Главные новости России и мира сегодня

Все указывает на то, что на Камчатке «наследил» Шойгу…

Министр обороны Сергей Шойгу очень любит поговорить о красотах России-матушки. Особенно – восточной ее части, откуда он родом. Сергей Кужугетович, возглавляющий еще и Русское географическое общество, даже придумал фотоконкурс «Самая красивая страна», и не жалеет времени для того, чтобы в качестве председателя жюри лично отбирать самые удачные картинки. Любит он это дело. А вот чего генерал армии не любит, так это отвечать на упреки в том, что возглавляемое им ведомство методично губит экологию родного Отечества…

Пока эксперты ломают головы над тем, что же могло стать причиной экологической катастрофы у берегов Камчатки, куда выбросило множество трупов морских животных и беспозвоночных, журналисты ненавязчиво пытаются им в этом помочь.

«Новая газета», к примеру, отмечает, что выброс неизвестных веществ произошел на огромном Халактырском пляже, притягивающем туристов. Администратор местной школы серфинга Екатерина Дыба еще неделю назад говорила, что люди стали жаловаться на резь в глазах после контакта с водой. Она предполагает, что это связано с недавними военными учениями на Камчатке.

В официальную версию местных природоохранных структур о том, что в воде превышен уровень предельно допустимой концентрации нефтепродуктов и фенола серфингисты не очень верят. Даже если сброс этих веществ произошел с проходивших мимо судов, трудно представить, чтобы их «хватило» на весь Халактырский пляж — 30-километровую прибрежную полосу, которая тянется вдоль океана.

Поэтому причину «Новая» призывает искать в другом. Например, в том, что вблизи побережья расположен целый «букет» потенциальных опасностей — бухты с кораблями ВМФ, танковый полигон, полигоны других родов войск, а также полигон с химикатами и пестицидами Козельский. Он пока что и вызывает большинство опасений. Там еще с 1970-х годов хранится более 100 тонн опасных веществ, с помощью которых на Камчатке в свое время собирались поднимать сельское хозяйство. Проблема Козельского полигона, отмечает издание, много раз обсуждалась, могильник признавали опасным для экологии и обещали законсервировать. Но постепенно тема просто ушла с повестки дня.

Не менее правдоподобной версией, по данным «Новой газеты», является утечка с армейского полигона в Радыгино, где с 1998 года хранится около 300 тонн ракетного топлива, симптоматика отравлений которым схожа. Его пытались утилизировать в 2000-м, тупо сжигая, но, когда ядовитый дым стал оседать на населенные пункты, прекратили. Полигон в Радыгино оборудован в сухом месте, действующих русел там нет. Однако такие русла есть неподалеку, и они наполняются во время тайфунных дождей. А в Тихий океан выходят как раз в районе Халактырского пляжа.

Интересно, что окрестности этого пляжа местные давно нарекли «бомбежным полем». Фактически все полигоны слиты здесь в один, военные регулярно перекрывают их и проводят учения. А танковая часть, как заверил «Новую» один из жителей Камчатки, недавно проводила учения прямо… на пляже.

Недалеко отсюда, на берегу бухты Крашенинникова, находится ЗАТО Вилючинск – база атомных подводных лодок. И, как пишет «Новая», местные жители регулярно становятся очевидцами того, как командование ВМФ выводит подводные лодки из акватории бухты, где субмарины чем-то поливают с других судов. По некоторым данным, подводники избавляются подобным образом от утекшего гидразина — ракетного горючего. В таком случае, делает вывод издание, убедительной могла бы быть гипотеза о загрязнении гептилом — несимметричным диметилгидразином. Этот компонент ракетного топлива в несколько раз токсичнее синильной кислоты, раздражает слизистые оболочки глаз человека и вызывает рвоту — то есть подходит под те симптомы, что описали отравившиеся серфингисты.

Руководитель Информационного агентства по рыболовству Александр Савельев в беседе с «Новой газетой» также выразил мнение, что определенную роль в истории на Камчатке сыграли военные, так как вся пораженная фауна всплыла с глубины, то есть и воздействие было глубинным. К тому же, первые версии о том, что военные могут стоять за утечкой опасных веществ или нефтепродуктов, появились в соцсетях сразу после публикации спутниковых снимков.

Казалось бы, что должен сделать на таком тревожном информационном фоне поборник красот Отечества Сергей Шойгу? Да, прежде всего, дать команду провести тщательную проверку и отчитаться об этом перед россиянами. Но пока об этом ничего не слышно. Сообщается лишь, что к проверкам сведений об экологической катастрофе подключились буквально все госорганы — и полпред президента в Дальневосточном федеральном округе, и Следственный комитет, и Росприроднадзор, и местное правительство. И даже выходец из этих мест, зампред Госдумы Ирина Яровая не преминула пропиариться на фоне гибнущей камчатской фауны в воскресных новостях.

Только кто все они на фоне загадочного молчания Сергея Кужугетовича? Мелочь пузатая! Примерно такая же, какую выбросило на берег Тихого океана…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться