Главные новости России и мира сегодня

Долги растут, доходы падают

Совокупная долговая нагрузка на население (отношение выплат по долгам к располагаемым доходам) на 1 октября составила 10,6%, сообщила директор департамента финансовой стабильности ЦБ Елизавета Данилова на конференции «Кредитование-2020. Вызовы и новые возможности» (цитата по «Интерфаксу»). Это самый высокий показатель как минимум с июля 2012 г., следует из ее презентации (более ранних данных в ней нет).

Кредиты есть больше чем у половины занятого населения России (54%, 39,5 млн человек), говорится в презентации. Нагрузка по ипотечным кредитам – они есть у 10% работающих – осталась на уровне 1,7%, тогда как по прочим выросла до 8,9% с 8,7% на 1 июля.

Качество потребительских кредитов пока остается хорошим. «В отличие от эпизода 2013–2014 гг., когда достаточно быстро пошло ухудшение портфеля, сейчас мы видим, что качество остается довольно хорошим, – видимо, это связано с тем, что банки после кризиса долго оставляли стандарты [отбора заемщиков] высокими», – заявила Данилова.

К тому же состав заемщиков постоянно обновляется, подчеркивает Данилова. Из тех, кто имеет кредит наличными – на 1 сентября их было 26,5 млн человек, – 54% не имели кредитов в начале 2015 г., 45% – в начале 2017 г. У большинства заемщиков лишь один кредит наличными либо ипотека, подчеркнула Данилова, однако число тех, кто использует сразу несколько видов кредитов, растет.

Регулятор видит и другие «тревожные тенденции» – растет доля кредитов людям с высокой долговой нагрузкой, говорила Данилова в сентябре. Больше становится плохих долгов, платеж по которым просрочен более чем на месяц: за год их доля выросла с 1,5 до 1,8% (на февраль 2019 г.), следует из данных ЦБ. Риски закредитованности граждан могут увеличиться, так как реальные доходы населения не растут, отметила Данилова. ЦБ, по ее словам, «беспокоит и потенциальный слишком активный переход к потребительской модели».

Реальные располагаемые доходы населения (за вычетом обязательных платежей) за январь – сентябрь выросли всего на 0,2% к тому же периоду прошлого года, сообщает Росстат. В I и II кварталах они снижались. За девять месяцев сбережения населения составили 666,8 млрд руб. – на 10,9% меньше, чем в январе – сентябре 2018 г.

Долговая нагрузка растет у всех заемщиков, но особенно у самых бедных, отмечает Национальное бюро кредитных историй. У людей с доходами до 20 000 руб. она составила 28,8% (рост на 1,8 п. п.), у граждан со средними доходами (до 40 000 руб.) – 24,6% (+1,7). Ненамного легче тем, чьи доходы выше: они тратят на обслуживание долгов 20,6% доходов. Труднее всего обслуживать кредиты бедным жителям Амурской области (34,4% дохода), Мордовии (33,4%) и Оренбургской области (32,8%). А быстрее всего росла нагрузка на жителей Мурманской, Белгородской областей и Камчатского края. Аутсайдеры по долговой нагрузке – регионы с самыми низкими доходами, комментирует вице-президент Moody’s Семен Исаков.

Министр экономического развития Максим Орешкин в июне раскритиковал ЦБ за то, что тот не принимает никаких мер для замедления темпов роста потребкредитования. У трети заемщиков отношение платежа к доходам (PTI) больше 60%, что ненормально и грозит пузырем, говорил он. С начала 2019 г. банки стали смягчать стандарты кредитования, признает ЦБ в презентации: доля заемщиков, у которых платежи по кредитам наличными превышают 80% дохода, во II квартале перевалила за 10%, тогда как в конце 2018 г. едва превышала 5%, видно из презентации.

Орешкин считает рост потребительского кредитования одним из факторов, способных привести экономику к рецессии. ЦБ в докладе о причинах и рисках ускоренного роста потребительского кредитования объяснил, что оно помогло экономике: без него рост ВВП в I квартале 2019 г. был бы нулевым. В розничном кредитовании сейчас нет пузыря, отмечала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина в интервью Reuters. А мнение о том, что потребкредитование виновато во всех бедах экономики и в низких доходах населения, назвала большим преувеличением.

ЦБ несколько раз повышал коэффициенты риска по розничным кредитам (при этом банку для выдачи кредита требуется больше капитала), но охладить рынок не смог. Тогда регулятор задумался о прямом ограничении банкам и финансовым организациям определенных видов кредитования. Премьер Дмитрий Медведев на этой неделе поручил правительству в течение месяца решить, надо ли давать ЦБ такое право.

Первые сигналы роста нагрузки граждан поступили в апреле – рост неплатежей, говорит зампред правления «ОТП банка» Александр Васильев. В ответ банк, по его словам, в июне ужесточил подход к оценке рисков по кредитам. ВТБ не отмечает значительного изменения уровня долговой нагрузки клиентов, сказал его представитель, в банке давно сформированы риск-процедуры, которые не позволяют оформить кредит человеку с высокой долговой нагрузкой.

Аналитик банка «Хоум кредит» Станислав Дужинский считает сравнение с 2012 г. не совсем корректным: сейчас люди берут кредит в основном на ремонт, путешествия, крупные покупки мебели и т. д. – это не спонтанные покупки. Среднерыночный показатель долговой нагрузки в 10,6% нельзя назвать высоким, но в отдельных сегментах есть проблема, говорит руководитель управления кредитных рисков розничного сегмента Райффайзенбанка Алексей Крамарский.

Рост закредитованности – существенный риск для конкретных банков, специализирующихся на необеспеченном потребкредитовании, а также для тех семей, которые вынуждены брать долгосрочные необеспеченные кредиты, сказал первый зампред правления Совкомбанка Сергей Хотимский. Без изменения структуры продуктов и снижения ставок долговая нагрузка продолжит расти, предупреждает он. Меры ЦБ будут способствовать замедлению роста закредитованности, считает руководитель департамента по управлению рисками Альфа-банка Андрей Гулецкий, однако предпосылок для разворота тренда и перехода к снижению долговой нагрузки не видит.

Долговая нагрузка должна расти в ситуации, когда ставки постепенно снижаются, считает директор финансового центра «Сколково» – РЭШ Олег Шибанов. Поскольку у населения почти не растут располагаемые реальные доходы, а зарплаты растут достаточно медленно, кредитование – разумный способ потребления товаров и услуг, объясняет он. Рост розничного кредитования замедляется, но не так быстро, как ожидалось, констатирует главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Тем не менее с учетом прогнозов роста розничных кредитов на 2020 г. на уровне 10% и в условиях роста бюджетных расходов в следующем году ситуация с долговой нагрузкой должна улучшиться, рассчитывает она.

Реальные доходы и потребление россиян после синхронного падения на 10% в 2015–2016 гг. пошли разными путями: доходы не растут, а потребление восстанавливается на 2–3% в год, комментирует главный экономист ING по России Дмитрий Долгин. И основной источник этого – потребительские кредиты. Если рост доходов населения не ускорится, долговая нагрузка продолжит увеличиваться, несмотря на ограничения со стороны ЦБ, предупреждает он. Без структурных мер, которые улучшили бы деловую активность и доходы в частном секторе, рост потребления всегда будет оборачиваться ростом банковских или бюджетных рисков, говорит он, правда, пока и те и другие на довольно низком уровне.

Источник: Ведомости

Вам также может понравиться