Главные новости России и мира сегодня

Стагнация вместо роста?

Ускорения экономики во втором полугодии 2019 года ждать не приходится. Хотя Минэкономики оценивает годовые темпы роста ВВП в январе—августе в 1,1%, в департаменте исследований и прогнозирования Банка России отмечают: «без возможного дополнительного импульса от ускорения расходования бюджетных средств» показатель по году будет ниже. Отталкиваясь от параметров бюджета на 2019–2022 годы, в ING заключают: в 2019 году экономика действительно вырастет не более чем на 1%. Между тем, по оценкам ЦБ, внутриквартальный рост ВВП в 2019 году, с учетом сезонности, близок к нулю.

В сентябрьском экономическом мониторинге РАНХиГС и ИЭП им. Егора Гайдара экс-замглавы Минэкономики Алексей Ведев, комментируя ухудшенный прогноз министерства (см. “Ъ” от 27 августа), который лег в основу бюджетных проектировок до 2022 года, заключает: «С точки зрения бюджетного процесса уменьшены номиналы ВВП, что означает ожидаемое снижение доходов. В этой связи правомерно ожидать и снижения расходов, что приведет к сужению внутреннего спроса».

В свою очередь, экономисты инвестбанка ING, комментируя для клиентов параметры проекта бюджета, одобренные правительством, замечают, что они лишь «рекламируются как ориентированные на экономический рост», но новые прогнозы не сильно отличаются от прошлогодних. «Мы интерпретируем это скорее как словесную интервенцию в пользу роста ВВП, а не реальную готовность пожертвовать накопленной макростабильностью в пользу краткосрочного стимулирования экономики»,— заключают в ING.

Аналитики банка считают, что 1,2 процентного пункта (п. п.) прироста расходов за два года — до 17,3% ВВП в 2020 году не компенсируют даже роста налоговой нагрузки на 1,4 п. п. ВВП, произошедшего между 2018 и 2020 годами.

«Сегодня очевидно, что баланс между стабильностью и ростом значительно смещен в сторону стабильности»,— соглашается Алексей Ведев. Выступая вчера на конференции рейтингового агентства Fitch, замминистра финансов Владимир Колычев уточнил: 1,2 п. п. прироста расходов планируется только на уровне федерального бюджета. «На уровне бюджетной системы в целом, включая региональные бюджеты и бюджеты внебюджетных фондов, этот рост — около 2,2 п. п. ВВП»,— отметил он, указав, что последний раз схожий масштаб бюджетного стимула экономики был в кризисные 2009–2010 годы.

Между тем заметного влияния увеличенных трат бюджета на экономику в этом году аналитики не предвидят. Да и сам господин Колычев говорит о «стимуле» в будущем времени. В сентябрьском бюллетене «О чем говорят тренды» департамента исследований и прогнозирования ЦБ прогноз роста ВВП на второй и третий кварталы снижен с 0,3% до 0,2% квартал к кварталу с учетом сезонности, что говорит о среднеквартальном околонулевом росте экономики (в первые два квартала ВВП рос на уровне 0,1–0,3%, считали в департаменте). Авторы расчетов отмечают, что они сделаны без «возможного дополнительного импульса от ускорения расходования бюджетных средств» и на данных по 30 августа. Статистика Росстата за август заставила Минэкономики зафиксировать замедление годовых темпов роста ВВП, которые в министерстве оценивают ежемесячно, с 1,8% в июле до 1,6% в августе на фоне продолжающегося ухудшения внутреннего частного спроса. В Банке России, в свою очередь, отмечают, что индикаторы рынка труда (минимальная безработица, замедление спроса на рабочую силу и рост зарплат лишь в отдельных отраслях) указывают на замедление экономики.

Приведенные оценки квартальных темпов прироста ВВП предполагают его рост по итогам 2019 года на уровне около 1%, отмечали в департаменте ЦБ. Такие же оценки делают в ING, рассчитывая на ускорение экономики РФ до 1,5–1,7% в 2020–2021 годах за счет разворачивания инфраструктурных госрасходов. «Возможность превысить эти уровни существует в случае прогресса в экономической политике за пределами фискальной и монетарной областей»,— заключают в ING.

 

Источник: Коммерсантъ

Вам также может понравиться