Главные новости России и мира сегодня

Коронавирус пробил дыру в бюджете?

По итогам этого года бюджет будет исполнен с дефицитом вместо запланированного ранее профицита. Точные оценки дефицита делать пока рано, сказали в ведомстве. По прогнозу Института экономики роста (ИЭР), возглавляемого бизнес-омбудсменом Борисом Титовым, и Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук (ИНП РАН), дефицит бюджета в 2020-м может составить почти 2% ВВП. И это оптимистичный сценарий. Национальные проекты в таких условиях скорее всего будут скорректированы, считают эксперты.

Институт экономики роста совместно с экспертами ИНП РАН опубликовал свой бюджетный прогноз. Экономисты исходят из предположения, что среднегодовая цена нефти окажется в районе 35 долл. за баррель, а среднегодовой курс доллара – около 75 руб. В этом случае вместо ожидаемого ранее профицита нас ждет дефицит федерального бюджета на уровне 1,8% ВВП.

Напомним, в федеральном бюджете – 2020 был заложен профицит 0,8% ВВП. Прогнозная оценка авторов исследования на начало года предполагала профицит на уровне 0,4% ВВП. Теперь прогноз значительно ухудшен.

Причем почти двухпроцентный дефицит – это тоже оптимистичный сценарий. «В худшем случае нас ожидают среднегодовая цена нефти в 25 долл. за баррель и среднегодовой курс доллара в 80 руб.», – пояснила директор ИЭР Анастасия Алехнович. Как сообщило ценовое агентство Argus, цена российской нефти Urals опустилась уже до 13 долл. за баррель.

«Нужно иметь в виду, что расчет выполнялся для околонулевого роста ВВП. Если ситуация будет хуже, то дефицит будет более существенным», – сообщил «НГ» замдиректора ИНП РАН Александр Широв. «Помимо цен на нефтяном рынке есть большое количество неопределенностей, связанных с формированием доходной части бюджета: масштабы налоговых послаблений, механизмы зачисления дохода от сделки по продаже Сбербанка и т.д.», – добавил эксперт.

«Несмотря на ожидаемый дефицит бюджета, сегодня крайне важно реализовывать масштабные и беспрецедентные меры поддержки именно несырьевого сектора экономики, в противном случае мы получим сильнейший спад в экономике не на один год», – обратила внимание Алехнович.

Высокую вероятность бюджетного дефицита на фоне обвалившихся цен на нефть и негативных последствий пандемии признал ранее и глава Минфина Антон Силуанов. «При действующих котировках на энергоресурсы мы получим дефицит в пределах 1% ВВП. По нашим оценкам, это будет 0,9% ВВП», – заявлял в середине марта Силуанов. Тогда нефть марки Brent стоила выше 30 долл. за баррель.

«Как ранее нами уже было озвучено, при действующих ценовых котировках на энергоресурсы федеральный бюджет по итогам года будет исполнен с дефицитом вместо запланированного профицита, – подтвердили во вторник «НГ» в пресс-службе Минфина. – Однако сейчас пока преждевременно делать точные оценки возможного дефицита».

«В любом случае у нас достаточно накопленных резервов, чтобы профинансировать все расходные обязательства государства. Сокращение расходов федерального бюджета в 2020 году не планируется», – добавили в Минфине.

Часть экспертов при этом предполагает, что определенных корректировок все же не избежать: национальные проекты, по крайней мере частично, могут отойти на второй план.

«Кризис, вероятно, вызовет переформатирование экономической политики. Часть запланированных национальных проектов (прежде всего инвестиционной направленности), очевидно, придется скорректировать», – сообщили в новом выпуске мониторинга «Тринадцать тезисов об экономике» специалисты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. «Однако, по всей видимости, инвариантом остается борьба с бедностью», – добавили они.

Как пояснил «НГ» Александр Широв, есть несколько ключевых развилок. «Первая – переосмысление бюджетных приоритетов. Трудно ожидать снижения расходов бюджета в 2020 году при любых условиях. Резервы есть, и сейчас самое время их использовать. Однако существуют маневрирования средствами внутри расходной части. В связи с этим можно предположить перераспределение части бюджетных расходов от инвестиций в рамках национальных проектов к финансированию социальных нужд», – сказал эксперт.

«Вторая развилка – медицинско-социальная. Если карантинные мероприятия продлятся долго, то возникнет необходимость коренного пересмотра бюджетных проектировок не только на 2020 год, но и на период 2021–2022 годов. Здесь ключевым моментом станут мероприятия по запуску экономической активности, которая будет практически полностью остановлена в результате противоэпидемиологических мероприятий», – прокомментировал Широв.

«Безусловно, для финансирования антикризисных мер придется пойти на сокращение других расходов. Обычно это происходит за счет уменьшения инвестиций, заморозки долгосрочных проектов, – пояснил «НГ» руководитель Центра региональной политики Российской академии народного хозяйства и госслужбы Владимир Климанов. – Поскольку доля таковых в национальных проектах выше, чем в остальной части расходов, скорее всего удельный вес нацпроектов сократится».

Хотя, как считает аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов, «нацпроекты вряд ли будут заморожены, так как они в том числе источник занятости населения, островок стабильной заработной платы».

Во вторник Госдума приняла в окончательном чтении закон о создании комиссии Федерального собрания, которая в 2020 году возьмет на себя функции утверждения бюджетных трат на борьбу с пандемией COVID-19 и на минимизацию негативных экономических последствий. Поправки в бюджет не нужно будет утверждать на заседании парламента, бюджетирование перейдет в более ручной режим, передает Интерфакс. Механизм предполагается такой: Минфин будет представлять в комиссию свои предложения по перераспределению бюджетных ассигнований, комиссия не позднее трех рабочих дней со дня поступления предложений примет решение о согласии на внесение изменений в сводную бюджетную роспись либо о вынесении данных предложений на рассмотрение Госдумы.

Кроме того, Госдума приняла в окончательном чтении закон, который наделяет правительство правом в 2020 году замещать внутренними или внешними заимствованиями другие источники финансирования дефицита федерального бюджета, в случае необходимости делать это с превышением верхнего предела внутреннего или внешнего долга.

 

Источник: Независимая газета

Вам также может понравиться