать. Круг вопросов, в которых осведомлены учителя? Но это уже из области антропологии. Круг полномочий и прав? Это юриспруденция. При чём здесь образование?

Есть, правда, ещё слово «компетентность». Его часто путают со словом «компетенция» разные малограмотные люди, а такжеанонимные авторы образовательных реформ. Согласно некоторым словарям это просто абстрактное существительное, образованное от прилагательного «компетентный», то есть разбирающийся в каком-либо вопросе, а по некоторым словарям «компетентность» — это «обладание компетенцией». И только словарь Ушакова говорит определённо: услова «компетентность» тоже нет множественного числа. Что не мешает весь период школьных реформ Министерству образования (а теперь уже Министерству просвещения) использовать эти слова во множественном числе, в самых невероятных контекстах, и явно путая. Нам сплошь и рядомприходится слышать и читать, что учителя должны обладать необходимыми (перечисляется) компетентностями (или компетенциями), а также о том, что учителейна эти компетентностинадо проверять, исследуя компетенции. То ли исследуя, то ли оценивая. Главное при этом не потерять, по возможности, ясность мышления.

Скажете, ну не надо придираться. Ну, кто-то оговорился в самом начале образовательных реформ в нашей стране. Ну, спутал два похожих слова, не очень понимая, что они значат. Ну, все равно, мол, этот бюрократический новояз не приживется. Поговорят, да забудут.

Можно было бы согласиться, если бы не некоторые обстоятельства. Доходят слухи, что Рособрнадзор уже объявляет: 20 процентов учителей русского языка не справились при тестировании с каким-то словом. О, ужас! А в каком-то регионе половина учителей математики не справились с тестовым заданием. Вау! Вот он, оказывается, в чем корень зла, вот почему пробуксовывают реформы! Учителя ничего не знают сами! Правда, результаты не публикуются, а демоверсии тестов, представленные в интернете, поражают с одной стороны, примитивностью заданий, с другой стороны, довольно невнятным зачастую изложением задач.

Оно неудивительно: с принятым в бюрократических кругах стилем изложения мы имели возможность вкратце ознакомиться выше. Насколько это доступно человеческому пониманию, судите сами. Но если кто-то по наивности думает, что учителя и ныне обязаны учить тому, что знают сами, то он глубоко ошибается. По нормативам принятого недавно федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) учитель, прежде всего, «учит учиться» и обучает «универсальным учебным действиям», так как «знаниевая парадигма» (оцените словосочетание) отошла в прошлое и теперь нужны «компетенции», которые авторы реформ видят в умении найти все нужное в интернете. На внедрение ФГОС потрачены громадные деньги.

Тогда почему учителей проверяют на знания?

Согласитесь, это очень удобно – объявить учителей причиной провала реформ. И направить весь пыл на их, негодников и негодниц, проверку и переобучение. Весь пыл и деньги, разумеется. Попутно что-то отделив и себе за труды и нервные растраты. Учителей, которые получали дипломы в российских вузах, и которые раз в пять лет устанавливают свою квалификационную категорию с помощью аттестационных комиссий. Хочется спросить: возникли сомнения в качестве работы данных учреждений? Почему тогда проверяют не данные учреждения, а получателей предоставляемой ими госуслуги в области образования? Почему опять проверяют учителей? Почему опять убивают их время и треплют их нервы?

Логично предположить, что данные ведомства (втайне, несмотря на ФГОС) все же заинтересованы в том, чтобы учителя лучше знали преподаваемые предметы вкупе с методикой их преподавания. Однако, открою страшный секрет. Никакое реальное повышение квалификации учителем, совершенное вне пределов системы образования, учителю в школьной системе засчитано за повышение не будет. Учитель иностранного языка, если сдаст, к примеру, на международный сертификат, в школьной системе никаких баллов не получит. Так же как и учитель-словесник, если станет подрабатывать корректором или редактором в издательстве, или даже издаст собственную книгу, не станет, по мнению Рособрнадзора, лучше знать свой предмет. То же про учителя истории, участвующего в археологических экспедициях или географа, путешествующего по миру. Никакое самообразование не доказать вообще. Это, по мнению органов обучения и переобучения, контроля и надзора, полный ноль.

А что пойдет учителю в зачет? Правильно. Курсы повышения квалификации в рамках системы образования. Оплачиваемые из кармана образовательной организации, а чаще всего из кармана самого учителя. К слову, стоимость курсов от пяти-шести до шестидесяти-семидесяти тысяч. Бизнес и ничего личного.

«Усилим подготовку школьных учителей, более половины из них должны быть охвачены национальной системой профессиональной подготовки и повышения квалификации» сказалпремьер-министр РФ Дмитрий Медведев на заседании правительства 27 сентября.

Вот какие комментарии под этим сообщением в социальных сетях.

«Записала последние свои курсы (филология) на диктофон. там есть все, кроме филологии и разумной педагогики. Всем желающим послушать бред сумасшедшего высылаю бесплатно».

«На таких курсах еще больше тупеешь, такой бред несут ..я некоторые вещи под дулом пистолета не заставлю делать».

«Опять курсы за счёт обучаемого ?»

«Видимо деньги деть стало некуда. Не зарплаты ведь УЧИТЕЛЯМ повышать…»

«А мне не нравятся многие курсы, которые предлагают для обязательного прохождения… а те которые нравятся — комиссия не засчитывает»

Добавлю от себя. Сама я на последних курсах училась делать так называемую «технологическую карту» урока. Это именно то, чем заменили пресловутый план-конспект. 36 часов училась это делать. Постигала премудрость, в какой графе какие слова писать. Это называлось «курсы по ФГОС». А когда зашла на курсы переподготовки учителей иностранного языка, услышала там, что будут преподавать «ФГОС», а иностранные языки преподавать не будут, так как (цитирую) «предполагается, что вы их уже и так знаете». На чем основано было предположение осталось загадкой, поскольку вступительных проверок по иностранному языку на эти курсы не «предполагалось».

Сама я преподаю английский. По моему предмету «исследование компетенций» назначено на 2019 год. Но – любопытство не сдержать – залезла я в «инструктивные материалы» по русскому языку и литературе. Потому что кроме преподавания английского я еще и журналист, и автор трех книг художественной прозы. Но если захочу преподавать российскую словесность, по мнению Рособрнадзора, все равно не буду обладать нужными «компетенциями» для преподавания оного предмета. Пока не оплачу соответствующие курсы.

Нужды нет, что ныне вакансий в школах становится все больше, и за ушедших педагогов часто уроки ведут совсем не те, кто «компетентны», а кто просто согласился вести, если таковые вообще нашлись.

Ну, все равно свое некомпетентное мнение выскажу. Вот демоверсия по русскому языку и литературе. Отрывок из произведения известного писателя. Задание. На поставленный учителем вопрос, о чем этот отрывок текста, один из учеников отвечает «О том, что литература – глупое занятие, уводящее человека от реальности» Многие в классе с ним согласились. Что делать учителю? Предлагается 1. Упрекнуть ученика в непонимании и оставить эту точку зрения без внимания 2. Возмутиться и вступить в спор 3.Предложить снова обратиться к тексту и внимательно его перечитать 4. Развить возникшую ситуацию, сформулировав проблемную задачу. Здорово! Почему-то ясно, что единственный верный ответ, это номер четыре! И почему это так сразу ясно? Почему никто никогда не признается, что упрекает, возмущается, спорит и высказывает свою точку зрения? Словом, ведет себя как живой человек? Да потому что всех учителей давно уже обучили всему на «курсах по ФГОС», затратив громадные деньги, обучили выдавать в нужной ситуации то, что нужно. И это «нужное» может не иметь никакого отношения ни к реальности, ни к знаниям. А, если кто-то, выполняя данный тест, с какого-нибудь перепугу выберет « вступить в спор» или «обратиться к тексту и внимательно его перечитать», тот будет объявлен «некомпетентным». Ошибочка выйдет!

И вот на это, так называемое, «исследование» тратится драгоценное время учителей. И на этом, так называемом, «исследовании» будут базироваться далеко идущие выводы.

Кроме того, создатели теста, видимо, слыхом не слыхивали о 47 статье Закона об образовании, дающей учителю право выбора методик и подходов в своей работе. Это называется «академические свободы», если кто не знает (Минпрос не знает точно). И именно в рамках академических свобод ответ на поставленный в тесте вопрос предполагает достаточно большое разнообразие вариантов.

Например, спорить можно по-разному, не обязательно с возмущением (почему создатели теста связали воедино спор и возмущение?). А можно, наоборот, сказать ученику, что его точка зрения имеет право на существование, предложив ученику доказать свой тезис. Можно разбить класс на команды и устроить диспут. Можно очень многое сделать в этом случае, что будет неправильно, некомпетентно с точки зрения создателей теста, потому что обучение представляется им линейным процессом с единственно верными методическими ответами (недаром бюрократы от образования ввели термин «методический аудит»). Впрочем, на наши возражения они нам не ответят. Они с нами не общаются.

Профсоюз «Учитель» уже неоднократно высказывался по поводу того, что академические свободы учителей нарушаются в Российской Федерации постоянно. Также постоянно учителей принуждают тратить время и силы на ненужные и в лучшем случае бесполезные мероприятия вроде данного тестирования. Причем число проверяющих, контролирующих и навязывающих «единственно верное» решение неуклонно растет. Например, на одном из недавно прошедших совещаний министр О.Васильева поделилась радостью: ««В каждом регионе будут созданы центры непрерывного развития профессионального педагогического мастерства. Они могут создаваться на базе институтов повышения квалификации, развития образования. Эти центры будут образовывать единую сеть, и при них будут открыты аккредитационные центры». То есть, в переводе с бюрократического метаязыка на нормальный: существующих надстроечных учреждений (отделы образования, научно-методические центры, академии постдипломного учительского образования и прочее) недостаточно, будет создано большое количество новых рабочих мест, позволяющих за непыльную работу без всякой ответственности получать приличные деньги. И это при том, что в школах растет количество вакансий. Учителя не выдерживают недоплат, унижений, адских условий труда. Если в двухтысячных на короткий период школы удалось более или менее укомплектовать кадрами, то сегодня учителей уже ощутимо не хватает. Однако делать эту работу привлекательной, судя по всему, никто не собирается.

Вот ещё напоследок из социальных сетей, от группы авторов:

«На школьного учителя надвигается новая чума — ЕФОМ. Сия аббревиатура означает «единые федеральные оценочные материалы». Слово «федеральные» вставлено в эту конструкцию не случайно: новация подаётся от имени государства. Её заявленная цель — «установление для педагогических работников уровней владения профессиональными компетенциями, подтверждаемыми результатами аттестации» (цитата из поручений президента РФ по итогам заседания Государственного совета от 23.12.2015)».

Не случайно на недавно прошедшие общественные слушания по новым правилам аттестации учителей представители независимого МПРО «Учитель» приглашены не были. Потому что МПРО «Учитель», созданный ещё в девяностые годы, а ныне входящий в состав Конфедерации Труда России, последовательно отстаивает интересы и права учителей, а вместе с ними и здравый смысл.

Исследователи такого явления в жизни человечества, как бюрократия, пришли к выводу, что до определенной степени она необходима, поскольку обеспечивает упорядоченность, структурированность процессов в различных областях человеческой деятельности. Но, развиваясь, управленческие структуры следуют тенденции все большего обслуживания собственных интересов, на которых в итоге и замыкаются. Мне кажется, наше российское образование сейчас находится именно на этой, последней стадии. Без общественного контроля над бюрократическими структурами явно не обойтись. Конечно, контроля, требующего прозрачной финансовой отчетности. Идеальной реформой образования было бы полное упразднение существующей бюрократической надстройки с заменой на очень скромные координирующие системы. Поскольку каждая школа, если она грамотно укомплектована качественными кадрами (ответственность за это лежит на директоре, а контроль на родителях и Управляющих советах) имеет все, чтобы обучить ребенка и выпустить его в жизнь.

 

 

Источник: Новые известия

Вам также может понравиться