Главные новости России и мира сегодня

В армии Шойгу служат по понятиям

Благодаря безудержной пиар-активности Министерства обороны, у обывателя сложилось мнение, что в Вооруженных Силах сегодня – полная идиллия. Это в армии Сердюкова, Иванова, Грачева или Родионова процветали дедовщина, поборы и прочий беспредел. А в армии, которой руководит Герой России генерал армии Шойгу, этого, естественно, быть не может!

Редкое СМИ сегодня решится нарушить эту информационную идиллию. Времена, как говорится, не те. Зато в социальных сетях можно встретить все, что угодно. Например, открытое письмо, обличающее порядки, сложившиеся в Еланском учебном центре, расположенном в Свердловской области. С этим письмом простая россиянка из Большемуртинского района Красноярского края, которую зовут Рано Пахотина, обратилась ко всем матерям, которые отправляют сыновей в армию Шойгу.

«Руководство военной прокуратуры Центрального военного округа заняло оборонительную позицию и придерживается только одной версии – доведение до самоубийства. Доводы независимого судмедэксперта, профессора с мировым именем, в расчет не берутся. Видимо, командованию удобно, чтобы все оставалось как есть, и в этом учебном центре гибли призывники, наши дети», – написала мать погибшего солдата.

А откликнулся на ее беду лишь интернет-ресурс «Сибирь. Реалии».

Тело солдата-срочника с двумя пулевыми ранениями в голову нашли 19 апреля этого года на стрельбище Еланского учебного центра. По версии следствия, рядовой Артем Пахотин застрелился из автомата Калашникова. Завели уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства». Однако родители Артема не верят, что их сын мог покончить с собой.

Как рассказали они корреспонденту «Сибирь. Реалии», военные следователи за пять месяцев так и не смогли установить ни точное время, ни другие обстоятельства гибели солдата, а все просьбы о назначении дополнительных экспертиз проигнорировали.

— Я ведь не требую ничего сверхъестественного, – говорит Рано Пахотина. – Нам всего лишь нужна правда: точное время смерти моего сына, обстоятельства и причина. Не может быть столько ошибок в одном деле. Ошибся следователь, патологоанатом. Такое ощущение, что они там совсем запутались. Наверное, ждут, что мы получим компенсацию и успокоимся?! Но мне не нужны деньги, они не вернут мне сына. Просто выясните, что там случилось!

Родители Артема не верят уже никому, поэтому ведут собственное расследование. Они обратились к правозащитнику Вячеславу Кушнирову, который долгое время работал в правоохранительных органах.

— Я изучил документы, прочитал заключение судебно-медицинской экспертизы, и у меня возникло много вопросов, – говорит, в свою очередь, Кушниров. – Первый лежит на поверхности. В извещении, которое получили родители 19 апреля, указано, что Артем «умер в результате неосторожного обращения с оружием». В медицинском свидетельстве о смерти, которое датировано 20 апреля, сказано, что «смерть произошла в результате самоубийства». А в медицинском свидетельстве о смерти, которое датировано 30 июля, уже указано, что «род смерти не установлен».

«Как такое может быть?» — задает резонный вопрос правозащитник. Но на него никто даже не пытается ответить!

Родители Артема обратились также к директору Сибирского экспертно-правового центра, заведующему кафедрой судебной медицины КрасГМУ профессору Владимиру Чикуну. Он изучил материалы дела и выдал свое заключение.

Профессор не обнаружил признаков того, что Артем был убит автоматной очередью. По его мнению, выстрелы были одиночными. На оружии, по его словам, нет отпечатков пальцев Артема. К тому же, не было проведено исследование кистей его рук на предмет наличия на них следов копоти, не были обнаружены пули. А значит, невозможно утверждать, что смертельные выстрелы были произведены из автомата рядового Пахотина.

Судя по заключению официальной экспертизы, говорит профессор Чикун, пули вообще никто не искал, и самое главное – не установлено точное время наступления смерти. 9 июля заключение Владимира Чикуна отправили военным следователям, но ответа пока не последовало.

Родители нашли и знакомого Артема, комиссованного из части, где служил их сын. Евгений Земсков рассказал, что денежные поборы в их части были обычным делом. По его словам, сержанты собирали с каждого новобранца 3000 рублей в месяц. При этом жаловаться вышестоящему начальству было бесполезно.

— Командиры нам говорили: «По уставу служить не получится, придется служить по понятиям», – рассказывает Евгений Земсков. – Напряги во время службы, конечно, случались. Это же не курорт. Но все они были решаемы. С некоторыми сержантами отношения не ладились, не со всеми солдатами можно было общаться, просто разные у нас были моральные ценности. Но Артем был очень дружелюбный человек. Мы с ним подружились. И я не верю, что он мог совершить самоубийство…

Формально следствие еще продолжается, но все больше уверенности в том, что по истечении шести месяцев дело закроют, а истина так и не будет установлена. Доведение до самоубийства – версия дальше которой никто не идет. Но даже если так – кто довел, почему? Разве на эти вопросы не надо отвечать?

Другие версии – случайное попадание солдата в зону обстрела или преднамеренное убийство, следствием даже не рассматривались.

Похоже, никто не собирается проверять и информацию о денежных поборах в Еланском учебном центре. Зачем?

Служба по понятиям продолжается. Что в Москве, что в Елани…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться