Главные новости России и мира сегодня

В армии травятся этиленгликолем, а «догоняются» «Спутником-V»

Очередная небоевая потеря в Российской армии поставила перед обществом все те же неразрешимые вопросы. Когда в Вооруженных Силах прекратится немотивированный вал солдатских смертей? Почему раз за разом от ответственности уходят должностные лица, их допустившие? Сколько еще цинковых гробов должно прийти в российские города и села, чтобы этим озаботился Верховный главнокомандующий?

5 октября в военном госпитале Североморска, так и не выйдя из длительной комы, скончался 20-летний Егор Воронкин, который в июне был призван на срочную службу в 200-ю отдельную мотострелковую бригаду, дислоцированную в поселке Печенга Мурманской области. Бригада эта уже «засветилась» в СМИ в прошлом году, когда здесь буквально за пару дней отправились на тот свет сразу трое военнослужащих. И вот – еще одно ЧП…

В чем же его причина?

В результате проведенных исследований было установлено отравление этиленгликолем. По версии командования, утром 4 сентября рядовой Воронкин убирался в офицерской палатке и, обнаружив под кроватью пластиковую бутылку из-под минеральной воды «Святой источник», не удержался и сделал из нее глоток. «Источником» оказался… ПОЖ-70 – противооткатный раствор этиленгликоля с антипенной и антикоррозионной присадками, который в армии используют для систем противооткатных гидравлических установок. Кто-то из сослуживцев усопшего бойца подтвердил, что Егор сказал ему в то утро, будто бы махнул нечто содержащее алкоголь. Как говорится, «для храбрости». А для чего понадобилась храбрость?

Эксперты уверяют, что травануться глотком этой гремучей смеси, в принципе, можно, но не до смерти. А чтобы она, костлявая, наступила, надо, простите за цинизм, чем-то «догнаться». Так вот, не исключено, что «догонкой» этой стала вторая доза «Спутника-V», которой, по закону подлости, в тот день кололи личный состав бригады. Через пару часов после укола солдату резко поплохело…

Сначала его отвезли в гарнизонный госпиталь, а уже ночью – в госпиталь Североморска. На этом этапе у него диагностировали еще и аспирационную пневмонию, которая была вызвана забросом рвотных масс в легкие. Когда Веронику Воронкину, мать Егора, пустили к нему в палату, она увидела только синее тело, синие уши и скрюченные руки. Ей объяснили, что с самого начала, еще в гарнизонном госпитале, было упущено драгоценное время.

— Что врачи в Печенге делали на протяжении 12 часов? Они смотрели, как он умирает? Как впадает в кому? Они что – не могли его нормально положить, чтобы он не блевал в себя? Ребенок неоднократно просил позвонить маме, но ни одна сволочь мне не позвонила. Мне позвонил командир только на следующее утро, чтобы сказать, что мой ребенок лежит в реанимации, – приводят «Север. Реалии» слова солдатской матери.

А она знает, что говорит, поскольку работает медсестрой в одной из больниц Мурманска. По ее предположению, Егор мог не знать, что выпил жидкость с этиленгликолем, а прививка от COVID-19, возможно, и спровоцировала ухудшение его состояния. «Может, ему подлили или на «слабо» взяли. Этот этиленгликоль пахнет алкоголем и имеет привкус ликера. Человеку непьющему много заразы этой не надо», – рассуждает Вероника Воронкина.

Гадать теперь можно сколько угодно. В том числе и о судьбе военных медиков из Североморска, которые сжалились над матерью и пустили ее в палату к сыну. Там Вероника покусилась на святое – репутацию Вооруженных Сил! Выражается же это в том, что она сфотографировала своего сына и выложила снимки на своей странице в одной из соцсетей. Их перепечатали некоторые СМИ, после чего против руководства Североморского госпиталя развязали самые настоящие репрессии. Хотя именно здесь медики целый месяц боролись за жизнь Егора. Но отёк мозга нарастал с каждым днем, а жизненные органы отказывали один за другим. «За месяц из красивого молодого человека Егор превратился в живой труп, что пришлось видеть маме, которая каждый день приезжала к сыну», — пишут «Север. Реалии».

А теперь, совместными усилиями командования и военной прокуратуры, ее пытаются убедить, что это было… самоубийство. Егора ведь уже не вернешь, а всем, из-за кого он отправился на тот свет, еще жить и служить надо. Но мать не сдается. Вероника Воронкина хочет, чтобы ответственность за случившееся понесло не только командование части, но и военные медики из Печенги, которые первыми обследовали Егора, сразу не оценив тяжесть ситуации и допустив, чтобы рвотные массы попали в легкие.

Легче ей от этого, естественно, не станет, но чьих-то детей, может быть, спасет…

 

Эрик Осипов

 

Вам также может понравиться