Главные новости России и мира сегодня

Вашего сына убили в армии? Не расстраивайтесь, деньги перечислят в кратчайший срок…

Почему даже спустя неделю после трагедии на военном аэродроме «Балтимор» остается невыясненной причина, побудившая солдата-срочника Антона Макарова совершить тройное убийство? Ведь год назад, когда рядовой Рамиль Шамсутдинов отправил на тот свет сразу восьмерых сослуживцев, Минобороны пыталось хоть как-то объяснить произошедшее. А генерал армии Сергей Шойгу устроил публичный разнос подчиненным, приказав привлечь виновных к ответственности и изменить правила отбора в состав караула. Тут же – полнейший игнор!

Задавшись этим вопросом, «Idel. Реалии» пришли к выводу, что позиция военного ведомства теперь состоит в том, чтобы не выносить сор из избы и в кратчайший срок убрать тему армейского произвола из публичного пространства. Родственникам пострадавших и погибших солдат настоятельно рекомендуют не общаться с прессой и не обращаться в правозащитные организации. Взамен предлагают деньги. Например, по делу Шамсутдинова Минобороны не только выплатило по 6,68 млн рублей семьям погибших, но и пообещало решить вопрос о выплате им по 4,2-4,3 миллиона как участникам ипотечного кредитования. Наверняка такие же суммы в обмен на молчание будут предложены родственникам убитых Макаровым офицера и двоих солдат.

И это, увы, работает…

О каком-то объективном и гласном расследовании всех обстоятельств резонансного преступления на «Балтиморе» говорить в этих условиях не приходится. Тем более что такие преступления, отмечают «Idel. Реалии», происходят постоянно. Например, на прошлой неделе в Воронежском гарнизонном суде начался процесс над начальником вещевой службы мотострелкового полка Дмитрием Прохоровым, обвиняемым в смерти рядового Степана Цымбала. По данным следствия, офицер избил солдата из-за того, что у него пропали два ящика водки. После этого Цымбал покончил с собой. Но от его родственников тоже наверняка откупятся.

Нарастающий вал преступности в Вооруженных Силах пока приводит только к их большей закрытости. Резонансные истории с Рамилем Шамсутдиновым в Забайкалье и Антоном Макаровым в Воронежской области никоим образом не повлияли на устойчивость кресла министра обороны Сергея Шойгу. Помимо засекречивания данных о потерях личного состава в мирное время, в этом году ужесточены наказания за пользование смартфонами в армии, что, по мнению «Idel. Реалии», может существенно осложнить для пострадавших фиксацию правонарушений в отношении них. Как результат, согласно статистике Судебного департамента при Верховном суде России, только в первой половине этого года по статье «Нарушение уставных правил взаимоотношений» (ст. 335 УК РФ) были осуждены 146 военнослужащих (из них при отягчающих обстоятельствах и с тяжкими последствиями — 67).

Вместо рутинной работы по предотвращению казарменного беспредела, в Минобороны, похоже, делают ставку на иные инструменты. «Idel. Реалии» напоминают, что год назад Шойгу требовал ввести углубленную диагностику психики призывников в военкоматах во время прохождения медкомиссий. Но дело 20-летнего Антона Макарова свидетельствует о том, что ситуация с психологической работой в армии по-прежнему оставляет желать лучшего. Большей частью ее только имитируют, как и многое другое в Вооруженных Силах.

Возможно, что-то здесь изменит пилотное решение Европейского суда по правам человека. В Страсбурге на рассмотрении находится объединенная жалоба родственников троих солдат, совершивших суицид или попытку самоубийства из-за недосмотра психологов. Среди них — призывник из Татарстана Радик Хабиров, которого комиссовали из армии с весом… 28 кг. Он провел в коме 14 месяцев и умер дома.

Адвокат Рамиль Ахметгалиев, представляющий интересы пострадавших, считает, что во всех этих случаях российские власти нарушили Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. А именно — статью 2 «Право на жизнь» и статью 13 «Право на эффективное средство правовой защиты». В частности, при разбирательстве одного из вышеназванных дел выяснилось, что три военных психолога, включая начальника пункта психологической помощи, даже не имели… специального образования.

Зато недавно дочка Шойгу пролоббировала создание в папином ведомстве целого Департамента психологической работы, который возглавила ее подруга Валентина Барабанщикова. Она целый доктор психологических наук, только от армии так же далека, как и многие другие назначенцы Сергея Кужугетовича. Но это не беда.

Денег у Минобороны пока хватает на родственников всех убитых и покалеченных…

 

Олег Нагорный

Вам также может понравиться