Главные новости России и мира сегодня

Неконкурентоспособная Россия

Всемирный экономический форум подготовил новое исследование глобальной конкурентоспособности стран и оценил конкурентоспособность России

Слабое развитие общественных институтов, недостаточно развитая финансовая система, низкая конкуренция на внутреннем рынке и отсутствие значительного прогресса по этим факторам не позволяют России улучшить позиции в рейтинге стран по уровню глобальной конкурентоспособности. Несмотря на рост по многим показателям, Россия, как и в прошлом году, заняла 43-е место в очередном ежегодном Докладе о глобальной конкурентоспособности1, подготовленном Всемирным экономическим форумом при участии Евразийского института конкурентоспособности и поддержке консалтинговой компании Strategy Partners.

По прошествии 10 лет после начала финансового кризиса мировая экономика по-прежнему не может вырваться из замкнутого круга низкого или отрицательного роста производительности, несмотря на финансовые вливания центральных банков, превысившие 10 трлн долларов.

Впрочем, нельзя назвать эти беспрецедентные меры бесполезными: благодаря им была предотвращена более глубокая рецессия в мировой экономике. Тем не менее этого оказалось недостаточно, для того чтобы стимулировать рост расходов на повышение производительности в частном и государственном секторах.

По мере того как меры монетарной политики начинают терять свою эффективность, рост экономики все больше зависит от фискальной политики и государственных мер, стимулирующих инвестиции в перспективные исследования и разработки, повышение квалификации работников и кадрового резерва, развитие инфраструктуры и интеграцию новых технологий в жизнь людей.

Серия исследований глобальной конкурентоспособности, начатая в 1979 году, позволяет дать ежегодную оценку драйверов производительности и долгосрочного роста экономик мира. На сегодняшний момент эта оценка основана на Рейтинге глобальной конкурентоспособности (GCI), который охватывает 141 страну по 103 индикаторам, объединенным в 12 слагаемых конкурентоспособности. Для каждого индикатора используется шкала от 0 до 100, которая показывает, насколько экономика той или иной страны близка к идеальному состоянию, к так называемому «фронтиру» (переднему краю) конкурентоспособности.

В 2019 году с показателем 84,8 балла (+1,3 балла) Сингапур стал самой конкурентоспособной экономикой в мире, обогнав Соединенные Штаты, которые опустились на второе место. В пятерку лидеров с наиболее конкурентоспособной экономикой входят также Гонконг, который занял 3-е место, Нидерланды (4) и Швейцария (5). Для 141 страны-участницы рейтинга средний «индекс конкурентоспособности» составил 61 балл, что почти на 40 баллов ниже потенциального «фронтира».

Это отставание от идеала вызывает даже более серьезную обеспокоенность, чем перспектива спада в мировой экономике. Изменяющийся геополитический контекст и растущая напряженность в мировой торговле подпитывают неопределенность и могут повлечь за собой еще большее замедление производства в мире. Тем не менее некоторые из стран, лидеры рейтинга этого года, похоже, получают выгоду от торговых войн за счет переориентации своей внешней торговли, в их числе Сингапур (1) и Вьетнам (67), страны, показавшие наилучшую динамику в рейтинге этого года.

Рейтинг глобальной конкурентоспособности 4.0 служит компасом для процветания в условиях новой экономики, подверженной влиянию четвертой промышленной революции. В нынешнем контексте экономической неопределенности, торговой напряженности, социальных и экологических проблем крайне важно, чтобы лица, определяющие политику, использовали подобные инструменты повышения конкурентоспособности, чтобы вывести мировую экономику на путь роста, интеграции и устойчивости. Отчет показывает, что такая взаимовыгодная комбинация возможна, но для ее достижения всем понадобятся смелое и дальновидное лидерство, заинтересованность и сотрудничество между ключевыми группами интересов», — говорит Клаус Шваб, основатель и исполнительный председатель Всемирного экономического форума.

Это исследование является напоминанием национальным лидерам о необходимости более целостного подхода к принятию решений и достижения баланса между краткосрочными целями и факторами, влияющими на экономику за пределами квартальных отчетов и избирательных циклов.

Например, исследование показывает, что в большинстве стран политика в области рынка труда и образования не успевает за темпами инноваций, включая самые крупные и наиболее продвинутые в этой области экономики мира.

Правительствам следует лучше оценивать непредвиденные последствия технологической интеграции и осуществлять дополнительные меры поддержки населения в ходе разворачивающейся четвертой промышленной революции. Отчет показывает, что и страны с уже развитым инновационным потенциалом, такие как Корея, Япония и Франция, и растущие экономики, такие как Китай, Индия и Бразилия, должны работать над кадровым потенциалом и развивать рынки труда.

Кроме того, в докладе освещаются хрупкие основы экономического роста в наименее развитых и некоторых развивающихся экономиках, что делает их крайне уязвимыми для новых потрясений. Поскольку борьба с бедностью пробуксовывает и почти половина всех людей на планете все еще не в состоянии удовлетворить свои базовые потребности, доклад напоминает о необходимости устойчивого экономического роста, сопровождающегося повышением производительности, которая по-прежнему имеет решающее значение для повышения уровня жизни.

Стало также очевидным, что лица, определяющие политику на национальном уровне, неизбежно сталкиваются с выбором, когда речь идет о том, чтобы посредством высокого «качества» политики и бюджетных инвестиций задать правильное направление роста, а также стимулы для решения проблем неравенства, изменения климата и технологического разрыва между развитыми и развивающимися странами.

Эти компромиссы между экономическими, социальными и экологическими факторами, возникшие как следствие узкого взгляда на рост с учетом только краткосрочной перспективы, можно смягчить за счет использования целостного и долгосрочного подхода к устойчивому развитию. Например, Швеция, Дания и Финляндия не только входят в число наиболее технологически развитых, инновационных и динамичных экономик мира, но также обеспечивают лучшие условия жизни и социальную защиту, а также являются более консолидированными и устойчивыми государствами, чем многие другие лидеры рейтинга конкурентоспособности.

В докладе показано, что на любом заданном уровне конкурентоспособности встречаются страны с разным уровнем общественного и экономического развития, поэтому они должны уже сегодня работать над созданием не просто растущей, но низкоуглеродной, инклюзивной экономики.

«Наибольшее беспокойство сегодня вызывает снижение способности правительств и центральных банков использовать денежно-кредитную политику для стимулирования экономического роста. В этой связи еще более важно, чтобы принимаемые меры были направлены на повышение конкурентоспособности, способствовали росту производительности, стимулировали социальную мобильность населения и снижали неравенство в доходах», — считает Саадия Захиди, руководитель Центра новой экономики и общества Всемирного экономического форума.

Региональные и страновые особенности

Сингапур, набравший 84,8 балла из 100 возможных, ближе остальных приблизился к идеалу конкурентоспособности. В топ-10 рейтинга есть и другие страны из числа G-20. Это США (2-е место), Япония (6), Германия (7) и Великобритания (9). В то же время Аргентина занимает всего лишь 83-е место в рейтинге — это самая низкая позиция среди стран G-20.

По числу наиболее конкурентоспособных стран в нашем рейтинге лидирует Азиатско-Тихоокеанский регион, за ним следуют Европа и Северная Америка.

В частности, среди азиатских стран Сингапур оказался на первой позиции благодаря своему абсолютному лидерству по 10 показателям в семи из 12 слагаемых конкурентоспособности, включая лучший уровень развития инфраструктуры (95,4 баллов), здоровья нации (100), рынка труда (81,2), финансовой системы (91,3), а также государственных институтов (80,4). Кроме того, Сингапур пользуется преимуществами самой открытой экономики в мире. За ним в рейтинге из стран макрорегиона следуют Гонконг (3-е место), Япония (6) и Южная Корея (13). Китай занимает 28-ю позицию (самую высокую среди стран БРИКС). А страной, продемонстрировавшей самый стремительный рост в рейтинге среди стран АТР, в этом году стал Вьетнам (67).

Рейтинг показывает, насколько неоднороден региональный ландшафт конкурентоспособности. Хотя в азиатском регионе расположились некоторые из самых технологически развитых экономик мира, средние показатели инновационного потенциала (54 балла) и динамизма бизнеса (66,1) в регионе относительно невелики и заметно отстают от Европы и Северной Америки.

Соединенные Штаты (2) являются лидером по конкурентоспособности среди стран Европы и Северной Америки. Несмотря на потерю одной позиции, страна остается центром инноваций, занимая 1-е место по показателю динамизм бизнеса и 2-е место по инновационному потенциалу. Что касается макрорегиона в целом, то за США следуют Нидерланды (4), Швейцария (5), Германия (7), Швеция (8), Великобритания (9) и Дания (10). Среди других крупных стран региона Канада занимает 14-е, Франция — 15-е, Испания — 23-е, Италия — 30-е место. Выше всех по сравнению с прошлым годом продвинулась в рейтинге Хорватия (63).

В Латинской Америке и Карибском бассейне наивысший результат у Чили (70,5 баллов, 33-е место). Страна обладает наиболее конкурентоспособной экономикой, благодаря стабильным макроэкономическим данным (1-я позиция по этому показателю в рейтинге, наряду с 32 другими странами мира) и открытости внутреннего рынка (68,0 баллов, 10-я позиция). За ней в этом макрорегионе следуют Мексика (48), Уругвай (54) и Колумбия (57). Бразилия, несмотря на то, что добилась наибольшего роста в рейтинге среди стран региона, расположилась лишь на 71-м месте, в то время как Венесуэла (133) и Гаити (138) замыкают региональный рэнкинг. Страны макрорегиона в целом добились значительных успехов во многих областях, однако с точки зрения качества институциональной базы (средний региональный балл — 47,1) и инновационного потенциала (34,3) он находится на самом низком уровне в мире.

На Ближнем Востоке и в Северной Африке региональный рейтинг возглавляют Израиль (20) и Объединенные Арабские Эмираты (25), за ними следуют Катар (29) и Саудовская Аравия (36). Кувейт показал лучшую динамику в рейтинге среди стран региона (46), в то время как Иран (99) и Йемен (140) переместились на несколько позиций вниз. Многие страны создали надежную инфраструктуру, здесь очень высокое проникновение цифровых технологий. Однако необходимы более существенные инвестиции в человеческий капитал, чтобы экономика стран региона стала более инновационной и креативной.

В Южной Азии Индия, заняв 68-е место, теряет позиции в рейтинге, несмотря на относительно стабильные показатели, в основном из-за быстрого улучшения ситуации в других странах, ранее занимавших более низкие позиции. За ней следуют Шри-Ланка (показала наибольший рост в регионе — 84-е место), Бангладеш (105), Непал (108) и Пакистан (110).

Во главе с Маврикием (52) Африка к югу от Сахары является в целом наименее конкурентоспособным регионом мира: 25 из 34 экономик, оцененных в этом году, набрали менее 50 баллов. Среди континентальных лидеров Южная Африка, вторая по уровню конкурентоспособности страна в регионе, в этом году она поднялась на 60-е место, затем следуют Намибия (94), Руанда (100), Уганда (115) и Гвинея (122). Две другие крупные экономики региона — Кения (95) и Нигерия (116) — также улучшают свои показатели конкурентоспособности, но теряют несколько позиций в рейтинге, уступая более успешным странам. Положительным моментом является то, что из 25 стран мира, где показатель здоровья нации вырос на два или более балла, 14 расположились в Африке к югу от Сахары, где высоко стремление сократить разрыв по показателю ожидаемой продолжительности жизни относительно других стран.

Среди стран Евразии в рейтинге конкурентоспособности на первом месте Россия (43), затем следуют Казахстан (55) и Азербайджан (58). Две последние страны улучшили свои позиции в рейтинге по сравнению с прошлым годом. Больше усилий, направленных на развитие финансовой системы (средний балл по региону — 52) и инновационного потенциала (35,5), поможет странам макрорегиона достичь более высоких показателей конкурентоспособности и ускорить структурные изменения.

Все три бывшие советские республики Прибалтики опережают Россию: Латвия расположилась на 41-м, Литва — на 39-м, Эстония — на 31-м местах рейтинга. Среди стран БРИКС впереди России только Китай с большим отрывом — на 28-м месте. Остальные участники неформального объединения, ЮАР (60), Индия (68) и Бразилия (71), отстают.

В России все по-прежнему

Россия не изменила позиций в рейтинге стран и осталась на 43-м месте, несмотря на рост абсолютного значения индекса. Улучшения в этом году были достигнуты в сфере внедрения цифровых технологий, укрепления инновационного потенциала, повышения эффективности рынка труда и макроэкономической стабилизации. В то же время оценки развитости общественных институтов, рынков товаров и услуг, а также навыков и компетенций (в особенности тех, что необходимы для успешной конкуренции в будущем) ухудшились, что в итоге не позволило России улучшить позиции в рейтинге.

Большой размер рынка (6-е место среди стран мира), стабильное состояние макроэкономики (43-е место) и ускоренное внедрение цифровых технологий (22-е место), а также инновационный потенциал (32-е место) являются сильными сторонами, обеспечивающими России высокую конкурентоспособность и лидерство в Евразии. По этим факторам она также существенно опережает многие другие страны, находящиеся на той же стадии развития экономики. Барьерами на пути к повышению национальной конкурентоспособности становятся, прежде всего, общественные институты (74-е место), пока еще недостаточно развитая финансовая система (95-е место), а также зарегулированные и слабоконкурентные отраслевые рынки (87-е место). По качеству институтов Россия находится на одном уровне с другими странами Евразии, по развитости финансовой системы незначительно опережает их, а по уровню конкуренции и качеству регулирования отраслевых рынков отстает.

«Четвертая промышленная революция не только открывает большие возможности для ускоренного развития, но и создает новые риски, в том числе риск увеличения разрыва между странами. Индекс конкурентоспособности ВЭФ оценивает, насколько страны готовы поддержать повышение производительности и устойчивый экономический рост в новых условиях. В общей сложности за последние 5 лет в позициях России не произошло существенных изменений: сначала наблюдался рост с 43-го до 38-го места в 2017 году, затем возврат на 43-е в связи с обновлением методологии рейтинга и с учетом новых факторов развития в 2018 году, — говорит Алексей Праздничных, координатор программы Всемирного экономического форума по конкурентоспособности стран в России, партнер Strategy Partners, исполнительный директор Евразийского института конкурентоспособности. — В этой связи хочется процитировать крылатое выражение: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!» Для повышения позиции в рейтинге важно повышать конкурентоспособность быстрее, чем другие страны, в этом и состоит основная интрига конкуренции за процветание. У России есть все фундаментальные предпосылки для большего прогресса в развитии ключевых факторов конкурентоспособности, без которого будет сложно обеспечить достойный экономический рост. Важно усилить сфокусированность, эффективность и синхронизацию национальных проектов для достижения стратегических целей развития более высокого уровня, и конкурентоспособность экономики — одна из них».

Другие выводы из отчета этого года

В дополнение к рейтингу исследование раскрывает и другие моменты в состоянии мировой экономики. Если говорить о факторе высокой концентрации на глобальном рынке, то в докладе говорится, что бизнес-лидеры в Соединенных Штатах, Китае, Германии, Франции и Великобритании считают, что влияние на рынке ведущих корпоративных игроков за последние 10 лет усилилось.

По уровню квалификации работников из числа стран G7 в десятку глобальных лидеров входят только Соединенные Штаты. Это, по сути, лучшая экономика в мире по этому показателю. Из остальных ближе всего к лидеру Великобритания (12-е место), Германия (19), Канада (20), Франция (41), Япония (54) и Италия (63). Китай по качеству человеческого капитала идет на 40-м месте.

Крупнейшим экономикам мира также есть куда расти, когда речь идет о технологическом управлении. По уровню адаптации правовой базы к цифровым бизнес-моделям только четыре страны из числа G-20 входят в первую двадцатку. Это Соединенные Штаты (на 1-м месте по этому показателю), Германия (9), Саудовская Аравия (11) и Великобритания (15). Китай занимает 24-е место в этой категории.

 

Источник: Новые известия

Вам также может понравиться