Главные новости России и мира сегодня

В закрытых городках Минобороны взращен протестный электорат

В советские времена жить в закрытых военных городках считалось за счастье. Служебная квартира, неплохое обеспечение через военторг, хорошая экология – что еще нужно?

Сегодня ЗАТО (закрытые административно-территориальные образования) Минобороны – одни из самых депрессивных российских территорий. Здесь, как правило, нет нормальной социальной инфраструктуры и приличных магазинов. Здесь убогий жилищный фонд с таким же коммунальным хозяйством. Здесь нет работы для офицерских жен и отставников. И много чего еще нет. Поэтому жители ЗАТО мечтают только об одном – поскорей отсюда уехать. И даже возрожденные при министре обороны Шойгу замполиты при всем желании не в состоянии убедить обитателей ЗАТО, что жить им стало лучше и веселей.

Наглядным подтверждением этому стали результаты голосования по поправкам в Конституцию. На федеральных телеканалах или в ведомственной прессе о них, конечно же, не расскажут, а вот Znak.com не поленился проанализировать, как голосовали в закрытых городках Минобороны, в числе которых 14 ЗАТО Ракетных войск стратегического назначения, 7 ЗАТО Военно-морского флота и 2 ЗАТО Воздушно-космических сил. И анализ этот, как минимум, внушает опасения за то, в чьих руках находится наше ядерное оружие, и не появится ли на флоте новый мятежник наподобие капитана 3 ранга Саблина, решившего открыть советским гражданам глаза на сущность брежневского режима… 

Судите сами. В семи регионах, по сообщению Znak.com, именно закрытые образования РВСН показали… самые протестные результаты голосования! Это Свободный (Свердловская область), Первомайский (Кировская область), Знаменск (Астраханская область), Комаровский (Оренбургская область), Светлый (Саратовская область), Сибирский (Алтайский край), Солнечный (Красноярский край). В некоторых из этих ЗАТО результаты были далеки от средних по региону. Например, в Знаменске за поправки проголосовали 57,4%, а против — 41,59%, тогда как в Астраханской области за — 86,73%, а против — 12,73%. В Комаровском поправки поддержали 51,83%, против выступили 47,46%, а в Оренбургской области средний результат: за поправки — 73,6%, против — 25,29%. 

И это еще не все. ЗАТО Горный оказался на втором месте в Забайкальском крае по протестности голосования, Уральский (Свердловская область), Звездный (Пермский край) — на третьем месте, Молодежный (Московская область), Озерный (Тверская область) — на четвертом месте в своих регионах. Относительно

высокий результат показала только подмосковная Власиха, где находится главный штаб РВСН.

На флоте картина схожая. В Мурманской области, где расположены пять ЗАТО ВМФ, Заозерск показал самый протестный результат (51,23% — за, 47,7% — против). Александровск занял третье место, Видяево — четвертое, Североморск — пятое. А вот ЗАТО Островной удивительным образом показал результат выше среднего по региону. То ли все проблемы там решены, то ли «правильно» посчитали…

Даже ЗАТО Вилючинск в Камчатском крае, где сам Путин занимался решением социальных проблем стратегических подводников, тоже оказался самым «неблагонадежным» в регионе. Куда дальше?!

В то же время закрытые городки Воздушно-космических сил продемонстрировали сравнительно высокую лояльность власти. В Краснознаменске Московской области за поправки проголосовали 78,5% избирателей (результат в регионе — 78,96%), в Мирном Архангельской области — 64,66% избирателей (результат в регионе — 65,78%). Может, там просто боятся связываться со своим суровым главкомом генералом Суровикиным?..

Политолог Александр Кынев, впрочем, считает, что ничего удивительного здесь нет. В интервью Znak.com он сказал, что протестное голосование характерно не только для закрытых военных городов, но и для других структур, где практиковалось принуждение к участию в голосовании. Эксперт назвал две основных причины такого явления. Первая заключается в том, что у власти уже несколько лет подряд наблюдается проблема с голосованием людей, считающихся подконтрольными. Контроль их явки сохраняется, но голосование в итоге становится протестным. Это показатель того, что принуждение для власти может оказаться более опасной технологией по сравнению с банальным вбросом. У людей — свобода воли, поэтому они могут проголосовать как хотят.

Вторая причина — довольно узкая группа электората, поддерживающая Владимира Путина. По словам Кынева, обычно за него голосуют женщины старше 40 лет, часто — одинокие. Это достаточно консервативная и традиционно зависимая от телевизионной пропаганды категория. Ядро «партии телевизора». А вот степень нонконформизма в закрытых мужских коллективах оказывается несколько другой. В то же время, по мнению Кынева, со стороны власти на протестное голосование военных не последует никакой серьезной реакции. В будущем же, по его мнению, на выборах может стать больше вбросов и меньше принуждения. Поскольку это вызывает обратный эффект.

А мы вот считаем, что реакция вполне возможна. Шойгу может еще с большим усердием продолжить начавшийся еще при Сердюкове процесс передачи ЗАТО региональным властям.

Пускай губернаторы отдуваются за то, как проголосовали офицеры и члены их семей…

 

Максимилиан Шульц

 

 

Вам также может понравиться