Главные новости России и мира сегодня

В главный храм ВС РФ будут приходить посмотреть, а не помолиться…

Весь период строительства в Подмосковье главного храма Вооруженных Сил в обществе шла активная дискуссия на тему того, целесообразно ли тратить на этот проект колоссальные средства в то время, как в русской провинции никак не дождутся реставрации сотни, если не тысячи разрушающихся церквей. Теперь дискуссия перешла в другую плоскость – а что, собственно, построили по инициативе генерала армии Сергея Шойгу?

Известный богослов и философ, протодиакон Андрей Кураев считает, что у нашего министра обороны получилось ничто иное, как китч на заданную тему. В интервью Znak.com он обосновал – почему.  

— Храм полностью соответствует своему назначению, — говорит протодиакон. – Это памятник путинской эпохи, проект «Советский Союз 2.0». Московское метро, вынесенное на поверхность земли. Но меня это совершенно не коробит. Это стиль моего детства и моей родной станции «Парк культуры». Кроме того, мой любимый стиль в архитектуре — это модерн начала XX века. И в главном храме ВС РФ есть присущая ему насыщенная цветовая гамма. Но все равно есть ощущение китча…

Китч – и эту позицию вместе с Кураевым разделяют многие – прежде всего заключается в мрачной цветовой гамме, не характерной для православных храмов, пусть даже это храм Минобороны.

— Это памятник эпохи, а эпоха у нас тоже не очень-то светлая. Так что идеальное соответствие стиля и эпохи. В чем живем, то и получили, — настаивает богослов.  

Он обращает внимание, что при освящении храма, хотя день был безоблачным и светило солнце, света здесь явно не хватало даже с учетом стеклянных куполов. Потому во время телевизионной трансляции храм подсвечивали прожекторами — чтобы убавить мрачности. Можно представить, как будет все это выглядеть в обычную унылую московскую погоду…

Но внешнее визуальное восприятие плавно перетекает во внутреннее, перенасыщенное символизмом и явно отвлекающее от того, ради чего люди ходят в храм.

— Икона создается как помощь молитве, а не как препятствие к ней, – полагает Андрей Кураев. — Как в молитве может помочь вознесенный к небу орден Красной Звезды, я не понимаю.

По его мнению, в главном храме ВС РФ предпринята сознательная попытка… помешать людям молиться и задуматься о вещах, совершенно посторонних для спасения души. «Смотрите на элементы внутреннего убранства и вспоминайте рассказанные вам гидом числовые ассоциации», — поясняет протодиакон, акцентируя внимание на том, как как обыграны в новом храме числа 75, 1945, 1418. Он отмечает, что все видели, что согнанные на открытие в храм курсанты и солдаты этот завет свято выполняли. В церковную службу они так и не «вошли», искренне полагая, что здесь, как и в музее, надо смотреть по сторонам.

— Коробочка курсантов стояла напротив шеренги генералов, и складывалось ощущение, что они смотрели на министра обороны, — продолжает Андрей Кураев. — Если министр соизволял креститься, то и вся их коробочка спешила сделать то же самое. А по своему почину и в отдельности — ни-ни. 

Протодиакон подметил и то, что никто из них не подошел к причастию.

— Это позорище! – искренне считает он. — В день освящения огромнейшего храма было всего восемь причастников, и ни один из них не был в форме! Ни генералы не подошли к чаше причастия, ни курсанты, ни солдаты. А только женщины…

По словам Кураева, ни в ком из служивых не было заметно проявления храмовой культуры. То есть умения координировать свои действия с теми или иными моментами службы, жестами и словами священников.

— Когда патриарх и духовенство вставали на колени, никто из них даже голову не склонял, — поясняет он. — Поэтому слова патриарха про единство армии и церкви были отвергаемы поведением тех, кому и о ком он вроде бы говорил…

Кураев полагает, что и в дальнейшем сюда будут наведываться в основном для того, чтобы посмотреть, а не помолиться.

— В этом весь смысл этого артефакта, — объясняет он. — Не важно, в какой форме будут экскурсоводы — в погонах или рясах, но смысл посещения именно в этой политинформации с указанием на огромное наглядное пособие. Людей будут приводить не на молитвы Богу, а для внедрения в них старой советской версии Великой Отечественной войны с заменой «ВКП(б)» на «церковь».

В этом смысле, может, даже и неплохо, что прихожан там по определению быть не может. Храм, напоминает Кураев, расположен на полузакрытой ведомственной территории, где нет местных жителей, которые бы могли сюда приходить. Поэтому то, что построил Шойгу, навсегда останется на госбюджете.

Куда логичней было бы назвать все это филиалом Музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе. По крайней мере, честней…

 

Максимилиан Шульц 

 

Вам также может понравиться